Главная » 2015 » Сентябрь » 15 » Пишу на ДрагонКоне 2015
14:34
Пишу на ДрагонКоне 2015
Рассвет в Атланте пришел в розовых, цвета сладкой ваты, облаках. Книга, которую я сейчас пишу, была слишком громкой в моей голове, чтобы я смогла спать, так что я отправилась в наименее захламленную часть дома, открыла занавески разного вида и писала. Мы сейчас тут на ДрагонКон опять, и для тех, кто не знает, что это… ДрагонКон это карнавал гиков, Стэн Ли назвал его Марди Гра гиков, а мой муж, Джонатан, сказал позже: «Любой город может устроить Марди Гра, но есть только один Карнавал.» Он прав, и для всех, кто любит научную фантастику, фентези, хоррор, независимо от того, рассказы ли это, книги, сериалы или фильмы, это место чтобы выпустить своего гика. Здесь ожидается 65,000 зрителей, но может быть и больше. Обычно это выход из ежедневной рутины для меня, но в этом году это скорее помеха, чем отпуск.
Мы уезжали в Ирландию и Британию на месяц, мы вернулись домой две недели назад, и сейчас мы на ДрагоКоне. Исследовательская поездка была невероятной и абсолютно необходимой для новой книги, которую я пишу, потому что как минимум половина книги происходит в Ирландии, где я не была. Я думала об этой идее книги несколько лет, но продолжала откладывать ее написание из-за объема путешествий и исследований, которые были необходимы. И есть еще одна книга, действия которой происходят в Англии, которую я откладывала, потому что мне была нужна еще одна поездка. Две книги, которые я откладывала из-за того, что я не хотела отрывать время от рабочего расписания, чтобы путешествовать ради исследования. Но наконец мое воображение сказало: «Ирландская книга следующая. Тащи свою задницу в Ирландию, время пришло.» Я пыталась поспорить со своей музой в прошлом, и я выигрывала. Я удачно поговорила с моей музой, чтобы писать книги в определенном порядке, не этот сюжет, а тот. Я делала так, и книги сами по себе были хорошими, но когда я заставила свою музу писать книгу, которая не была готова, мой писательский процесс был прерван на месяцы. Ближайшее к настоящему писательскому ступору, что у меня было, когда я не писала книгу или рассказ, о котором моя муза говорила, что он следующий в очереди. Я могу запрячь свою музу и заставить ее помогать мне писать книгу, которая должна быть следующей по моему мнению, но как только эта книга в Нью-Йорке, она накручивает меня, или я накручиваю себя, или мое воображение. Назовите это как хотите, это то, что делает меня счастливого, работающего писателя упираться как большая ломовая лошадь, которая нужна для того, чтобы тянуть телегу. Лошадь поднимает копыто и говорит: «Мне больно, разве ты не видишь? Я хромаю. Ты заставила меня работать, когда я не была готова, на дороге, которую я не была готова пройти, и я поранилась. Видишь?»
Нет, моя муза не приходит ко мне в виде лошади, или говорит со мной напрямую, но метафора достаточно точная. Иногда муза толкает меня, посылая меня все выше и выше в безоблачное голубое небо, это дни радости, когда слова текут как магия. Но в основном мы работаем вместе, выбирая наш путь через каменистое поле книги, когда плуг цепляется за камни, старые древесные корни и другой мусор. Когда все работает хорошо, мы с моей музой отличная команда. Мы хорошо работаем вместе, она и я, или он и я. Традиционно в мифологи музы – женщины, так что я говорю, она. Я не имею в виду реальную музу, человека, который вдохновляет на творчество, это абсолютно другая тема, и не тот тип музы. Когда я говорю, муза здесь, я имею в виду вспышку внутри, которая помогает творить и и закончить работу. Многие люди придумывают хорошие идеи, даже отличные, но очень немногие действительно записывают историю, заканчивают ее, переписывают, пока она не готова, чтобы отправить ее в издательство и редактору, и затем высылают. Моя муза не только вдохновляет меня, она помогает работать, или помогает мне быть вдохновленной день за днем. Сейчас она не показывается на работе вовремя, но я все еще за своим столом и печатаю, и иногда она чувствует активность и приходит посмотреть через плечо. Иногда она думает, «Достаточно хорошо, и иногда она думает, мы можем лучше.» Рей Брэдбери однажды сказал, «Муза не может сопротивляться работающему писателю.» Он прав.
Обычно, ДрагонКон это то, что освежает меня и мою музу. В этом году поездка в Европу была такой длинной и настолько заполненной информацией, что я не закончила укладывать все это в голове. У меня есть много книг, которые я нашла в Ирландии, которые, если поставить их друг на друга, будут выше, чем я. Мне нужно время, чтобы написать книгу, действие которой происходит тут, в Америке, чтобы прочитать свои заметки и посмотреть фотографии из Ирландии. Я никогда не пробовала делать так много исследований в то время, когда я пишу книгу. У меня есть процесс для каждой книги, и в основном все одинаково для каждого проекта, но каждая книга немного другая. Это как свидания, вы можете пойти в тот же ресторан, но опыт будет абсолютно уникальным, потому что человек напротив вас уникален. От того, как вы общаетесь за столом до того, как вы держитесь за руки, или если будет секс после, или нет. Книги похожи на это, каждая уникальна, даже если нужно сделать исследование, написать, переписать, редактировать и издать, процесс тот же самый, но разный. Опять же, это как свидания, потому что если бы все свидания были бы одинаковые, то вы бы спали со всеми, или женились, но вы так не делаете. Разница в том, что вам требуется пересечь финишную черту с каждой книгой. На реальном свидании вы можете пообедать, пожать руки и отправиться домой в одиночку, потому что это то, что вы хотите, но с книгой, мне нужно найти способ полюбить свою книгу достаточно, чтобы сделать гораздо больше, чем рукопожатие в конце.
