Fall of Anita Blake (Падение Аниты Блейк) - Страница 2 - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Miledy  
Форум » ТВОРЧЕСКИЙ МИР » Фан-фикшн на тему Аниты Блейк » Fall of Anita Blake (Падение Аниты Блейк)
Fall of Anita Blake (Падение Аниты Блейк)
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:32 | Сообщение # 21

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
Здание больницы для оборотней представляет собой Г-образное двухэтажное здание из красного кирпича, находящееся в непрестижном районе на восточной окраине города. Его крышу можно увидеть с федерального шоссе, все остальное скрыто разросшимся кустарником, заполонившим огромный пустырь между зданием и шоссе. Окружающее пространство усеяно заброшенными зданиями, складами, заляпано раствором и покрыто кучами брошенных строительных материалов. Если смотреть с шоссе, то так же можно заметить огромное недостроенное здание, куда и предназначались эти материалы. Причина, по которой строительство было остановлено, мне неизвестна, но, когда это случилось, Маркус, прежний Ульфрик вервольфов, выкупил то здание, которое было достроено, и устроил в нем больницу. То, как выглядит окружающая здание территория, не волновало ни Маркуса, ни Ричарда, поэтому и я старалась не заострять на ней внимание. Ближайшие жилые дома находились метрах в двухстах, поэтому оборотни могли себя чувствовать в безопасности, впрочем, как и люди.
Потайная комната находилась в подвале – часть его отделили кирпичной стеной и придали ей нужный вид, создав иллюзию «двойного дна» в масштабе огромного здания. Скрытую часть в свою очередь разделили в соотношении один к трем – получился тамбур, где сейчас сидела охрана, и собственно больничная палата, где лежали и целовались я и Жан-Клод. Оставалось всего 6 часов до момента расставания, поэтому я яростно целовала его, стараясь запомнить его запах, его вкус, ощущение от его волос. Черт! Если бы он потребовал пробежать по главной улице Сент-Луиса голышом, я бы это сделала не раздумывая, потому что знала – когда мы расстанемся, огромная часть меня умрет. Я ни на йоту не разделяла энтузиазм Жан-Клода и Ашера, основанный на том, что Белль Морт даст волю чувствам – мужчины вообще склонны помнить только хорошее при разводе, так что отдавала сейчас всю себя, как никогда ощущая стремительно утекающее время.
Загудел сотовый, но я не хотела прерывать поцелуй, поэтому вытащила его из кармана джинсов и бросила на пол – ударившись об него, сотовый замолчал, и я запустила руку под кожаные штаны Жан-Клода. Через секунду сотовый зазвонил снова, пол был выложен кафельной плиткой, и, скользя по ней, телефон издавал премерзкий звук, ассоциирующийся у меня со скрипом ножом по стеклу.
- Жан-Клод, подожди, посмотрю кто это, - я попыталась левой рукой дотянуться до телефона, но не хватало каких-то сантиметров, другой рукой легко толкнула его в грудь, - Блин, слезь с меня, чуть-чуть.
Он приподнялся на локтях и я смогла зацепить телефон кончиками пальцев. На экране высветился уже известный мне номер Бобби Ли, поэтому я без колебаний приняла звонок.
- Полиция оцепляет территорию! Анита, сидите тихо и не покидайте укрытие! – И тут он задал вопрос, от которого я на какое-то время потеряла дар речи, - Могла ли Кэтрин выдать полиции местонахождение тайника и то, что ты находишься в здании?
- Ни в коем случае, - я была уверена в том, что говорю, - Могли они выяснить это по звонкам?
- Нет, при таком способе связи, нет, - Я чувствовала, как Бобби Ли успокаивается, - если не искать специально, найти тайник нереально. Все, конец связи.
Жан-Клод уже был на ногах, я почувствовала, что за дверью что-то стремительно приближается, схватила с кровати пистолет и замерла, медленно выдыхая воздух, готовая стрелять. В проеме распахнувшейся двери стоял Ашер.
- Нужно уходить! - Он сделал вид, что не заметил направленное на него оружие, - Жан-Клод, я смогу унести Аниту в безопасное место, нужно только выбраться из здания!
Я поставила пистолет на предохранитель и засунула его за пояс. По воздуху? Совсем не любимый вид транспорта для меня… Чтобы добраться до ближайшего окна, нужно подняться из подвала в коридор, пробежать по нему десяток метров и еще метров пять направо, но я колебалась, неспособная принять решение – Бобби Ли сказал сидеть тихо, весь же мой опыт требовал бежать. С какой целью полиция приехала снова? Они знают, что я жива, но больницу уже обшаривали, зачем еще раз? Если они думают, что меня сюда перенесли уже после первого обыска, то тогда все в порядке, но если нет?
Я выругалась и высказала свои сомнения двум присутствующим вампирам, переложив ответственность на них. Жан-Клод не колебался.
- Уходим. Прямо сейчас, - Жестом он отправил Ашера вперед на разведку, развернулся, одним движением сгреб ножи с пола и бросил их на простыню. Охранники отправились вместе с Ашером, но мы не успели подняться в коридор первого этажа, впереди послышались крики.
- Оружие на пол! Руки за голову! На колени! - И тут же загремели выстрелы.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:32 | Сообщение # 22

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
Глава 8

Время замедлилось и одновременно случилось несколько событий:
Жан-Клод отшвырнул меня обратно в комнату, в результате чего я влетела в дверь и покатилась по полу, растерянная и злая, как черт.
Использовал метки и объединил наши разумы в одно целое, я увидела мир глазами Жан-Клода - хлынул поток ощущений, образов, мыслей и я растянулась на полу, неспособная думать. Я/мы чувствовали и слышали вооруженных людей, стоящих на первом этаже, там, где начинался спуск в скрытую часть подвала. Они пахли страхом и к запаху страха примешивался запах металла, пластмассы и кислый запах использованного оружия.
Мешая думать, сладко и вкусно пахло кровью раненного оборотня, и мы приказали Ашеру – «унеси его». На выходе из «тамбура» на лестницу не было двери, и один из крысолюдов, спрятавшийся за небольшим выступом, несколько раз выстрелил в сторону первого этажа.
Я почувствовала руки Ашера, поднявшего меня с пола и положившего на кровать, но это ощущение прошло констатацией факта – «Она в безопасности, можно не следить», и Мы занялись более важными делами. Жан-Клод потянулся к Истине и Нечестивцу, взятых с собой в качестве телохранителей и оставленных снаружи, и стены рухнули – их глазами Мы увидели все, что происходит вокруг больницы - органы чувств двух вампиров сообщили, где находится каждый человек, во что он одет и какое у него оружие. Вокруг здания стояли полицейские машины, разгоняя темноту мелькающим красно-синим светом, но Истину и Нечестивца беспокоили не обычные полицейские - на стоянке темными кубическими фигурами выделялись машины Мобильного Резерва. Братья стояли на краю крыши, и Мы приказали узнать, что происходит внутри – они вытащили оружие и размытыми тенями метнулись в люк, ведущий на второй этаж. Вид из их глаз представлял хаотичное мелькание картинок – вампиры бегут, и все вокруг смазывается от скорости - остановились возле верха лестницы со второго на первый этаж, и через них Мы устремили силу вниз, прощупывая пространство.
Должностная инструкция не разрешала штурмовикам Мобильного Резерва пользоваться крестами, поэтому Истина и Нечестивец могли чувствовать себя в полной безопасности среди них. Шестеро штурмовиков расположились возле люка, о чем-то ожесточенно переговариваясь, по двое стояли возле каждой из двух лестниц, соединяющих этажи. Мы решили, что нужно захватить одного из них, потому что к недоумению Жан-Клода по поводу таких действий полиции добавилось и мое, и наше совместное решение заставило Истину и Нечестивца мягко спланировать за спины штурмовикам, и наша воля подавила их разум – объединенная сила позволила это сделать без зрительного контакта. «На крышу их!» и вампиры снова показали тошнотворное мельтешение образов.
Штурмовиков прислонили к невысокому ограждению на краю крыши, сорвали с них шлемы и начали допрос. Это оказалось похоже на просмотр видео с камер наблюдения – Мы могли просматривать их память, при необходимости заставляя показывать интересные подробности, но ключевой оказалась одна сцена, показанная Мендесом. Как только я услышала это имя и увидела лицо, память услужливо вытолкнула из себя поток образов, связанных с этим человеком, но я не хотела этого, и Жан-Клод заставил память закрыться.
… - Есть информация! – Вид запыхавшегося сержанта Хадсона, врывающегося в дверь, заставил его пролить кофе, десятую чашку, выпитую за сегодня, - Источник из РГРПС сообщил, что наш объект скрывается вампирами в ликантропской больнице.
Мендес только сделал жест «Как меня все достало».
- Больницу же вчера обыскивала полиция, - Янг, дремавший до этого в кресле, слегка оживился.
- А вот сейчас самое интересное, парни! Я держу в руках ордер на арест Аниты Кэтрин Блейк, подписанный судьей МакКоней и инициированный Рудольфом Старром, начальником РГРПС.
- Сержант, мы все еще не поняли про больницу – полиция проглядела Блейк?
- Оборотни устроили тайник в подвале, и в данный момент она там. Общий сбор! Все на инструктаж!
Инструктаж оказался очень коротким и группе прямо сказали – если объект пострадает от их прямых или косвенных действий, то сержант уволит каждого из группы с такой рекомендацией, что они никогда больше не найдут приличной работы. Общее недоумение вызвала причина обвинения, на которой был основан ордер – причастность к убийству с особой жестокостью Берта Вон и Мэри Стерн.
… Мы вырвались из воспоминаний Мендеса и Жан-Клод рывком переместил внимание на Цирк Проклятых, пробежался по находящимся там вампирам, выбрал наиболее сильных и мы вбили в них приказ – «Ко мне, сейчас».
Мы обратились внутрь себя, нашли связь, к которой был присоединен каждый подвластный Жан-Клоду вампир и через нее бросили нашу волю, заставив их поделиться силой. Полученную силу разделили между собой, двумя вампирами на крыше и шестью вампирами, летящими от Цирка Проклятых. А потом Жан-Клод воспользовался этой силой и присоединил их к Мы - я задохнулась от потока информации, сообщаемой новоприсоединенными. Голова раскалывалась от боли, потому что я не могла вместить и осознать все это, и Жан-Клод отпустил меня, отключил от общего сознания, и я вывалилась в реальный мир, крича от ужаса, потому что увидела план Жан-Клода.
Все произошедшее заняло не более двадцати секунд - я слышала звон от скачущей по полу гильзы, и, благодаря Жан-Клоду, знала, что охранник сделал только третий выстрел.
Часть меня, позволяющая наблюдать за происходящим с холодным интересом, получила ответ на вопрос – «Почему штурм поцелуя вампиров в ночное время, если Мастер поцелуя предупрежден, в 99% случаев приводит к кровавой бойне среди нападающих, при этом Мастер всегда уходит?». Я предполагала, что сильные Мастера Вампиров могут делать что-то подобное, но первый раз увидела процесс организации обороны изнутри, и это было невероятно, потрясающе, сногсшибательно.
Я ударила кулаком по стене, болью пытаясь отгородиться от Жан-Клода, снова думать самостоятельно. Твою маааать! Он собрался внезапной атакой перебить штурмовую группу Мобильного резерва, вошедшую в здание, не дав им возможности сообщить о нападавших, и через крышу утащить тела в заброшенный глиняный карьер, куда уже неоднократно прятали остатки оборотневых разборок. Поэтому он и выбрал вампиров, способных летать, и сейчас ждал только их прибытия для начала атаки - для Жан-Клода полицейские были не более чем фигурками на шахматной доске, они не были реальны, и когда я оказалась слита с ним, не имея собственного мнения, я уничтожала бы их вместе с Жан-Клодом.
Нужно его остановить!



