Главная » 2015 » Август » 31 » Любовь, ненависть, безопасность, и писатель
14:59
Любовь, ненависть, безопасность, и писатель
Из блога Лорел Гамильтон
28 августа


Я в самолете, летящем из Англии в Америку. Мы отсутствовали месяц. Я никогда не покидала дом так надолго, кроме разве что тура в поддержку Нарцисса в цепях, который состоял из двадцати шести городов за двадцать восемь дней в октябре сразу после 11 сентября. Я никогда не делала таких длинных туров. Частью этого был тот факт, что никто не знал, как вести себя в аэропорте. Мои дела закончились автоматическим оружием, направленным на меня в Сент-Луисе очень нервным мужчиной в камуфляже за попытку сделать фотографию в охраняемой зоне. Он приказал мне : «Не двигайтесь и опустите камеру». Это было как комедийный скетч, только оружие было настоящим, и я сказала: «Да, сэр, только как я могу не двигаться и опустить камеру?». Я не пыталась казаться смешной, я честно не хотела делать чего либо, что заставит его нервничать больше, нервозности было и так достаточно, спасибо.
Я не знаю, что случилось бы, если бы другой мужчина в камуфляже выше в звании не подошел бы и не попросил его опустить оружие и объясниться. В тот момент на мне была дизайнерский юбочный костюм и высокие каблуки, так что я выглядела скорее как обычный путешественник бизнес класса, а не как плохой парень, думаю, плохие парни не шутят и не выглядят как все остальные.
Офицер сказал : «Не фотографировать в охраняемой зоне»
Я сказала: «Хорошо, никаких фотографий. Я могу опустить руки?»
«Да, и уберите камеру»
«Конечно» сказала я, радуясь указаниям, которые я могу исполнить.
Это во многом определило настроение тура. Джонатан проверял сообщения Управления Гражданской Авиации каждый день, пытаясь понять, что нам можно было пронести на борт, а что нет. В одном аэропорту они забрали маникюрные ножницы, как оружие, а в другом мои щипцы для подкручивания ресниц.
Я сказала: «Если я могу захватить самолет со щипцами для подкручивания ресниц, то он заслуживает быть угнанным». Работника аэропорта это не развеселило.
Мы были в Сан-Франциско, когда из-за угрозы взрыва закрыли аэропорт на часы, пока мы стояли вне здания. Подозрительный багаж, как оказалось, не содержал ничего подозрительного, но к тому времени мы уже привыкли получать инструкции от людей, одетых как деревья. Джонатан и я обсуждали варианты, что мы стояли с нашим большим багажом, когда мы увидели Гвардейцев, бегущих из здания. Месяц в дороге без возможности остановиться для стирки или прачечной подразумевает, что у вас действительно много багажа.
Это так же был тур, в котором я столкнулась с недовольной поклонницей в дамской комнате. Довольно высокая женщина, возможно, она и не была выше шести футов, а только казалась высокой, когда она прижала меня к стене и загнала в угол (люди часто кажутся выше, когда угрожают вам). Она была зла из-за новой книги, из-за того, что Анита занималась сексом с кем то, кроме Ричарда, и зла на меня из-за добавления новых мужчин в жизнь Аниты, и недовольна тем, как повернулся сюжет всей серии в Нарциссе в цепях.
Никогда не спорьте с сумасшедшим человеком, не разрушайте их заблуждений, просто соглашайтесь с ними, иначе они могут стать еще более агрессивными. Хорошо, я сказала женщине, что я тоже недовольна тем, как продолжается серия. Я придумала Ричарда, чтобы он женился на Аните, и мне не нравится, что они не работают лучше как пара. Мне не нравится обилие сексуального контента. Я полностью соглашалась со всем, что она говорила, и наконец, она подмигнула мне и опустила руки. Почему? Потому что большинство людей хотят быть хорошими, и это значит, что они хотят заставить жертву сделать что-то, что оправдает их насилие. Им нужно обвинить жертву, она меня заставила сделать это, это была ее вина, так что они не хотят видеть себя злодеями. Я не дала ей повода или оправдания для агрессии, так что она ушла. Она не осталась на автограф-сессию. Я даже не сказала о произошедшем Джонатану, пока не кончились вопросы-ответы и автограф-сессия. Я думаю, я была в шоке. Я имею в виду, кто-то проявил агрессию из-за того, что мой вымышленный персонаж бросил ее любимого вымышленного бойфренда, Ричарда. Это было слишком сюрреалистично, даже бессмысленно. Я имею в виду, кто проявляет насилие из-за того, как автор пишет ее собственную серию? Эта женщина была единственным человеком, который проявил активную агрессию в этом туре. Но она не была единственным, кто был зол из-за новой книги и нового мужчины в жизни Аниты Блейк. Мы получали самые злые и грубые вопросы в этом туре. Это было началом вопросов поклонников о том, как хорошо оснащен мой муж, да, вы все читаете правильно. Первый раз, когда они спросили, я была просто в шоке, сейчас мы к этому уже привыкли. Мы даже превратили это в веселый момент, потому что это спрашивают минимум раз за тур. Джонатан помогает мне превратить это в шутку, и нет, мы не отвечаем на вопрос. Так же я не отвечаю на вопросы о Жан-Клоде, Ричарде или Мике, о которых спрашивают чаще всего насчет размера. Я говорю «Если бы они были реальны, и действительно мои бойфренды, я не рассказала бы, насколько хорошо они оснащены» или, «Я не целую и рассказываю».