Для меня даже пропущенный день работы над книгой, которая идет хорошо, пускает под откос неделю работы, если не больше. Я была очень уставшей, когда мы все отправились спать прошлой ночью тут, на ДрагонКоне, но я проснулась рано с книгой, требующей написания. Я хотела закончить сцену, которую писала вчера, что я и сделала. Это первый раз, когда я успешно работала на ДрагонКоне, потому что, как я и говорила, это обычно ожидаемый перерыв, но не в этом году. В этом году моя голова полна Ирландией и всем, что мы видели, делали и выучили там. Я продолжаю думать обо всех исследовательский книгах. Некоторые я абсолютно точно должна прочитать, прежде чем примусь за вторую часть книги, другие могут быть полезны или просто дать больше информации, которая не влияет напрямую на написание книги. Есть еще и третий тип книг, которые совершенно точно не попадут в книгу, но необходимо иметь в голове. Я не могу объяснить эту разницу, но я ее вижу, и я знаю, эта разница достаточно тонка, но очень важна для писателя.
Сейчас я одна в комнате, а мои любимые люди занимаются разными вещами. Они наслаждаются костюмами, фотографируют, общаются с друзьями, посещают вечеринки, и делают другие вещи, которые я не особенно люблю или понимаю. Я в комнате с приглушенным светом, так что я могу смотреть в окно на ночную Атланту из-за стола. Это отличный вид чтобы писать, что я и делаю. У меня есть наушники, чтобы слушать музыку, которую я слушаю и дома, когда пишу. (я всегда выбираю музыку для книги и слушаю ее до тех пор, пока она мне окончательно не надоест. Иногда я не могу слушать эту альбом или исполнителя опять, музыка настолько сплетается с определенной книгой, что я никогда не смогу получить от нее удовольствие.) В тот момент, когда музыка приходит к моей музе, я готова к работе, потому что это музыка для этой книги. Некоторые писатели лучше работают в тишине, но мне нужна музыка большую часть времени. Единственная отличающаяся вещь, это то, что я пишу на моем АйПаде. Я написала большую часть Мертвого Льда, последнего романа об Аните Блэйк, на АйПаде, потому что мы были не дома зимой, и моего компьютера не было со мной. Это была первая книга, которую я написала в основном на йПаде, и сейчас новая книга тоже пишется в основном на нем, потому что я знаю, что буду много путешествовать, пока пишу, и будет удобно иметь один компьютер. Так и есть, и это напомнил мне, что большую часть ранних книг я написала на одном из первых портативных компьютеров. Я могла писать в ресторане или на детской площадке, когда моя дочь была маленькой. Это сильно мне помогло писать в самолетах, отелях, где угодно. Одна и та же музыка, один компьютер, непрерывность хорошо мне помогает.
Я пыталась спуститься и поиграть с моими любимыми людьми сегодня, но толпа это не для меня. Слишком много движения, слишком много вещей, за которыми надо следить, слишком много хаоса, так что я поцеловала их на прощание и вернулась в комнату. Я получила достаточно внимание на сегодня на автограф сессии. Было приятно увидеть всех, и спасибо тем, кто стоял в очереди часы за автографом. Вы молодцы!
Так что, на вечеринке года для гиков я сижу в темной комнате и печатаю. Книга громыхает в моей голове, и я надеюсь закончить еще одну главу сегодня, до того, как вернется моя семья с вечеринки. Я не в настроении играть, мне нужно работать, я хочу работать. Но если бы я не наслаждалась одиночеством в комнате только с моими воображаемыми друзьями, я не была бы писателем, и я определенно не была бы самым продающимся писателем с сорока книгами на моем счету. Я пыталась научиться играть, и у меня получается лучше, чем когда я только начинала, но, в конце концов, писательство это моя игра. Мне кажется, я забыла об этом на время, и немного запуталась со сроками, которые уже близко, так что я начала видеть писательство как наказание, не как награду. Если вы делаете что-то слишком долго и слишком усердно, вы можете вытеснить удовольствие из этого, и я сделала это для себя и моей музы. Мы работали в одной упряжи за гранью нашей возможности распахать прямую линию или позаботиться о себе. Теперь я помню, книги это моя игра, независимо от того, чтение это книг, или их написание. Моя муза и я сидим в темной комнате вместе, мы пишем, и мы довольны.


Перевод MaryVanHelsing
Просмотров: 217 | Добавил: БЕЛЛА
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вверх