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:33 | Сообщение # 23

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
Попытавшись вскочить с кровати, я уткнулась в Ашера, про которого совсем забыла за всей суматохой. Он сидел на краю кровати и неуловимым движением уложил меня обратно, прижимая за плечи.
- Ашер, пожалуйста! – Я не собиралась бороться с четырехсотлетним вампиром, потому что меряться с ним силой бессмысленно, - пусти меня к Жан-Клоду!
Он не отпускал руки и молчал, и я поняла, что Ашера сейчас здесь нет, здесь просто автомат, выполняющий приказы Жан-Клода и придется действовать по-другому.
И тогда я заорала.
- Жан-Клод! Остановись! Поговори со мной! – ничего не изменилось, Ашер все так же молча прижимал меня к кровати и я могла ерзать по ней, не более. Блин! Что же делать? Я понимала, что хочет сделать Жан-Клод, и план выглядел идеальным с его точки зрения, но для меня он был невозможным! Потянувшись через метки, я снова попала в странное общее сознание, составленное из входящих в него вампиров, и бросила все силы на то, чтобы закрыться от всех, кроме Жан-Клода.
- Жан-Клод, что ты хочешь устроить? Не терпится повоевать? – Стоп, не стоит сейчас орать на него, - Пожалуйста, дай всего пару минут, если я не смогу тебя за это время переубедить, тогда черт с тобой, действуй!
Никакого ответа, но я почувствовала, что он обратил на меня внимание.
- Обвинение смехотворно, Кэтрин вытащит меня из участка сразу же, как только докажу наличие алиби. Задумайся! Совет Вампиров запрещает нападение на полицейских и, даже если ты сделаешь все чисто для человеческой полиции, Совет может воспользоваться этим для обвинения тебя. Ты разрушишь все, что мы сделали вместе, - я почувствовала, что теряю его внимание, поэтому говорила все быстрее, погружаясь в отчаяние, - Если меня не освободят к четырем утра – действуй как считаешь нужным! Пожалуйста! Они ни в чем не виноваты, Жан-Клод, умоляю, не заставляй запомнить тебя таким!
Связь группы разрушилась, и я поняла, что победила. Ашер снова стал собой, но продолжал меня удерживать.
- Отпусти!
- Если разрешит Жан-Клод, - он прошептал это, склонившись и легко коснувшись губами моей щеки.
- Ma petite, у тебя есть время до трех утра, - Жан-Клод стоял возле кровати и смотрел на меня, и я не могла понять этот ничего не выражающий взгляд – он впервые за вечер закрылся щитами, - Если они попытаются удержать тебя дольше…
- Обещаю, что в этом случае сама сделаю все для освобождения, - я лежала распятая, и это мне все больше не нравилось, - Да скажи же ему меня отпустить!
- Ашер!
Ашер убрал руки без каких-либо возражений и помог мне встать, но его взгляд и выражение лица выдали его мысли – то, что я лежала беспомощная, дико его завело и я вспыхнула от смущения, потому что подобные намерения с его стороны оказались неожиданными. То есть я знала, что он увлекается садомазо штучками, но никогда он не пытался предложить что-то подобное.
Освободившись, я быстро привела в порядок одежду, отдала пистолет Жан-Клоду и направилась к выходу - с момента первого выстрела прошло не более трех минут, и я надеялась успеть до того, как нападающие повторят попытку. Как я поняла, штурмовая группа Мобильного резерва, сунувшись в люк и обнаружив там вооруженную охрану, от неожиданности начала стрельбу, ранив одного из крысолюдов.
- Хэй, говорит Анита Блейк, назовите себя, - я предусмотрительно встала за углом. Голова кружилась от усталости и недосыпа, я прислонилась лбом к холодной стене, заставляя себя встряхнуться. Ну что они там застряли?
- Сержант Хадсон, Мобильный Резерв Сент-Луиса. Анита Кэтрин Блейк, у меня ордер на ваш арест, выходите с поднятыми руками, - Сержант Хадсон был порядочной скотиной, во время завершающей охоты на Витторио в Сент-Луисе он обрушил на меня все свои комплексы, связанные с женским полом, моим ростом и моей личной жизнью. И сейчас он боялся, очень боялся. Возможно, чувство самосохранения подсказывало, что он как никогда близок к смерти. Сделав несколько резких вздохов, я пошла вперед – «у тебя всего три часа, Анита».
- Будьте готовы, я начинаю выходить на лестницу, - я поднялась на третью ступеньку и вспомнила, - Жан-Клод! Нужно вернуть на место тех двоих, иначе сейчас начнется сумасшедший дом! И пусть им подчистят память. Еще! Постарайся связаться с Кэтрин и... пожелай мне удачи!
Я очень не люблю, когда на меня наставляют оружие, особенно если в этот момент сама безоружна, но, когда я поднялась из подвала с поднятыми руками, моя физиономия излучала доброжелательность и готовность сотрудничать. Хадсон снизошел до меня и лично надел наручники, затянув их за спиной, быть может, этим он хотел спасти мое самолюбие?
- Миз Блейк, я понимаю щекотливость ситуации, но обвинение довольно серьезное, я вынужден это сделать, - он дернул за наручники, затягивая их еще сильнее, прижав этим к себе, - Так нормально?
Жан-Клод коснулся меня и отправил ряд образов: «Мы снова делаем объединение», «я делаю рывок руками», «цепочка наручников рвется с сухим щелчком», «готовые к нападению вампиры, стоящие на втором этаже» – он спрашивал, уверена ли я в том, что делаю? Я ответила - «Все нормально, просто подожди».
Я повернулась к Хадсону и посмотрела ему в глаза, он отшатнулся. Черт, с момента объединения глаза еще не пришли в норму?
- Посмотрите на часы, сержант Хадсон. Сколько сейчас времени?
- 12.37, маршал Блейк.
- Это значит, что я не сплю уже пятнадцать с половиной часов, поэтому прошу всех просто сделать свою работу. Вы выполнили ордер, я перед вами в наручниках, зачем еще мы здесь торчим?
- Вы даже не спросите, за что арестованы?
- Хадсон! Просто отвезите меня в участок! – То есть я была спокойна в момент выхода из подвала, даже испугана, но он сумел довести меня за пару минут. Талант или меня начинает нести от недосыпа?
- Ну-ну! – он хмыкнул, - Готовность! Мы покидаем здание, объект взят!
Короткая команда в микрофон и меня потащили по коридору больницы. Снова Жан-Клод: «Бобби Ли что-то ожесточенно говорит», «Снайпер, стреляющий в меня возле дома», «черный фургон Мобильного резерва, подогнанный дверь в дверь к выходу из больницы». Он до сих пор держал вампиров объединенными, раз говорил посредством образов?
- Стоп! – Меня тащили двое, я уперлась ногами в пол, но они просто приподняли меня за локти и продолжили движение, - Хадсон!
Он шел впереди, и я уверена, слышал крик, но никак на него не отреагировал.
- Сержант Хадсон, что произойдет, если меня на выходе подстрелит снайпер? Как это случилось возле моего дома? – Он на ходу чуть повернул голову, и я предположила, что он говорит в микрофон.
Дорогу до участка я провела с закрытыми глазами, в полудреме сидя на кресле – занять любое другое положение мешали скованные за спиной руки. Машина дернулась и я грохнулась на пол, несколько секунд вообще не соображая, где я.
- Миз Блейк, не знаю, что происходит, но мне это совсем не нравится, - Янг, здоровенный китаец, помог подняться. Я застонала, попытавшись пошевелить руками – от туго затянутых наручников нарушился кровоток, и любое движение отзывалось резкой болью в мышцах.
- Да пошел он! Еще чуть-чуть потерпите, - Янг нашел в кармане ключ и снял наручники, - Все, все, садитесь.
Я сделала судорожный вдох, когда выпрямила руки и пару секунд пыталась справиться с гримасой боли, затем начала массировать мышцы предплечий. Я только начала снова клевать носом, как машина остановилась и одновременно с этим дверь фургона распахнулась - яркий свет ослепил, заставил закрыться рукой.
Хадсон подозрительно посмотрел на мои свободные руки, но не решился надеть наручники на глазах у толпы, встречающей возле департамента полиции. Оперативники Мобильного резерва потащили меня сквозь нее, закрывая со всех сторон, но я успела разглядеть строгие костюмы ФБР, куртки федеральных маршалов и … показалось? Увидев его, я мгновенно проснулась – возвышаясь над остальными минимум на голову, Олаф прожигал меня взглядом, рядом с ним нет Эдуарда, а значит, у меня на одну проблему больше - Олаф мечтает убить меня весьма неприятным способом: много крови, ножи и вечность пыток.
- Дольф? Что все это значит? – Когда в комнату допросов вошел лейтенант Рудольф Старр в сопровождении двух черных костюмов, я уже успела разозлиться, успокоиться и перейти в состояние ледяной отрешенности – грубо вытащить меня в полицию, обвинить в соучастии убийству и после этого заставить ждать двадцать минут в пустой комнате – свинство. Они даже не предложили кофе, и я решила, что имею полное право вести себя невежливо, - Агент Франклин, и вас сюда принесло?
Господи, как же мне плохо – перед глазами все плыло, в них как будто насыпали песка, я чувствовала себя уставшей, смертельно уставшей. Мысль, что сегодня провидение расставит на пути всех встреченных мной мудаков, заставила улыбнуться.
- Анита, против тебя выдвинуто серьезное обвинение. В твоих же интересах вести себя корректно и помочь нам разобраться, насколько ты причастна к двойному убийству с особой жестокостью.
Очевидно, что он был главным здесь. ФБРовцы стояли как статисты, возможно, только наблюдая за процессом.
- Дольф, тогда начинай, не трать мое время. Я могу вести себя как хорошая девочка, но для этого тебе нужно сделать две вещи: принести мне кофе и сообщить имя ублюдка, сдавшего тайник, - я намеренно провоцировала его, в гневе Дольф терял над собой контроль и мог проговориться. Когда-то он был для меня почти другом, но чем больше я увязала в связях с вампирами, тем дальше он от меня становился.
- Отвечай на вопросы и получишь кофе, - Он стал серьезен, - Производится допрос Аниты Кэтрин Блейк, 1978 года рождения, гражданство США, подозреваемой в причастности к двойному убийству. Свидетелями выступают агент Франклин и агент Рассел