Это так же был первый тур, в котором кто-то назвал Аниту и меня шлюхой. Опять, шокирующе в первый раз, а сейчас мой ответ милой даме (всегда даме), когда она прижимает к груди подписанную книгу (они всегда ждут, пока я сначала подпишу книгу) и наклоняется, чтобы большинство поклонников не расслышали, таков, «шлюха получает деньги за секс. Ни я ни Анита не получают денег, так что технически мы не шлюхи». Женщина подмигивает, обдумывает это, потом кивает, соглашаясь, и уходит удовлетворенная в определенном смысле.
Почти все действительно грубые и злые вопросы прекратились, когда мы обзавелись заметной охраной для тура, что означает, что быть невежливым это выбор, выбор направить свою злость на меня. В туре Нарцисса так много людей злилось, что Анита бросила Ричарда, что я перечитала сцену, которую написала, думая, что запомнила ее неправильно. Нет, Ричард бросил Аниту, и никак иначе, но некоторые поклонники не заметили этого.
Я получала другие угрозы против меня и людей, которых я люблю. Достаточно, чтобы влияния разных вкусов вызвали изменения в последние десять лет. Я помню местного детектива, когда мы пришли к нему с угрозами, которые какие-то неосторожные люди оставили там, где мы можем получить отпечатки с них:
«Вы написали что-то об их семьях?»
«Нет»
«Вы написали что-то религиозное, с чем они не согласны?»
«Нет»
«Что-то политическое?»
«Я пишу о вампирах, зомби и оборотнях, которые настолько вымышленные, насколько вы можете представить»
«И они хотят убить вас из-за этого?»
«Возможно» сказала я.
Он посмотрел на меня, покачал головой, и сказал: «Это одна из самых безумных вещей, которые я когда-либо слышал».
С тех пор я узнала, что вы не захотите быть в списке самых безумных или худших вещей полицейского офицера, которые он когда-либо видел, слышал, обонял или испытал.
Полицейские говорили мне не рассказывать обо всем этом все эти годы, потому что это может спровоцировать распространение безумия, но наступает момент, когда ты просто говоришь, хватит. Я была действительно испугана, когда все это происходило. Я помню, как я стояла в книжном магазине, думая о том, что они знают, как я выгляжу, а я не знаю, как выглядят они, и я чувствовала себя очень беззащитной. Это был год, когда я «увидела слона». Как говорят о первопоселенцах, которые пытались отправиться на запад, но возвращались обратно на восток, потому что это было слишком. Увидеть слона значит увидеть что-то настолько большое, пугающее и неожиданное, что вы сдаетесь. Я не отказалась от туров. Я наняла охрану. Я не отказалась писать книги так, как мне хочется, или так, как персонажи хотят быть написанными. Я начала посещать тренажерный зал и получила разрешение на ношение оружия. Я стала одеваться более агрессивно, с рокерскими надеру-твою-задницу ботинками, и мое поведение на публике стало гораздо более агрессивным. Я взяла свои реплики от стэнд ап комедиантов и заставляю отступить грубых поклонников от побережья до побережья, потому что словесные нападки будут встречены тем же.
Я рада, что многие из вас любят мои книги, и что мои персонажи выглядят настолько реально, что вы эмоционально вовлечены. Я никогда не думала, что напишу книгу, которая будет номер один по продажам в стране, или номер один в списке Нью-Йорк Таймс или Паблишерс Викли, или США Тудей. Я никогда не мечтала, что мои книги будут переведены более чем на двенадцать языков, или будут продаваться миллионами. Я никогда не думала, что смогу обеспечить своей семье тот стиль жизни, к которому они привыкли только лишь написанием книг. Большинство писателей не получают даже минимальной заработной платы, но не я. Это очень круто, и абсолютно неожиданно. Спасибо вам за то. Что вы читаете и любите мои книги настолько, что мои воображаемые друзья становятся вашими друзьями. 99% моих поклонников самые милые и самые лучшие люди на планете. Вы все удивительные! Так зачем говорить о таком малом проценте? Потому что я готова говорить об этом, и потому что это может помочь кому-то еще, спасти другого автора от переживания подобного, или заставить поклонника переменить свое мнение с негативного на позитивное. Ненавистники будут ненавидеть, и ничего этого не изменит, я пишу не для ненавистников, а для тех людей, которые видят ненависть и думают, «О, это только слова. Они не причиняют никакого вреда.» Правда? Это похоже на то, как кто-то, рассказавший расистскую шутку, говорит «Я не расист, это просто шутка.» Но если один человек слышит шутку, и она расистская, вы только что подтвердили, что они не одиноки, потому что они вам нравятся, значит, вы расист тоже, в противном случае, вы бы не говорили, что это шутка. И если вам очень не повезло, и расист, который слушает вашу шутку, достаточно безумен, чтобы превратить шутку в реальность. Поверьте мне, сумасшедшие тут и ищут эхо их собственной мании, чтобы выплеснуть свою агрессию в реальные действия. Все еще думаете, что ваше агрессивное общение в интернете не наносит вреда? Ну, тогда я не могу помочь вам, вы продолжаете ненавидеть. Как мне кажется, люди слушают тех, кто заставляет их чувствовать себя менее безумными, тех, кто говорит, что это нормально – сделать что-то плохое. Вы говорите им, что это нормально, потому что вы ненавидите так же, как и они.



VFL.RU - ваш фотохостинг


Перевод MaryVanHelsing
Просмотров: 240 | Добавил: БЕЛЛА
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вверх