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:33 | Сообщение # 24

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- Анита Блейк, где вы находились в ночь убийства?
- Сержант Рудольф Старр, разве мне не полагается адвокат? - я задала этот вопрос одновременно Дольфу и Жан-Клоду. "Мы не можем с ней связаться, ma petite" - это ответ Жан-Клода. Черт! Дольф же оглянулся на ФБРовцев, они кивнули, и он отложил блокнот в сторону.
- Анита, давай без протокола. Я просто хочу понять, что произошло вчера ночью. И что, черт тебя дери, происходит с тобой.
- Можем попробовать, но... скажем так, Дольф - прелюдия мне совершенно не понравилась. И, - я ухмыльнулась, - ты слышал мои требования.
- Я распоряжусь насчет кофе. Информатор... считаю это шуткой.
- Где ты была в ночь убийства и кто может это подтвердить? И будет отлично, если свидетелем окажется кто-либо из людей.
- Гостинца Парквей, с девяти вечера я находилась там с Вероникой Симс. Не совсем с девяти, она приехала в полдесятого.
- Она была с тобой всю ночь?
- Да, именно так. Из гостиницы мы выехали около десяти утра.
- Это будет проверено, - Он пристально посмотрел на меня, затем тяжело вздохнул. Дольф крутил в руках карандаш, и я поняла, что он колеблется. Ха, я догадываюсь, какой вопрос он сейчас задаст, - Анита, я знаю, что ты соврешь, как обычно, но все равно задам этот вопрос. Как ты могла выжить?
Бинго! Я подалась вперед, положив руки на стол и опираясь на локти:
- Ты расстроен этим фактом? Или разочарован?
Он опустил взгляд и я догадалась, что он смотрит мне между грудей.
- Ну нет, Дольф, никаких больше обнажений перед тобой. И я категорически против раздевания перед кем бы то ни было, поэтому поверь на слово - новых шрамов на мне нет.
Он вскочил.
- Люди не выживают после таких ранений! И оборотни не выживают! Мы нашли то, что вылетело из твоего тела, Анита, у тебя не было сердца, легких, куска позвоночника! Как это возможно, что ты сидишь сейчас здесь? Ты не вампир, ты теплая, на тебя не реагируют святые предметы, ты ходишь в церковь. Этот блядский вампир не позволяет тебе умереть, как нормальному человеку? Ты его человек-слуга?
Я закрыла глаза и раздумывала над ответом. Интересно, что произойдет, если сказать правду? Маршальский значок меня больше не держит, но тогда я сегодня точно не выйду на свободу. Я посмотрела ему в глаза:
- Мне нечего сказать, Дольф. Если ты можешь что-то доказать, вперед, действуй. И давай ты уже скажешь, за что на самом деле я задержана, потому что не собираюсь сидеть здесь всю ночь.
Он тяжело опустился обратно на стул.
- Ты просидишь ровно столько, сколько потребуется, - Он начал что-то записывать в блокноте. Или просто рисовал чертиков? - Почему ты не подала заявление по поводу покушения?
- Была занята.
- Каким образом ты причастна к убийствам?
- Никаким. Дольф, чего ты хочешь от меня добиться? - Я откинулась на спинку стула и слегка сползла, расслабляя плечи, - что за фарс? У тебя ничего нет, поэтому отпусти меня и прекращай ездить по мозгам.
- Ты даже не пытаешься скрыть, что лжешь, - он снова встал, - в любом случае, я могу задержать тебя на двадцать четыре часа, и сделаю это.
- Нет! Мне нужно выйти отсюда через тридцать минут, - я начала паниковать, - Дольф, блин! Не поступай так со мной!
- Анита, пойми меня правильно, - он подошел и встал рядом, нависая надо мной и пришлось задрать голову, чтобы видеть его лицо, - я смотрю телевизор и вижу, как тебя убивают. Затем мы вместе с полицией сутки мечемся по городу, пытаясь найти твое тело, и обыскиваем вампирские притоны, но все безрезультатно. И тут я узнаю, что ты жива, но не собираешься поделиться причиной, по которой перебили половину вашей аниматорской конторы. Ты единственный выживший свидетель и собираешься сбежать из страны, вот так просто?
Я сделала равнодушное непроницаемое лицо и пожала плечами. То есть я не сомневалась, что Зебровски расскажет отделу содержание нашего разговора, но совершенно не ожидала, что окажусь на допросе, иначе не разболтала бы так много.
- Ты не веришь, что мы сможем тебя защитить? Как с теми наемными убийцами?
Вопрос вызвал у меня улыбку и я кивнула, да, да, я в это абсолютно не верю.
- Знаешь, ты все больше напоминаешь продажного полицейского, обращающегося в случае проблем не к своим боевым товарищам, а к мафии, на которую он работает, - Дольф сказал это осторожно, как будто проговаривая давно обдуманную мысль.
- Дольф, не неси херню! - он все-таки сумел меня достать, - никогда я не была полицейским и вы мне не боевые товарищи. Вы защищаете жизни, я их отнимаю. Ты видел федерального маршала Отто Джеффриса?
- Этого психа? Конечно. Он со вчерашнего дня действует всем на нервы.
- Так вот, он гораздо ближе ко мне, чем ты, чем эти агенты ФБР, чем любой другой полицейский, защищающий закон, поэтому прекрати давить на меня классовым сознанием! Я не защищала закон, я убивала вампиров и оборотней по ордерам, которые выдавали люди. Дольф, прекрати этот балаган и отпусти меня, ты знаешь, что я не при чем.
- На тебе нет креста, - он дождался, пока я разведу руками в жесте "ну что тут поделаешь" и сказал, - ты находишься под контролем вампира?
- Что??? Разумеется, нет, - но мой голос дрогнул, потому что его вопрос вытащил воспоминание о Белль Морт, о том, что через два часа мне нужно быть на аэродроме. У меня кончается время, висящие за спиной Дольфа часы показывали без пятнадцати три, и я потянулась к Жан-Клоду. Я просто хотела узнать, чем он занят, но меня затянуло к нему.
"Ma petite, Мы готовы действовать" - сказал Жан-Клод, но к этому "готовы действовать" присоединились все вампиры и я увидела, что они находятся за стеной.
Департамент полиции размещался в одном из прямоугольных уродливых зданий, которых много построили в 80-е. Когда меня поднимали на лифте, я успела заметить, что мы остановились на пятом этаже. Благодаря объединению разумов я видела, что между комнатой допросов и окном находится помещение склада, или чего-то на него похожего - вампиров не особо интересовало, что это такое - они вырезали стекло и залезли внутрь. Элеонор и Гретхен находились в странном месте, там было много электрических кабелей и висящих на стене ящиков – они были готовы отключить электричество во всем здании. Нечестивец лепил на стену какой-то шнур, и от него пришла информация, что они собираются проделать проход в допросную с помощью взрыва - "Когда начнем, уходи туда, где стоят полицейские".
Меня выбросило в комнату - Дольф держал возле моего лица ярко сияющий крест, свет ослепил и я с криком отвернулась, руками закрывая глаза.
Франклин закричал:
- Посмотрите на ее глаза! Старр, срочно уводите ее в защищенную комнату!
В глазах все еще мелькали цветные пятна и я почувствовала, что Дольф схватил меня и потащил к выходу. Я вслепую ударила по ногам, но промахнулась, и он повалил меня на пол, завел руки за спину и я услышала звук застегивающихся наручников. Я заорала:
- Начинайте! - Не вслух! - "Жан-Клод, начинайте!"
Время остановилось.
Сила Жан-Клода ударила меня через метки и "я" потерялось в "Мы", одновременно с этим в комнате погас свет. Не помню, как порвались наручники, ощутила только резкую боль, когда концы цепи описали круг и ударили по рукам. В следующий момент я сбросила с себя Дольфа, встала и толкнула его, отправив в небольшой полет, и он врезался в стену. Ночным зрением я увидела, что агенты ФБР потянулись за оружием, медленно, слишком медленно - я схватила стол за край, приподняла и метнула его. Стол ударил в них и пришпилил к стене. Зажглись лампы аварийного освещения и я решила убрать видеонаблюдение. Когда я размытой тенью прыгнула на стол и рубящим движением руки разбила камеру, за спиной гулко громыхнул взрыв, и, подняв тучу пыли, упал прямоугольный кусок стены. Через пролом в комнату ворвались Менг Дье и Нечестивец, за ними остальные - Лондон и Истина, двое остались контролировать вход на склад. "Заблокируйте дверь" - моя мысль, и я уже склоняюсь возле Дольфа, пытающегося дотянуться до пистолета, лежащего рядом. Движение ноги и пистолет отлетает в сторону, я опускаюсь на колени, "Лондон, Истина, держите его" и два вампира прижимают Дольфа к полу.
- Дольф! Скажи добровольно, кто рассказал про тайник, - вместе со словами из меня плескается сила, и голос грохочет по комнате. Я срываю с шеи Дольфа вспыхнувший крест и отбрасываю к пистолету, Дольф все еще ошеломлен, поэтому я хватаю его за рубашку и слегка встряхиваю. Он что-то шепчет, с ужасом глядя на меня, и острый слух вампиров позволяет мне слышать:
- Они все-таки добрались до тебя.
"Скорее, скорее, забираем его?" - Мы чувствуем начавшуюся в здании суматоху, то, как люди бегут к нам, их возбуждение и страх.
- Прости, - и мы вламываемся в сознание лежащего человека, препарируем его память. Это должно быть сегодня, всего несколько часов назад.
... Звонок сотового прерывает сон, не открывая глаза, я протягиваю руку и вслепую нахожу телефон.
- Дольф, - Приходится шептать, чтобы не разбудить Люси.
- Это Натан, мне только что позвонил тот учитель, что постоянно крутится возле вампиров, Ричард Зиман.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:33 | Сообщение # 25

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- И? - Я аккуратно встаю и выхожу из спальни в ванную, плотно закрываю дверь.
- Если кратко, Анита сейчас под контролем вампиров и утром ее отправят в Европу в качестве подарка одной из вампирских шишек, - Зебровски очень возбужден и говорит быстро, - если у них получится, мы никогда ее больше не увидим.
- Где она? Зиман сообщил местонахождение?
- Ее держат под охраной в больнице оборотней, в тайнике.
- Тайник? – я трясу головой, пытаясь проснуться.
- Ричард объяснил, как его найти.
- Понадобится спецназ, звони Хадсону. Я свяжусь с ФБР.
- Не спеши! Ричард предупредил - Анита будет отрицать, что находится под контролем. Он утверждает, что если ее не передадут в условленное время, то все отменится, и предложил план: по любому обвинению помещаем Блейк под арест и срываем планы вампиров…
В дверь ударили чем-то тяжелым, и мы скомандовали - «Уходим», сила хлестнула по Дольфу и его тело обмякло. Нечестивец хватает меня и прижимает к себе, через его плечо я смотрю на часы – с момента соединения прошло тридцать секунд.
Жан-Клод распустил союз, как только мы покинули здание. Я тут же осознала, что лечу, и вцепилась в Нечестивца, накрытая волной иррационального ужаса. За миг до того, как страх заставил закрыть глаза, я увидела Олафа, стоящего в проеме разбитого окна. К черту! Больше не увижу его.
- Куда мы сейчас? – меня охватило странное спокойствие. Я хотела спать, хоть на минутку, просто лечь и уснуть, наплевать на все…
Я проснулась от ощущения взгляда. Вокруг было темно и только по запаху мокрой листвы я догадалась, что нахожусь в лесу. Я пощупала рукой и обнаружила, что лежу на какой то плотной материи. Один из плащей, в которых были братья-вампиры? Кто-то дотронулся до руки, и я инстинктивно отдернулась.
- Тссс, это я, Сильвия, - Рядом со мной на коленях сидела Сильвия, едва видимая в темноте. Увидев, что я успокоилась, он взяла меня за руку, - Анита, вампиры не лгут? Тебя сдал Ричард?
Я медленно выдохнула.
- Что ты будешь делать, если они правы?
- Стая убьет его.
- Без поединка?
- Он нарушил закон и сгниет в ублиете.
- Сильвия, я прошу не трогать Ричарда. Прогоните его, все что угод…
- Нет, - Она перебила меня, - Это дела стаи и ликои сами решат, что делать с предателем.
Вот так.
- Тогда я прошу лично тебя. Не трогайте его семью, они хорошие люди и не виноваты в его поступках. Можешь это пообещать?
- Это значит, что ответ «да»?
- Да, Сильвия, мы все видели это в памяти полицейского. Еще одна просьба – не делай ничего, пока не будут разрушены метки.
Я ощутила ее торжество, она терлась щекой об мою ладонь. Сильвия давно хотела взять власть в свои руки, но я запретила ей бороться за место Ульфрика, защищая Ричарда.
- Все, больше не желаю слышать про Ричарда. Сильвия, где все? Где Жан-Клод?
Я услышала из темноты его голос:
- Все вампиры города досрочно отправлены спать, ma petite, спасая тебя, мы сильно потратились.
Вспомнила!
- Жан-Клод, время?
- Четыре, ты спала всего час. Как самочувствие?
- Не знаю. Я чувствую себя слабой, разбитой. Плохо, - Я оперлась на землю рукой и встала, - Черт!
В темноте руки выглядели так, словно я надела черные перчатки с серебристой окантовкой – разорванные наручники так и болтались на запястьях и засохшая кровь покрывала все ниже них. Но как такое получилось? Ах да. Я разорвала наручники в момент соединения меток с Жан-Клодом и, похоже, повредила вену. Сколько же я потеряла крови? Воспоминание о произошедшем вызвало внезапный приступ тошноты и я упала на колени, опустошая желудок. Я содрогалась от приступов рвоты, но из меня не выходило ничего, кроме желчи – когда я ела последний раз? Сосредоточившись, я стала глубоко дышать, пытаясь прервать спазмы.
Я тяжело перевалилась на плащ и легла на бок, подтянув колени к груди. Голова разрывалась от острой боли, в висок как будто загнали иглу. Интересно, это от голода или расплата за объединение меток? Будем надеяться, что от голода. Я отдышалась и сказала:
- Жан-Клод, я слишком давно не ела.
- Мика должен принести еду с минуты на минуту, - Он пошарил в темноте рукой и вытащил еще один плащ, - Сильвия, забирайся к Аните и согрей ее.
- Я сейчас позову кого-нибудь, минутку, - она встала.
- Сильвия! – Жан-Клод воспользовался способностью контролировать вервольфов и метафизически хлестнул ее, - Ты здесь самый сильный волк и поможешь Аните. Пожалуйста, сделай это добровольно.
Напряжение, повисшее в воздухе, можно было пощупать рукой. Сильвия замерла и слышалось только ее частое дыхание. Это вот так Жан-Клод пытается наладить отношения и сделать ее подвластным волком?
- Я сделаю это, если Анита сама попросит.
- Сильвия, я не допущу непослушания. Возможно, сегодня мы потеряем Аниту, и либо ты признаешь, что подчиняешься мне, либо я найду кого-то другого на место нового Ульфрика.
- Жан-Клод, остановись! – происходящее возмутило меня. Какого черта? Совершенно нет желания оказаться в центре борьбы за власть, - Силь, не слушай его! Если не хочешь, просто уходи.
- Иди нахер, Жан-Клод! – Сильвия сжалась, готовая броситься, - Я сама бы ей помогла, но ты для меня не доминант и твои приказы я слушать не буду!
Они так и будут меня игнорировать? Я попыталась встать, оперлась на правую руку, но голова закружилась и Сильвия поддержала меня за плечи. Это оказалось ошибкой, потому что в тот же момент я начала поглощать ее ярость. Волшебно. Чудесно. Я была готова кататься по земле, как котенок, попавший на первый снег. В голове что-то щелкнуло и все, что я говорила до этого стало неважно. Вкусно. Эта мысль заставила рвануть на себя ноги Сильвии, которые я обняла незаметно для себя, и она упала. Мгновенным движением я бросилась на нее и прижала за предплечья.
Она не пыталась меня сбросить, или как то иначе освободиться. Сильвия только всхлипнула, как будто спрашивала - почему я? Это заставило меня отстраниться от нее, я выбросила руку в темноту и поймала Жан-Клода.
- Что происходит?
- Ашер и я заставили твой ардеур ожить снова, но… вспомни! Я ограничил твое питание сразу же после событий на кладбище. Ты отвергла мои требования и я лишил тебя твоего pomme de sang, Лондона - я думал, что ты придешь ко мне, не рискуя случайным срабатыванием ардеур. И что ты сделала? Давала ардеур ровно столько энергии, сколько требовалось, чтобы не умереть – не представляю, как тебе это удалось, но ты обманула ардеур, заставила его сжаться до такой степени, что смогла не ощущать его потребностей.
Пока он говорил, Сильвия легла на бок и руками притянула к себе, обхватив мои ноги своими, и я на мгновение потеряла дар речи, насколько это оказалось тепло и приятно, и мы на мгновение замерли, затем ее руки начали снимать с меня рубашку и я воспротивилась:
- Жан-Клод! Прекрати на нее воздействовать! Или на меня! Просто прекрати это!
- Даже близко я не воздействую на нее или на тебя, ma petite,- Я слышала эти слова в то же самое время, как руки Сильвии сорвали с меня рубашку и прохладный ночной воздух прошелся по моей груди.
- Это только твой голод, ma petite.
Сильвия целовала мне спину, постепенно опускаясь от лопаток – это заставило меня оттолкнуться от нее и выкатиться на мокрую траву. Я вскочила, не в силах выдержать холодные прикосновения травы и листьев к возбужденной коже и сдавленно крикнула:
- Назад! Не прикасайтесь ко мне! Жан-Клод, ты прав, это мой голод, и я сама виновата, что не могу его контролировать, - я до боли сжала зубы, потому что меня трясло от желания преодолеть расстояние, отделяющего до плаща с лежащей Сильвией, - но пожалуйста, сделай так, чтобы ардеур не беспокоил меня сегодня. Я прошу, Жан-Клод, забери голод себе.
- Я могу забрать только тот голод, который заставляет тебя испытывать ардеур. Но ты в любом случае должна согреться в тепле стаи оборотней – твои звери тоже пострадали. Сильвия?
Она пришла в себя, не стала спорить на этот раз и просто сделала то, что он просил. Я видела, что Жан-Клод пожирает ее глазами, пока она раздевается, снимая с себя брюки и пиджак - Сильвия заметила это тоже, но молча разделась до белья и забралась под второй плащ, выделенный нам в качестве одеяла. Я сделала шаг вперед и осторожно опустилась на лежащий на земле плащ, приподняла и ерзающим движением пролезла под край импровизированного одеяла.
К нам присоединились Мика, Натаниэль и Джейсон, они сели возле наших переплетенных ног и выражение их лиц… Я посмотрела в глаза Сильвии, мы поняли друг друга и синхронно покачали головами – что за придурки?



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:33 | Сообщение # 26

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
Я поела еду из МакДональдса, принесенную Микой, Натаниэлем и Джейсоном, выплакала все слезы на их плечах, растерялась, не зная, как остановить истерику Черри, и Зейн увел ее успокаивать в сторону. К аэропорту пришел весь пард и они касались меня, они облизывали руки и обнюхивали, запоминая запах. Я понимала это и не мешала, даже если действия некоторых были не вполне нормальными, но я только закрыла глаза и ждала, когда они закончат. Неожиданно оказалось легко - ликантропы относились к смерти довольно спокойно, и то, что происходило со мной, попало у них в ту же категорию событий. Так странно. Меня не напрягали сейчас те, кто просто принимал все, как есть. Не дай бог тут оказались бы Ричард или Ронни, зная, что на самом деле происходит – вместо поддержки они выдали бы сводящий меня с ума поток жалости. Я закрыла глаза и подумала, что опять же благодаря черт знает какому божественному вмешательству Эдуард не смог приехать – он тот, кто с легкостью мог бы все испортить – Эдуарду было плевать на всех входящих в триумвират и я уверена на 100% - он с легкостью пристрелил бы их только ради того, чтобы избавить меня от проблемы выбора заложников. Я потрясла головой и занялась насущными вопросами.
- Где Ашер? – Я спросила, подразумевая сразу два вопроса. Черт! Сразу три! Где Ашер, сколько времени, и третий, прошедший тенью на фоне первых двух – не передумал ли Жан-Клод, отдавая Ашера вместо меня?
Он ответил мысленно.
- Ашер приводит себя в порядок и будет здесь, когда понадобится. У нас есть полчаса до времени, назначенного Белль.
Я зашептала, обняв его изо всех сил:
- Ты знаешь, я ведь никогда не покидала страну. Все мои путешествия ограничиваются парой штатов от Сент-Луиса. Блин! Я и на море то была один раз, и то чуть не задохнулась в акваланге, - я невесело улыбнулась и почувствовала, как лицо искривляется в гримасе, я попыталась сдержаться, но стало только хуже, я уткнулась лицом ему в рубашку, и зарыдала - Жан-Клод, я не хочу уезжать, я боюсь, какого черта? Почему со мной все всегда не так?
Он ничего не ответил, только сильнее прижал к себе. Я поводила головой влево-вправо, вытирая слезы об рубашку, все вокруг расплывалось.
- Ты веришь, что мне удастся от нее освободиться?
- Ma petite, с тобой ни в чем нельзя быть уверенным… ты как джокер в колоде карт – меняешь все, - В глубине души он сказал «нет». Ни малейшей надежды. Жан-Клод слишком хорошо знал Белль и не был настолько ею очарован, как Ашер.
- Жан-Клод, пообещай мне вот что: Когда я уеду, не устраивай траур. Я приняла это решение и требую, чтобы вы жили дальше, не хороня себя, - Он застыл, замер в каменной неподвижности и я видела только, как его глаза блестят в темноте, - Жан-Клод?
- Я постараюсь, - То, как были сказаны эти слова, показало нежелание Жан-Клода обсуждать эту тему, - Ma petite, как мне поступать, если придут твои друзья? Мсье Эдуард, например?
Ух ты! То есть я поняла, что он сменил тему, но его вопрос заставил закрыть глаза на такую малость. Вопрос на миллион долларов. Действительно, как быть с Эдуардом и Олафом?
- Жан-Клод, пусти, дай подумать, - Я села на землю и попыталась представить действия Эдуарда. После нескольких минут раздумий удалось составить план, при выполнении которого все останутся живы. Принесли сотовый, на который, как на диктофон, я рассказала про субботний звонок Берта, про подозрительного Крейга Джексона, постаралась дословно вспомнить наш разговор. Я подчеркнула, что это и есть причина моей смерти, и все дальнейшее является следствием моего спасения. Я просила не искать меня, потому что уже не буду той Анитой, которую он знает и буду вынуждена выполнять чужие приказы.
- Пусть Эдуард выслушает эту запись, когда придет. Надеюсь, он удовлетворится, - Я протянула телефон Жан-Клоду, - Как оно будет? Ну, то есть, как живет нормальный человек-слуга? Я понимаю, что у нас с тобой был оксюморон нормальности и хочу быть хоть немного готовой. Жан-Клод, расскажи?
- Ma petite, сначала объясни, где ты научилась так свободно копаться в памяти людей. Этой способностью обладает весьма опасный вид вампиров, - Он задумался, - и будет плохо, если они проникли в Новый свет.
- Что еще за новый вид? – я сказала это как можно более равнодушно, постаралась скрыть эмоции. Каннибал, один из спецназовцев в Лас-Вегасе, прочел мою память и питался воспоминанием во время этого процесса. Я сумела от него защититься, обратив его способность против него самого. Я подцепила что-то?
- Они называют себя Экимму. Совет Вампиров и Марми Нуар уничтожали этот вид много веков, оставляя в живых только тех, кто клялся в преданности. Ma petite, ты должна рассказать, где встретила такого вампира, последствия их размножения будут фатальными.
- Чем они так опасны?
- Такой информации у меня нет. Но экимму запрещено покидать территорию Индии, и тот факт, что ты пересеклась с одним из них… значит, запрет был нарушен и теперь мы все в опасности.
- Лас-Вегас. Один из спецназа является человеком-слугой и пытался прочитать мою память. У него странная кличка – Каннибал, и он отказался назвать своего Мастера. Это все, что я могу ответить на твой вопрос.
- Времени все меньше, так что попробую кратко, - он задумался.
- Тебе читали сказки в детстве?
- Конечно! - Я растерялась от вопроса..
- Тогда ты должна помнить образ прекрасной принцессы – она красива, умна, у нее есть все, что только можно пожелать и как всегда, есть одно «но» - свобода. Принцесса редко имеет возможность принимать какие-то решения, влияющие на ее судьбу…
- Жан-Клод, это так мило с твоей стороны, - из темноты выступила фигура женщины, и я на мгновение зависла, неспособная соотнести услышанный голос, и внешность, которую ожидала увидеть, - Ты уже говоришь те слова, что вложила в меня госпожа.
- Вы, американцы, совершенно непунктуальны! – К нам приблизилась Мюзет, и мой бог, если бы не голос, я ни за что не узнала бы ее. Прическа была та же, белокурые волосы, собранные в сложный узел, но одежда – я впервые увидела вампира в одежде милитари. Штаны и куртка цвета хаки, черная майка – она выглядела как иллюстрация на заглавной странице журнала «Современный феминизм», - поэтому я не стала надеяться на то, что вы соизволите прийти вовремя, и сразу же после посадки решила поискать своего пассажира.
- Мюзет, у нас есть еще четверть часа до условленного времени, - Я почувствовала, как Жан-Клод потянулся к Ашеру, разыскивая его, - мы еще не успели закончить наши дела.
- Это неважно. Анита принадлежит госпоже, волю госпожи представляю я, и я говорю что время закончилось, - она шагнула вперед, схватила меня за руку и рывком поставила на ноги, потянув на себя. Я упала на Мюзет и оказалась прижата к ней, одну руку она пропустила у меня за спиной, другую запустила в волосы и ее глаза оказались напротив моих. Ее глаза вспыхнули и сквозь одежду проступили контуры Белль Морт, и именно она говорила дальше:
- Анита, Анита, как же все отлично получилось! – Белль Морт смела силу Жан-Клода, хлынувшую через метки, я тонула в ее глазах, чувствовала, как мое тело обвисло на руках Мюзет. Сила Белль Морт наполняла меня и никогда еще я не чувствовала себя настолько хорошо, я видела всех, входящих в триумвираты. Натаниэля, стоящего в толпе леопардов, Ричарда, подъезжающего к лупанарию, Жан-Клода, лежащего без сознания. И к каждому из них от меня потекла сила Белль Морт, наполняя их, заставляя их сердца биться чаще. Когда ей показалось, что она наполнила нас достаточно, она обратилась к моей некромантии и взорвала всю силу, которой нас накачала. И все внутри меня превратилось в огонь, сжигающий связи с триумвиратами, и в последнюю очередь, вспыхнули и отвалились метки Жан-Клода. Я кричала от боли, билась в ее руках и вдруг стало легче, боль отступала и я не удивилась, когда на меня стали надвигаться глаза Бель Морт, и я поняла что она поставила вторую метку.
- Спи! – И я отрубилась



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:34 | Сообщение # 27

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
Глава 9

Я очнулась, лежащая на диванчике, пристегнутая ремнем и укрытая шерстяным одеялом. Открыв глаза, я обнаружила, что нахожусь в самолете, где все до единого окна закрыты задвижками, салон тускло освещается верхним светом - четверо охранников сидели в креслах впереди и сзади меня и увидела Мюзет, сидящую напротив возле небольшого стола. Она просматривала журнал, судя по обложке, что-то военное и, заметив мой взгляд, приветливо кивнула. Я поразилась роскошной отделке салона, никогда прежде не приходилось видеть подобного в самолетах – огромные, отделанные белой кожей и позолотой кресла, жидкокристаллические экраны, ковры на полу – я повертелась, освобождая руки, но сумела отстегнуть ремень, удерживающий меня.
Холодно. Я была закутана в одеяло, и, тем не менее, тело сотрясали судороги. Как только я немного согревалась, новый приступ заставлял мышцы содрогаться. Я начала по очереди напрягать мышцы рук и ног, пытаясь согреться, но ситуация ухудшилась – правую руку свело спазмом. Я закусила губу, пытаясь сдержать стон, и быстро огляделась вокруг – не заметил ли кто.
Что же делать? Показывать свою слабость совершенно не хотелось, и я попыталась размять сведенную мышцу. Через несколько минут борьбы со своим телом удалось расслабить руку и под одеялом я сжалась в позу эмбриона. Закрыв глаза, я несколько раз глубоко вдохнула и под гул двигателей стала засыпать. Перед глазами отрывками проносились события последних дней, до сих пор не получалось поверить в реальность происходящего, поэтому я решила ни о чем не думать и просто плыть по течению.
Одеяло отдернулось, ворвавшийся свет на мгновение ослепил, я попыталась закрыть глаза руками, но они даже не пошевелились. Я не чувствовала тело - как будто была парализована. Мюзет опустилась на колени, положила ладонь на шею, нажала пальцем на сонную артерию, проверяя пульс, другую руку положила на лоб. Через несколько секунд испуганно выругалась и встала. Она что-то отрывисто крикнула на французском и два охранника бросились к ней. Еще один приказ, и они сняли с себя одежду, оставшись только в белье. Мюзет грубо содрала одежду, оставив меня только в трусах, и приказала оборотням греть меня. Один из них, гладковыбритый блондин с мускулатурой культуриста, посадил меня спиной к себе на колени, обхватил руками, прижал к горячей коже. Второй, среднего роста шатен, сел рядом, положил на колени мои ноги и зажал мои ступни между ладонями. Они были очень сильны и вместе с теплом от горячей кожи хлынула их энергия, заставив мое тело вытянуться от наслаждения – я купалась в энергии, окружающей их тела.
Мюзет стояла возле спутникового телефона, висящего на стене, и что-то испуганно лепетала в трубку. Было ясно, что разговор касался меня, потому что она то и дело бросала злой взгляд. Закончив разговор, она повесила трубку и встала рядом. Сквозь одежду стал проявляться мерцающий силуэт Белль Морт, несколько секунд и она уже стояла передо мной. Один взгляд на происходящее и прозвучал приказ на французском, оборотни положили меня на кресла и стали снимать с себя остатки одежды. Следом за ними одежды окончательно лишилась я.
Белль в теле Мюзет наклонилась и поцеловала в губы, отчего ардеур зашевелился, и стал двигаться вверх, подчиняя разум, я тонула в море страсти и не могла остановиться. Когда она оторвалась, я не думала ни о чем, кроме двух мужчин рядом. Пара касаний Белль и они стали больше чем готовы. Блондин развернул меня задом к проходу, без всякой подготовки засадил член внутрь, заставив меня вскрикнуть, и начал двигаться, ускоряясь все больше и больше. Второй воспользовался ртом, обеими руками схватив меня за волосы. Это было грубо, очень грубо, но под действием ардеур я только сдавленно орала от наслаждения, вцепившись руками в бедра мужчины, яростно насаживающего мою голову на член. Ардеур горячим облаком окутал нас, я чувствовала, как мужчины ускоряют темп, приближаясь к финалу и когда они излились, насыщая меня своей страстью, это облако втянулось в меня, забирая их жизненное тепло. Белль махнула рукой, приказывая им отойти, подошла и присела рядом, салфеткой вытирая мне лицо.
- Ma petite, сколько раз говорилось о необходимости достаточно питать ардеур, но ты не слушаешь, - она задумалась, затем продолжила стальным голосом, - Придется понять! Если не будешь кормиться сама, я способна тебя заставить. Но гарантирую! Каждый раз буду придумывать, как сделать процесс максимально неприятным для тебя, и совершенно плевать на твои моральные принципы. Надеюсь, следующего раза не будет... Ты поняла?!
- Поняла, - прошептала я с ненавистью, - не будет.
- Вот и замечательно, ma petite, надеюсь, - снова многозначительная пауза, - В дальнейшем ты будешь вести себя как хорошая девочка. Отбрось гордость и увидишь – все происходящее делается только для твоей пользы, – она поцеловала меня, встала и нежно погладила по щеке, - Жду твоего прибытия с огромным нетерпением, и не делай глупостей – не забывай, кому ты принадлежишь.
Белль Морт покинула тело Мюзет, и та застыла с отсутствующим взглядом. Я натянула на себя одеяло, скрываясь от взглядов охраны, и зарыдала от бессильной злости. Я скорее почувствовала, чем увидела, что одеяло отдернулось и кто-то, пользуясь полотенцем и начав с лица, стирает с моего тела последствия неожиданного секса. Когда прикосновения полотенца переместились в низ живота, я с ужасом вспомнила, что не принимала противозачаточные таблетки. Я плакала, и Мюзет села рядом и стала гладить меня по волосам, успокаивающе шепча что-то по французски. Дождавшись, когда прекратятся слезы, она начала говорить по английски, на понятном мне языке:
- Анита, выслушай. Мне приказано быть с тобой откровенной, и отвечать на любые твои вопросы – скажу сразу, ты мне не нравишься, ты пыталась меня убить и убила бы без колебаний, если бы меня не защитила Госпожа. Но я так же понимаю, что мы с тобой были в разных лагерях, а сейчас… - она наклонила голову, задумавшись, - а сейчас моя жизнь зависит от тебя. Я стала твоим врагом и ты можешь потребовать моей смерти – твое желание скорее всего будет удовлетворено. Я прошу тебя о прощении.
То, что сказала Мюзет, ввергло меня в ступор. Это было неожиданно, мягко говоря, и, не зная как реагировать, я посмотрела ей в глаза, взяла руки в свои и слегка сжала. Неужели союзник нашелся так быстро? Или это хитрость Белль, вариант игры в доброго и злого полицейского? С другой стороны – у Жан-Клода я была второй (пока вела себя хорошо) в иерархии власти Сент-Луиса и если в данный момент я человек-слуга Белль Морт – передо мной открываются большие перспективы.
- Сколько еще лететь? – спросила я Мюзет и стала одеваться. Она вздернула рукав своей милитари-стайл курточки, посмотрела на часы и на секунду задумалась.
- Мы садимся в аэропорту Ля Рошель, это уже Франция, аэропорт на берегу океана. Если все нормально, то лететь еще семь часов и тебе нужно спать – когда мы приземлимся, наступит вечер, и, будь уверена, Госпожа приготовила горячий прием.
- Но разве тебе самой не нужно спать? Только самые сильные Мастера вампиров могут бодрствовать днем, а ты не производишь впечатление особо сильного Мастера.
- Анита, … мы сами до конца не разобрались, и просто пользуемся новыми возможностями. С появлением самолетов, - она задумалась, - просто расскажу, как это происходит. Этот самолет вылетел из Ля Рошель в два часа ночи, летел девять часов, пересекая Атлантический океан, и прилетел в аэропорт Сент-Луиса в пять часов утра местного времени, восход еще не начался. Мы забрали тебя, заправили самолет, и полетели обратно через час, в шесть утра местного времени. Обратно в Ля Рошель мы вернемся в девять часов вечера. В итоге, в обоих аэропортах мы взлетаем и садимся в темноте. За окнами самолета сейчас сияет солнце, но я не хочу спать, и не могу объяснить, почему.
- Между нулевым временем Парижа и единым американским временем шесть часовых поясов, возможно, у тебя сбивается нормальный ритм. Но где вы живете? В Европе вампиры вне закона.
- Резиденция Белль Морт находится на небольшом полуострове Тейлат, сразу с самолета пересядем на вертолет и меньше чем через час будем на месте. Про отношения с местным населением узнаешь позже, хотя, сильно сомневаюсь, что тебе разрешат какие-то контакты. А сейчас – спи, и в данный момент это приказ!
Я проснулась от изменения шума двигателей, вместо басовитого, отдающего в висках, гудения, стал слышен легкий шелест. Попытавшись встать, я обнаружила, что за время сна оказалась пристегнута к дивану ремнем.
- Начинаем снижение, перейди в кресло, - Мюзет отстегнула ремень и продолжила, - мы прилетели раньше, чем нужно, поэтому сменили аэропорт и, вместо аэропорта Ля Рошель, летим на небольшой горный аэродром Сент-Тропез.
Я загляделась на ее движения – быстрые, хищные – Мюзет была в своей стихии и не стеснялась использовать вампирскую сверхскорость, перемещаясь по салону самолета в виде размытого призрака – в очередной раз остановившись возле спутникового телефона, она продолжила разговор. Я вспомнила – сквозь сон я слышала, как Мюзет ведет постоянные переговоры во время полета и как поднимается напряженность по мере приближения к месту назначения. Сейчас она почти орала на собеседника, вдруг успокоилась и сказала несколько слов в трубку, повесила ее на стену, но ее тон – такого спокойствия на месте человека с той стороны я бы испугалась гораздо больше открытой ярости.
Пристегнувшись в кресле, я прижалась к спинке, судорожно дыша и сжав руки на рукоятках – в полете удалось забыть, что мы на высоте 10.000 метров, но сейчас, когда желудок поднимается к горлу и тело теряет вес, иррациональный страх полностью захватил меня. Слева и справа раздался механический протяжный звук, через мгновение загрохотали двигатели, нос самолета наклонился вниз и мы стали падать.
Когда самолет задрожал, пробегая колесами по стыкам аэродромных плит, я сползла по спинке кресла, расслабляясь. Мюзет уже расстегнула ремень и встала, бросая вещи со стола в небольшую матерчатую сумку, она обернулась:
- Дальше ты делаешь только то, что я скажу! – Мюзет ухмыльнулась, - считай, что мы на враждебной территории.
Но улыбка исчезла в то же мгновение, как она начала от меня отворачиваться - что-то шло не так и это «не так» заставляло ее вести себя неадекватно. Мюзет нервничала.
Прошло десять минут, но дверь самолета оставалась закрытой, я вслушалась – да, двигатели работали, пусть тихо, на грани слышимости, но работали. Охранники с кресел, стоящих сзади меня по салону, перешли к двери – они готовили оружие и их лица были весьма мрачны. Пиликающий звук рации разорвал тишину, от чего Мюзет вздрогнула и, говоря по рации, ушла куда-то в хвост самолета – там раздались детские голоса или мне послышалось? Послышалось, скорее всего. Возвращаясь назад, Мюзет шла с закрытыми глазами, возле уха держа уже сотовый – она кому-то угрожала или требовала, я не понимала ни слова, так как с трудом понимала ее английский, ее французский же превращался в полностью неизвестный язык. Окончив разговор, Мюзет убрала сотовый и сняла с поясного ремня рацию, поднесла ее ко рту, вдохнула, готовясь сказать, но в последний момент задумалась и так и осталась стоять.
- Зачем все это? – она повернулась, но промолчала, глядя сквозь меня, застыв в каменной неподвижности, как делают все вампиры в минуты задумчивости. Я потрясла ее за рукав, добиваясь узнавания, - Мюзет, зачем все это? Что происходит?
- Предательство. Произошла утечка информации, - Мюзет сказала это, погруженная в свои мысли, и отвернулась, считая, что полностью ответила на вопрос.
- Людям?



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:35 | Сообщение # 28

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- При чем тут люди? - произнесла она, не поворачивая головы, - для нас опасны другие вампиры.
Я нахмурилась, еще больше озадаченная ее ответом.
- Мюзетт, при чем тут другие вампиры? - Я уверена, она меня услышала, но предпочла проигнорировать. Я досчитала про себя до пяти и дотронулась до ее руки, которой она держалась за спинку впереди стоящего кресла. Реакция была мгновенной - Мюзетт развернулась так быстро, что превратилась в размытый силуэт и толкнула меня в кресло, прижимая за плечи.
- Госпожа разошлет приглашения членам Совета Вампиров завтра днем, когда церемония превращения тебя в слугу будет уже завершена, и следующей ночью вы покажете им фальшивку. Но, информация о тебе ушла к кому-то из Совета раньше, нас могут перехватить, - она говорила быстро и зло, - и, если тебя отобьют и успеют поставить метки, то мы уже ничего не сможем сделать. Впрочем, они вполне могут и просто тебя убить, главное, чтобы ты не добралась до Госпожи живой. Я сменила полетный маршрут, аэродром посадки, подделаны документы службы слежения – по ним наш самолет еще не влетел в воздушное пространство Евросоюза, пилоты не глушат двигатели – и я отдам приказ на взлет при любом подозрении на засаду, - Мюзет встряхнула меня несколько раз, - с минуты на минуту вертолеты будут здесь, и мы перейдем в них. Час назад было совершено нападение на двойник нашего самолета, севшего в Ля-Рошель и мы подозреваем вервольфов Любовника Смерти. А сейчас сиди тихо, не задавай вопросов и не отвлекай меня! Мы привлекаем военных, так как не можем доверять своим, - Мюзет невесело рассмеялась, затем резко отвернулась, и я сползла по спинке кресла, ошеломленная потоком информации.
В голове не укладывалось, что простой перелет сопровождается такими сложностями и мое появление вызовет переполох в вампирской политике. Мюзетт сняла с пояса рацию и снова начала на кого-то орать. Я не понимала ни слова, так как разговор велся на французском, но тон указывал именно на то. Закончив разговор, она стала прицеплять рацию обратно, но передумала и просто смотрела на нее, держа в руке. Наверное, убаюканная монотонным шумом двигателей, я провалилась в микросон, потому что проснулась от резкого пиликающего звука рации, уткнувшись головой в спинку впереди стоящего кресла. Я услышала, как Мюзетт что-то скомандовала, подняла глаза и увидела, что охранники по одному спрыгивают в чернеющий люк, она же прижалась к борту и выглядывала наружу краем глаза. К басовитому гулу двигателей самолета, на который я уже не обращала внимание, добавился новый, рокочущий звук и Мюзетт потащила меня к выходу. Я замерла на краю, не в силах сдвинуться с места и вцепившись в края люка – без лестницы, без внешнего освещения это выглядело как шаг в пропасть.
- Да прыгай же! Тут два метра высоты! – Мюзет злобно оторвала мои руки от борта, обхватила со спины, прижимая к себе, и резко прыгнула. Я открыла глаза только тогда, когда она закончила бесшумную пробежку, гася скорость, и развернула лицом к себе, - Дура! Ты стояла как идеальная мишень!
Двигатели самолета уже не были слышны, потому что на расстоянии десяти метров от нас на траву садился военный транспортный вертолет, из которого на ходу выпрыгивали люди и, пригнувшись, разбегались из круга света, образованного бортовой подсветкой. Из люка самолета по пояс высунулась женская фигура и помахала рукой, привлекая внимание – Мюзет бросила взгляд по сторонам, секунду подумала, и в ответ махнула рукой. Девушка показала ладонь, втянулась внутрь и одним скользящим движением захлопнула дверь.
- Уходим с полосы! Быстро! – Я была растеряна от прыжка в темноту, ошеломлена оглушительным шумом и ярким светом, и могла только смотреть на происходящее. Схватив за воротник рубашки, Мюзет выволокла меня с плит на траву.
Двигатели самолета зашумели сильнее, пока легкий гул не перешел в оглушительный рев – самолет стоял на месте, затем как будто прыгнул вперед и с огромной скоростью стал удаляться. Через несколько секунд он был в воздухе, и теперь я смогла услышать, что над нами кружит еще один вертолет и что Мюзет тащит меня к вертолету, стоящему на земле.
Я смотрела на серебристый полукруг, периодически видимый мне, когда пространство вокруг освещалось красным светом, сменяя белый, и вдруг поняла, что он располагается на том же уровне, что и моя голова, и что не пойду туда, никогда и ни за что - иррациональный ужас превратил меня в безумное существо. Я уперлась ногами и задергалась, пытаясь вырваться из держащих меня рук, но добилась только того, что отлетело несколько пуговиц, и я выскользнула из рубашки. В следующую секунду я покатилась по траве, оглушенная пощечиной. Не сказав ни слова, Мюзет схватила меня в охапку, перебросила через плечо и метнулась к вертолету – внутри она пристегнула меня ремнями крест накрест и сорвала со стены наушники с микрофоном.
- Le dйcollage! – Одновременно с этим она задвинула дверь, - Le lien avec le deuxiиme hйlicoptиre est nйcessaire. Deuxiиme, chez vous l'itinйraire ordinaire. (Взлет. Мне нужна связь со вторым вертолетом. Второй, вы используете обычный маршрут)
Я висела на ремнях, с трудом воспринимая происходящее – от удара все вокруг плыло, звуки были слышны как сквозь вату. Я повредила щеку изнутри об зубы и сейчас с трудом сдерживала рвотные позывы от заполнившей рот крови. Хотя нет, горячие струйки, текущие по губам, это из носа. Мы взлетели резким рывком, перегрузка вдавила в жесткую деревянную лавку, я почувствовала, как кровь потекла из уголков губ и что сейчас, вот уже сейчас, меня стошнит.
- Le pilote, nous utilisons l'itinйraire maritime (Пилот, используем морской маршрут), - Мюзет мгновенно повернулась ко мне, почувствовав запах крови. Через секунду я была освобождена от ремней и лежала на полу, а она всматривалась мне в глаза – результат не порадовал, потому что она вскочила и выругалась, а я наконец то смогла наклониться набок и опустошить желудок. Когда я закончила и облегченно легла на спину, Мюзет приподняла меня с пола и завернула в свою куртку - я все хуже ее видела и, наверное, потеряла сознание. Я слышала, как она плакала, или мне показалось?
Я видела сон, в котором видела происходящее из-за спины черноволосой женщины, и мгновением позже пришло ее имя – Белль Морт.
Мюзет стояла на коленях, наклонив голову и плакала - слезы цвета крови раскрасили белые щеки и отчаянье было написано на ее лице.
- Что ты с ней сделала? - холодный, ровный голос мог обмануть только тех, кто не знал ее так же хорошо, как Мюзет - Белль Морт трудом сдерживала гнев.
Прежде чем ответить, Мюзет задумалась, попыталась вспомнить, что испытывала в тот момент.
- Не понимаю, как это случилось. Анита испугалась, запаниковала и я попыталась привести ее в чувство - ударила ладонью. Только через несколько минут я заметила, что ее зрачки расширены, не реагируют на свет и... все указывает на то, что у нее внутричерепное кровоизлияние. За десять минут, пока мы летели до Тейлат, она заснула и я не смогла ее разбудить. Возможно, я ударила чуть сильнее, чем нужно.
Белль закрыла глаза и застыла, сжав кулаки.
- Покажи, что произошло.
Мюзет приподнялась, сев на колени и приподняла залитое кровавыми слезами лицо – Белль поцеловала ее и я вспомнила, что так она заставляла меня показать ей, что произошло во время вторжения Арлекина в Сент-Луис. Сент-Луис? Жан-Клод? Мика? Думать о них оказалось неожиданно больно – каждое имя ранило меня и я закрылась от этих воспоминаний. Арлекин? Почему то нельзя о них думать, но я не знала почему или это неважно?
- Ты ударила ее в висок и я перестала чувствовать ее как раз в тот момент! - От удара Мюзет отлетела к стене, Белль подбежала и схватила ее за горло, приподняв над полом, - Метки не работают! Даже если она придет в норму, то может остаться неполноценной.
Странный сон, они говорили по-французски, но я понимала их речь – или для сна это нормально?
- Что же делать, моя верная Мюзет? Я даже не могу тебя наказать без вреда для своих дел… - Белль отпустила ее, оставив лежать возле стены изломанной кучей грязно-зеленой униформы, - Как? Как ты могла? Merde, потратить два года на великолепную интригу и так бездарно все испортить на последнем этапе.
- Госпожа, это случайность, - Мюзет подползла к ногам Белль и обняла их, - просто неудачный удар, я приму любое наказание.
- Это смешно, но я не могу тебя наказать, Мюзет, - Белль расхохоталась, - это смешно. Ты столетиями верно служила мне и сейчас ломаешь интригу, которой я занималась два года и на которой основываются мои дальнейшие планы, а я не могу тебе ничего сделать. Уже это является моим поражением, ты как вторая незаменимая вещь, повредившая первую и я просто не знаю, не знаю, что с тобой делать. Но я подумаю об этом потом.
Она застыла посреди комнаты, смотря на обвивающую ее ноги вампиршу.
- Мюзет, я все равно поставлю оставшиеся две метки и молись своему христианскому богу, чтобы это помогло, потому что иначе не знаю, что с тобой сделаю, но будь уверена, я надолго с тобой распрощаюсь. Я пойду на риск получить сумасшедшую слугу и буду надеяться, что смогу извлечь из нее хоть какую то пользу, в противном случае придется убить ее и попытаться не умереть вместе с ней.
Она отшвырнула Мюзет движением ноги, и та осталась лежать.
- Если она в состоянии теперь их принять, - задумчиво сказала Белль и подошла ко мне, - Я закончу процесс и сделаю Аниту слугой - удача всегда была на ее стороне и надеюсь, она сохранила ее.
Обошлись без церемоний. Я рассмеялась во сне, вспомнив случай на заре нашего с Жан-Клодом знакомства, когда он поставил третью метку против моей воли, пытаясь спасти мне жизнь – яд ламии превращал тело в кисель, и моя благодарность после спасения не знала границ. Но, так или иначе, я вернула Жан-Клоду этот долг. Больно, больно о нем думать. Нельзя.
Белль Морт провела ногтем по моему запястью, дождалась, когда там набухнут капли крови и припала губами, всасывая их, затем рванула на себе платье, оголяя грудь и царапнула себя чуть выше нее. Она наклонилась, чтобы кровь попала на мои губы и скользнула между ними, и начала говорить. Это был древний язык, не французский, быть может греческий?
Зазвучали слова, которые я неоднократно слышала в отношении себя, и которые говорила, привязывая к себе Дамиана:
– Кровь от крови моей, плоть от плоти моей, да будут эти двое одним. Одна плоть, одна кровь, одна душа.
Все распалось и декорации во сне сменились – я бежала по саду, полному роз. Их заросли образовывали стены лабиринта, но это не пугало, напротив, меня переполняли эмоции – я как будто вернулась в детство и наслаждалась тем, что на бегу проводила ладошками по раскрытым бутонам. Я смеялась и танцевала сама с собой, шлепая босыми ногами по мокрой траве – длинное платье мешало, и я остановилась, чтобы оторвать его подол.
Чуть выше колена. Теперь в самый раз, можно мчаться дальше. Сон рассыпался и я упала в озеро, полное крови и стала тонуть. Я проснулась, судорожно хватая воздух, все еще ощущая на языке кровь, открыла глаза и увидела Ее, великую Белль Морт, вампиршу, прожившую две с половиной тысячи лет и она держала меня за руки.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:35 | Сообщение # 29

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- Анита Блейк, впервые приветствую тебя как свою слугу, разделившую мою силу и власть. Твои руки – мои руки, используй их для нашего процветания. Твои глаза – мои глаза, пусть всегда они будут открыты для меня. Твои слова – мои слова, вспомни это прежде, чем они упадут с твоих губ. Приветствуй же своего Мастера, с которым теперь неразрывно связана вечностью времени.
Она показала, через метки втолкнула в меня знание о том, что нужно сделать – я опустилась на колени и сказала:
- Фалеска, впервые приветствую тебя как своего Мастера, подарившего бессмертие, и отдаюсь в твои руки, владей и располагай мной по своей воле.
- Никогда больше не упоминай это имя, - Белль потянула за руку, подняв меня с колен, - это первый запрет. Вторым будет такой - я запрещаю тебе закрывать метки.
- Закрывать метки? Что ты имеешь в виду?
- Вот это, - я почувствовала, как Белль закрывается щитом и перестала ее ощущать, - Мне нужно всегда знать, что ты думаешь и делаешь.
Мне это не понравилось. Совершенно. Но я не имела ни малейшего понятия, как себя вести, поэтому решила проверить, насколько длинный поводок мне достался.
- Что будет, если я нарушу запрет?
- Будешь наказана, - Ее глаза чуть расшились, она смеялась, - не забывай, я вижу твои мысли, и тебя сейчас очень интересует, как именно. Я сама еще не знаю, это всегда будет экспромт. Помоги подняться моей верной Мюзет.
Я секунду смотрела на нее, не собираясь выполнять приказ, наблюдая, как Белль сжимает губы и глаза ее сжимаются в узкие щели, и решила не рисковать. Я испугалась и шагнула к лежащей на полу вампирше – бросив взгляд на ее лицо, стало понятно, что она все еще не может прийти в себя – ее губы тряслись и она вцепилась в меня, как будто я была последней надеждой. Пока я поднимала Мюзет, настроение Белль Морт снова сменилось и она хохотала, смотря на нас.
- Все хорошо, Мюзет, успокойся, - Рукавом куртки я вытерла слезы с ее лица, она тяжело дышала, глядя сквозь меня, - Тссс, все кончилось.
Она пришла в себя и освободилась из моих рук резким движением – она упала на колени возле Белль и обняла ее ноги, шепча что-то, слышное только им двоим.
- Muzette, s'amиne а l'aspect digne et reviens avec ces jeunes filles (Мюзет, приведи себя в достойный вид и возвращайся с теми девушками), - Белль потянула ее за руки, помогая встать и поцеловала долгим влажным поцелуем, - Tu ne te tromperas pas plus, exactement? (ты не будешь больше ошибаться, верно?)
- Non, non, - зашептала Мюзет, преданно смотря ей в глаза.
- Agis (Действуй), - Мюзет поднялась, бросила на меня взгляд искоса и вышла из комнаты. Как только она ушла, к Белль шагнули уже знакомые охранники, сопровождавшие Мюзет во время первого визита в Сент-Луис. Они загородили Белль от меня, и я отступила, так как не поняла этой игры, и она заговорила на странном языке, в чем-то их убеждая – в итоге они разошлись, пропуская ее ко мне.
- Вы так забавно смотритесь вдвоем, а это твое «Тсс, все кончилось», ma petite, ты просто разрываешь мне сердце, - Белль обняла меня, положив руки на плечи – даже стоя на огромных каблуках, ей приходилось вставать на цыпочки, чтобы наши лица были на одном уровне, - скажи, что ты чувствуешь? Или чего больше всего хочешь?
Плохой вопрос. В мозгу мгновенно возникла картинка, как я из мини-узи превращаю ее тело в решето и, приложив горячий ствол к виску, последними патронами отправляю себя в темноту. Черт! Мои мысли открыты для нее и я отступила, попыталась вырваться из ее рук, но Белль не отпустила меня и смеялась, уткнувшись лицом мне в шею.
- Ma petite, я же не дура, - Она лизнула кожу, над веной, провела клыками, едва касаясь, и я судорожно выдохнула, потому что слишком привыкла давать кровь во время секса и сейчас я с трудом удерживалась стоя на ослабевших ногах. Белль потянула носом, вдыхая воздух и продолжила, - если вдруг я погибну или погибнешь ты, утянув меня в могилу, Совет уничтожит Жан-Клода и друзей, а для перестраховки я добавила в этот список твоих родственников.
Мюзет мне рассказывала, но я не могла поверить, - Белль легко толкнула меня, усаживая на софу, на которой я очнулась. Она положила руки мне на плечи, расположив колено между ног и за волосы отогнула мою голову назад – таким образом ее лицо нависало надо мной и я не видела ничего кроме нее, - ты не представляешь, что такое кому-то полностью принадлежать. Это странно для меня, вы, американцы, совсем сошли с ума, раз забываете важнейшую вещь, то, на чем держится мир. Я попытаюсь тебе объяснить, словами и надеюсь, ты меня поймешь. Ты, Анита Кэтрин Блейк, жалкий человечек, лежащий передо мной, от ногтя на ноге и до последнего волоска на голове, твоя кровь, твоя душа, воздух, которым ты дышишь – вся, целиком и полностью, принадлежишь мне. У тебя больше нет своих желаний, все твои желания кончаются там, где начинаются мои. Ты понимаешь меня?
- Да, - прошептала я.
- Нет, ты не поняла, ты вообще не поняла, ты слышишь слова, но не понимаешь их смысла, - Белль горько улыбнулась, - я отчетливо вижу это в твоей голове, в тебя слишком въелась эта ужасная идея свободы. Если ты не поймешь мою мысль сейчас, я повторю еще раз, потрачу свое время, но мне надоест, быстро надоест и я повторю те же слова в другой обстановке. Веревки, плеть, ножи и много-много боли и слез, и ты сломаешься, все ломаются, а я не хочу, чтобы ты сломалась, я хочу, чтобы ты принадлежала мне сама, по своей воле. Запомни мои слова, подумай над ними – если примешь меня добровольно, я полюблю тебя и твоя жизнь станет лучше, чем ты можешь ее представить. У нас с тобой была беседа, в которой я сказала, что страх вместо любви тоже сойдет – это ложь, высказывание Макиавелли истинно только для людей, для вечноживущих вампиров только любовь может дать истинную преданность – есть те, кто служит мне ради денег или страха, но я не доверю им свою жизнь. Фейри поняли это давно, и для них нет страшнее наказания, чем оказаться в изгнании, без любви, какую бы ужасающую форму она не принимала.
Я тебе так много сказала, стой, не отвечай сейчас, все равно солжешь, - она приподнялась и встала, смотря на меня сверху вниз, - ты назвала имя, данное мне при рождении, как ты узнала?
- Метки. Через них пришло знание, - Я насторожилась, почему-то это была опасная тема, - когда ты показала мою часть ритуала, пришло воспоминание. Я видела девочку в греческом хитоне, которая вертелась перед полированным медным зеркалом, пробуя мамину косметику, ее кто-то окликнул, и я узнала, как тебя на самом деле зовут…
Белль стояла передо мной с закрытыми глазами, обхватив плечи руками, и, наверное, ее эмоции просочились сквозь щиты, потому что я осеклась и поняла - еще несколько слов и она меня убьет. Просто задушит, не оглядываясь на последствия, потому что никто за много веков не заставлял ее испытывать такую боль, какую я нанесла несколькими неосторожными словами. Она покачала головой и резко выдохнула - стало понятно, что гроза миновала и я переживу сегодняшний вечер.
- В тебе есть что-то, утерянное мной, - Белль отвернулась, пряча лицо, - вера в справедливость? В добро? Глупости. Ты больше не на стороне добра. Что? Люди? Все зло в мире от людей, и никто из сверхсуществ не совершил столько зла, сколько делают сами люди.
Ее монолог, когда на мои мысли отвечали в то же самое время, когда я их еще думала, меня взбесил.
- Ну вот, ты злишься, - Белль рассмеялась, похоже, восстановив свое обычное состояние, - запомни, теперь ты на моей стороне. Если я скажу тебе убить человека, ты его убьешь, хотя я бы предпочла, чтобы ты убила угрожающего мне человека без приказа. Да, ma petite, женщин и детей, если понадобится. Что? Не будешь? Ха-ха! Ты - часть меня. А, вот и моя Мюзет, но мы с тобой обязательно продолжим этот разговор. Еще две вещи. Ты покажешь все воспоминания, та способность, которую ты приобрела у человека-слуги экимму, это шикарно, как будто я выиграла два приза одновременно. Я получила доклад Жан-Клода, пока вы летели. И второе – я хочу знать всю твою жизнь, мы выберем время, и ты покажешь ее всю – я не могу поверить, что пропустила тебя и хочу понять, как такое произошло.
Вернулась Мюзет в сопровождении двух девушек. Она успела переодеться в строгий черный костюм, одежду девушек составляли темно-бордовые юбки и белые рубашки.
- Анита, представляю твоих гувернанток - Селию и Эллис, нет, они скорее твои компаньонки или спутницы, в английском языке нет аналога, одна из них всегда будет с тобой днем, другая ночью. Тебе запрещается ммм… - Белль улыбнулась, - избавляться от их общества. Они расскажут о правилах поведения, установленных для тебя.
Она повернула голову к гувернанткам и те испуганно присели, наклонив головы.
- Вы. Через два часа планируется встреча, на которой Анита должна присутствовать. За это время вы приведете ее в порядок, - Белль повернулась ко мне и будто впервые увидела мою одежду: грязные, измазанные травой и залитые кровью джинсы, и куртка Мюзет в похожем состоянии, - Вот это все сжечь.
Кончиками пальцев она дотронулась до половины лица, куда пришелся удар Мюзет и я вздрогнула, резко вдыхая воздух сквозь сжатые губы, сдерживая стон.
- Ничего, ma petite, уже утром ты будешь здорова, - Она нежно поцеловала меня, - иди с Эллис и Сели.
- Мюзет, ты сейчас понадобишься, - Белль подтолкнула меня к гувернанткам, и тут же отвернулась, переключившись на другую задачу, - спускаемся в Центр. Нужно организовать встречу.
Они вышли, оставив меня наедине с девушками. Повисло неловкое молчание, и я решила нарушить его первой.
- Привет.
Они переглянулись.
- Эллис плохо говорит на английском, - это сказала рыженькая, значит, ее зовут Селия, - для меня же это родной язык. Госпожа, вы владеете французским?
- Нет. Только отдельные слова.
- Мы счастливы служить вам, - Селия изобразила небольшой поклон, взяла меня за руку и потянула, - идемте с нами.
Чтобы зайти в лифт, Эллис достала из небольшого кармана магнитную карточку и приложила ее к металлическому выступу справа от двери.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:35 | Сообщение # 30

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- Каждая карточка несет определенные права доступа, - двери закрылись и Селия выбрала «-3» этаж, - я буду постепенно рассказывать, какие правила Белль Морт установила для вас.
- Первый и основной запрет: Вы нигде и никогда не должны оставаться одни – в любой момент времени с вами должны быть либо охрана, либо одна из нас.
Мы вышли из лифта – этот этаж был оформлен в более темной цветовой гамме.
- Уровень, где мы были, самый верхний, находится над землей и называется гостевым. Он обозначен как «+3» и ваша дневная комната находится на плюс первом этаже – Эллис покажет ее днем. Подземных же этажей пять, они нумеруются в минус и два последних этажа для вас закрыты.
- Вам запрещено выходить на Территорию, - Эллис остановилась и открыла дверь, предлагая войти, - Мы с Эллис думаем, что это временный запрет, связанный с опасностью повторного покушения. Когда Госпожа устранит тех, кто вам угрожает, запрет, скорее всего, будет снят.
- Я не понимаю. Вы видите меня впервые, но говорите так, будто давно меня знаете. Как это может быть?
Эллис с Селией быстро переглянулись, затем Эллис кивнула.
- В нашей паре Эллис главная, она старше меня и именно она будет учить вас французскому языку. Нас начали готовить к служению год назад, но мы не знали, для кого предназначены. Мюзет сообщила ваше имя летом, и дала просмотреть собранную информацию – мы знаем о вас все. Поэтому именно мы были отобраны среди сотни кандидаток – мы обе заражены ликантропией гиен, и вы не сможете нас контролировать, - Эллис улыбнулась, - Это ваша ночная комната. На самом деле это дань традиции – вы вольны жить в той из них, где вам больше нравится. Если, конечно, у Госпожи не будет другого мнения.
Я молчала. Я не знала что сказать. Слишком масштабно для меня.
- Сейчас мы должны вас вымыть и переодеть, - Я инстинктивно напряглась, - это значит, что мы вас разденем, отведем в ванную, отмоем от крови вашу кожу и волосы. Я и Эллис хотели бы сразу преодолеть этот неловкий момент стыдливости, чтобы в дальнейшем к нему не возвращаться. Мы все принадлежим Госпоже нашей Белль Морт, и у нас нет ничего собственного, поэтому позвольте делать нашу работу так, как ее нужно делать.
Я заплакала, когда они начали меня раздевать. Первые слезинки скользнули по щекам, когда они сняли черные кроссовки «Найк», и я знала, что они пахнут, и пахнут ужасно – они были на моих ногах три дня.
Селия решила заполнить тишину:
- В Тейлат принят определенный распорядок дня. Я расскажу ту часть, что касается вас – мы с Белль Морт изучили то, как вы жили в Сент-Луисе и составили план на день, который должен вас устроить. В восемь утра мы вас будим и совершаем утренний туалет. С восьми тридцати до девяти тридцати мы приводим пищу и вы кормите ардеур, затем мы приводим вас в порядок и в десять либо идем завтракать, либо еду принесут в комнату, - Эллис закончила бороться с пуговицей джинсов и сняла их вместе с трусиками. Селия потянула меня за руку, заставив переступить через кучку одежды, лежащей на полу. Эллис встала с колен, взялась за другую руку и они вместе повели меня. Сияющий свет ванной заставил закрыть глаза и я вздрогнула от потока холодного воздуха, прошедшего по спине – Селия тут же набросила на плечи полотенце, еще одно бросила на пол и подтолкнула меня за талию, чтобы я встала на него. Пока наполнялась ванная, огромное цилиндрическое сооружение из мрамора, она решила продолжить, - Мы пока не решили насчет дня, получается, что вместе с дневной гувернанткой, Эллис, вы будете предоставлены сами себе. Она распорядится насчет обеда, если вы захотите есть. Вы можете перейти в ванную.
Поддерживая за руки, они помогли подняться по ступенькам и сесть в воду.
- Мало времени, поэтому одновременно с моим рассказом я и Эллис займемся вашими волосами, - Эллис взяла большой ковш и несколько раз облила меня водой, смачивая волосы, - Держите глаза закрытыми! Скорее всего, днем вы будете спать, так как на вечер у Госпожи большие планы с вашим участием.
Они вдвоем начали намыливать волосы, начав с корней и постепенно опускаясь к концам.
- Кровь все-таки попала, - Я руками убрала шампунь с лица и рискнула открыть глаза. В зеркальном потолке я увидела, что Эллис и Селия разложили волосы по краю ванны и разбирают пряди, слипшиеся от крови. Они переглянулись, и я подумала, что они либо сестры, либо любовницы – слишком уж с полуслова они друг дружку понимали. Еще это постоянное «Мы» вместо «Я».
Я сидела перед огромным трехстворчатым зеркалом. Волосы расчесывала Эллис, руками занималась Селия. Деревянной палочкой она вычищала из под ногтей засохшую кровь, то и дело бросая заинтересованный взгляд на кольца наручников, до сих пор болтающиеся на запястьях.
- Это те самые?
- Что значит те самые? – То есть я честно не поняла, почему эти наручники «те самые».
- Нам показали видео с камер наблюдения в каком-то полицейском участке. Огромный полицейский повалил вас на пол и надел наручники, а вы их разорвали и уделали его и еще двух. Плохая запись, там была такая камера, которая записывает в темноте.
Я горько рассмеялась.
- Да, это именно те самые. Но как у вас оказалась эта видеозапись?
- Спросите у Белль, - Она равнодушно покачала головой, - мы не знаем ответов на такие вопросы.
- Вам нельзя пользоваться источниками информации, - Селия заметила мой недоуменный взгляд, - ну…телевизор, радио, компьютер, сотовый. Госпожа хочет, чтобы вы отдохнули от событий, происходящих в мире. Вам нужно забыть, кем вы были раньше, гораздо важнее то, кем вы стали теперь.
- Когда вам разрешат прогулки по Территории, вы не должны контактировать с местным населением. Это строжайше запрещено, - Она продолжала обрабатывать пилкой мой ноготь и задумалась, - я сейчас говорю то, что хотим сказать только мы, двое ваших слуг – вы вряд ли раньше видели такой тип ответственности. Если с вами что-то случится, то же самое случится и с нами. Жизнь за жизнь.
Прикосновение Белль Морт наполнило меня силой, не осознавая этого, я медленно встала.
- Ma petite, ты мне нужна, - Она нарисовала у меня в голове путь, который я должна буду пройти, - заверши все дела и приходи одна.
Она покинула меня и я облегченно села обратно.
- Меня вызывает Белль Морт.
- Высушим волосы феном, совсем немного косметики и то вечернее платье, - Эллис бросилась к шкафу, занимающему полкомнаты.
Я шла по коридору, и за мной волочился шлейф платья. Оно не было удобным, приходилось приподнимать перед, чтобы не наступать на него обычной походкой. Удалось отвоевать право надеть туфли на двухдюймовых каблуках, но даже в них я с трудом шла быстрым шагом и злилась все больше. Платье, красно-розовое снизу, поднимаясь, теряло цвет и сверху показывало белоснежный лиф. Я выглядела, как порочная монашка, и это все в целом выглядело как насмешка – если уж Белль Морт потратила столько времени на сбор информации обо мне, то должна была знать, что белый и розовый это цвета, со мной совершенно не сочетающиеся.
К моему удивлению, двери лифта уже были открыты. Путь закончился на третьем надземном этаже, возле открытой двери. Как только я вошла, Белль Морт закрыла ее за моей спиной и обняла меня, пропустив руку вокруг талии. Помещение явно служило комнатой для пресс-конференций, и на креслах, стоящих полукругом, сидели мужчины. Они были по-разному одеты, от строгих костюмов до военной формы, но при взгляде на них я поняла - всех их объединяла работа. «Ma petite, все эти люди принадлежат мне» - мысль моей хозяйки скользнула внутри меня и принесла с собой целый спектр эмоций – я застыла на месте, тяжело дыша – все мое тело требовало прижаться к ней, слиться, разорвать одежду. «Нет, так не пойдет» - и Белль закрылась, заблокировала метки со своей стороны, - «ты слишком сильно воспринимаешь мои эмоции».
На меня с любопытством уставилось множество мужских глаз, и они не были удивлены увидеть меня живой.
- Господа! Вы видите моего человека-слугу и ей угрожает опасность, - Белль вытолкнула меня вперед, - вашей задачей будет узнать, кто пытается ее убить и нейтрализовать его или их. Вы находитесь в выигрышном положении по сравнению с полицией Нового Света - у вас есть выживший свидетель. Все результаты работы полицейских Сент-Луиса получите по окончании совещания.
Я всмотрелась – ни одного знакомого лица.
«- Действуй» - Приказ смел последние остатки сомнений.
- Приветствую вас, господа. Мое имя Анита Блейк, - нестройный хор голосов был мне ответом.
- Вчера утром меня убили, и я расскажу, что к этому привело, - Она же не может контролировать мои мысли, верно? – В субботу утром мне позвонил домой наш наемный менеджер, Берт Вон…
… - Я как раз слушала сообщение Ларри Киркленда о случившемся с Бертом и Мэри, когда пуля снайпера выбила из меня жизнь, - я рассказала им все и Белль потянула меня за плечи, смещая к себе за спину.
- Я покажу несколько видеоматериалов, они будут в итоговых результатах. Если у вас возникают вопросы, задавайте их сейчас, потому что больше не увидите мадмуазель Блейк, - Несколько слов в рацию и ожил жидкокристаллический экран, висящий на стене, - Видео отсортированы по дате.
Первое видео было сделано камерой наблюдения в нашем офисе – я и не знала, что Берт поставил ее в приемной. Господи, надеюсь, у него хватило ума не ставить камеру в кабинете – чего мы там только не вытворяли с Натаниэлем. Я бросила испуганный взгляд на Белль – она смеялась, ощущая мою реакцию. «Не бойся, там не было камеры, Берт слишком тебя боялся. Но ты обязательно покажешь воспоминания, мне интересно, что заставляет тебя так стыдиться»
- Я предполагаю, что этот невысокий мужчина и есть Крейг Джексон, и я подтверждаю, что второй мужчина на видео – Берт Вон. Женщина, подающая им кофе, секретарь Мэри Стэрн, - я не смогла сдержать слез. Берт, бессердечный ублюдок, вытащил Мэри на работу в выходной день, и она умерла из-за него. Белль перехватила инициативу:
- Берт спрятал это видео и мой агент нашел его быстрее полиции. Я сейчас остановлю это, потому что интересного дальше нет, - Белль приказала поставить следующую запись.
Разумеется, это была сцена моей смерти и я просто закрыла глаза, не в силах видеть это еще раз. Белль транслировала то, как их взгляды прыгают с экрана на меня и обратно.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:35 | Сообщение # 31

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
«Анита, возвращайся к Сели» - Она проводила меня до двери и закрыла ее за мной.
«И можешь уже снять наручники, я разрешаю» - Меня догнал ее смеющийся образ.
Я не успела далеко отойти, как услышала детский смех. Две тени попытались обогнать меня, но я выбросила руку и ухватила одну из них, потому что их голоса были чертовски знакомы.
- Анита! – пискнула вампирша, которой всегда будет девять лет. Валентина. Когда-то ее оставила в Сент-Луисе Мюзет в качестве извинений за нарушение правил вампирского этикета. Она дергалась, пытаясь освободить руку, но с четырьмя метками я была сильнее ее и ухватила за вторую руку. Ногой я сбила и прижала к полу Бартоломью, ее спутника, ее игрушку, мальчика лет десяти.
- Что, что это значит? Какого черта вы здесь делаете? – То есть мой мир уже обрушился, но вещи, которых я не понимаю, все еще бесили. Валентина наклонила голову и зашипела на меня, выставив клыки.
- Валентина! Не забывай, кто она теперь! – прижатый моей ногой, Бартоломью кричал своей подружке и я сильнее надавила ему на грудь. Затрещали кости, и Валентина упала на колени.
- Нет, нет, не убивай его! – Я отпустила ее руки и она обхватила мою ногу, упершись в пол худыми ножками и пытаясь облегчить вес, давящий на Бартоломью, - нам приказали.
Я расслабила ногу и она одним движением вытащила Бартоломью, прижав его к груди. Я пошла дальше, так как поняла, зачем они остались в Сент-Луисе и какая была их роль во всем, что произошло со мной.
- Мы были с тобой в самолете, Мюзет запретила нам показываться тебе на глаза, - Валентина прокричала это мне в спину.
Когда я вернулась в подземное жилище, то увидела там только Эллис.
- Вы так и не рассказали мне про вечерний распорядок, - улыбнулась я ей, все еще стоя в проеме открытой двери.
Она кивнула, взяла меня за руку и потащила за собой в ванную комнату.
- La brosse а dents, - Эллис протянула мне запечатанную зубную щетку.
- Спасибо.
- Je dois aider а laver les produits de beautй, - Я не поняла. Она поняла, что я не поняла и взяла с полки небольшой флакон, нашла на нем английскую надпись и показала мне.
- Ты хочешь, чтобы я позволила тебе смыть косметику? – Эллис кивнула, намочила ватный тампон жидкостью из флакона и провела им по моему лицу. Она прекращала дышать, когда касалась левой стороны лица, куда пришелся неудачный удар Мюзет. Когда она закончила и я, наконец, смогла почистить зубы, то увидела, что меня ожидает расстеленная кровать и мой бог, на этой кровати в длину вполне могли поместиться две такие девушки как я.
- А ты будешь спать в этой комнате или где-то еще? – спросила я, закончив чистить зубы и сделав все то, что делают женщины вечером.
- Non, ma place non loin, - Эллис укрыла меня одеялом, а сама выключила свет и я слышала в темноте, что она ушла спать на небольшую софу, стоящую возле двери.
Я повозилась, устраиваясь поудобнее, и провалилась в сон.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:36 | Сообщение # 32

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
Глава 10

Кто-то провел языком по руке и я втянула ее под одеяло. Одновременно с этим я натянула на голову подушку, чтобы помешать Натаниэлю разбудить меня поцелуем – несмотря на все его отрицания, я прекрасно знала, что счастливые утренние поцелуи до чистки зубов существуют только в кино. Я застонала и глубже зарылась головой под подушку – дико не хотелось тащиться на работу – то есть я осознавала, что Натаниэль или Мика все равно меня разбудят, но пыталась оттянуть этот момент. «Ну не будите меня, пожалуйста» - мысленно взмолилась я. На работу ехать придется в любом случае, но, быть может, меня отвезет Мика? Совершенно не хотелось садиться за руль. Сегодня, все таки, придется позвонить Жан-Клоду, попробовать поговорить… стоп… Жан-Клод, Мика, Натаниэль, что-то с ними не так. Или со мной. Сердце начало биться, как будто я забыла что-то очень важное. Я зажмурилась под подушкой. Белль Морт, Мюзет, Сели – эти имена заставили меня вскочить с криком, разбрасывая подушки и освобождаясь от одеяла – сердце билось как сумасшедшее, я часто и отрывисто дышала, сжав в кулаках простыни.
Это не сон, я действительно нахожусь у Белль Морт и с этой мыслью я стекла обратно в кровать, закрывшись одеялом. Интересно, сколько сейчас времени и что именно меня разбудило?
- Госпожа, - я услышала голос Сели и почувствовала прикосновение ее руки, - просыпайтесь. Наша Госпожа ждет вас к завтраку
- Почему ты? – я отбросила одеяло и осторожно потрогала лицо. Вроде не больно, во всяком случае, опухшая часть вернулась в норму – нужно зеркало, увидеть, на что я похожа, - днем должна быть Эллис?
- Несколько дней я буду проводить с вами больше времени, - Сели была на удивление довольной, - меня сделали главной. А сейчас вставайте, через полчаса охранники приведут пищу и вам нужно быть готовой.
- Вот, наденьте это, - Как только я встала, на плечи был наброшен изящный белый пеньюар с золотистой отделкой, - И тапочки, на этом уровне очень холодные полы – при строительстве комнаты были вырублены в камне.
Твою мать! Я увидела себя в зеркале и закрыла глаза. Потом открыла и кончиками пальцев провела по желто-сине-красному синяку, занимающему пол-лица. Странно, раньше у меня все заживало гораздо быстрее, побочное действие триумвиратов? Четвертая метка дала гораздо меньше, чем два триумвирата – спросить что ли у Белль Морт, что дает полный набор меток? Я поцокала языком - в таком виде выходить куда-либо не было ни малейшего желания. Сели, достающая из настенных шкафчиков и выставляющая баночки с косметикой на призеркальный столик, не удержалась:
- Синяк мы скроем косметикой, это не проблема, гораздо хуже со шрамами, - Сели бросила осторожный взгляд, - они отвратительны и Госпожа твердо решила от них избавиться.
- Зачем? – Вопрос был риторическим, я знала ответ – Белль Морт ненавидит шрамы, и, их существование теперь лишь вопрос времени. Если у нас совместный завтрак, значит, она не сейчас не спит – интересно, она наблюдает за мной?
- Ваше тело как история жизни, но у вас больше нет прошлого. Каждый ваш шрам это напоминание о том или ином событии, которое больше не имеет значение – вы должны отбросить прошлое и мы все поможем это сделать, - Сели включила воду в душевой кабинке и взяла в руки губку, - Мы не будем сейчас наносить косметику и обойдемся минимальными процедурами, - тут она покраснела, - ведь следом у вас кормление ардеур.
Мы закончили и я вернулась в комнату. Я сидела на кровати, завернувшись в одеяло и пыталась понять, что чувствую, и самое главное, что мне делать – я не знала, как реагировать. То, что за мной ухаживают две девушки-слуги, чей уровень навязчивости переходит все допустимые границы и то, что сейчас мне предстоит переспать с совершенно незнакомым мужчиной. Ух! Сердце упало. Я вдруг поняла, что Белль вполне может заменить Эллис и Сели на слуг мужского пола, просто для развлечения, понаблюдать за моей реакцией, стоп! Это вроде не моя мысль, точно не моя – я вздрогнула и сердце забилось чаще, когда поняла, что Белль следит за мной и ее «намеки»… великолепно. Я не могу контролировать свои мысли настолько, чтобы обмануть ее, да даже то, что я об этом сейчас думаю, блииин! Я в отчаянии вытянулась на кровати - стоит мне отказаться питать ардеур, меня заставят это сделать и накажут, причем накажут таким способом, который мне не понравится. «Иголки, целая куча иголок, ma petite, я выяснила, чего ты боишься» - видение о тысячах игл, вонзающихся в мое тело, было настолько реальным, что я захныкала, сжав в кулаках простыню. Размышления оказались прерваны стуком в дверь, Сели открыла дверь и впустила, или, скорее, втащила юношу, на котором из одежды был лишь халат. Молодой лев боялся, его страх поплыл по комнате и ардеур однозначно среагировал – «пища», подавляя разум. Моя львица зарычала на него, выражая презрение и запрещая ему подходить ближе, и я скрылась в складках одеяла, раздираемая между желанием ардеур и львицей, не желающей допускать к себе слабого льва.
Сели подтолкнула юношу в сторону кровати, что-то шепча – «…никаких ласк, тебе нужно только трахнуть ее», только и успела я уловить. Селия сделала шаг назад, оставляя дистанцию, а он подошел и сел на колени, оставаясь на краю кровати, и осторожно протянул руку, проводя по моей спине. Я все еще лежала, раздавленная противоречием – львица требовала атаковать льва, прогнать его, не допустить – ардеур же требовал броситься на него с другой целью, и я не могла решить, выбрать вариант действий.
- Oscare! D'aucunes tendresses! (Никаких нежностей) – Возмущенно крикнула Селия, распечатывая презерватив, и он решился, перевернул меня на спину и задрал пеньюар, обнажив грудь, я рванулась, освобождаясь, и тут через метки пришла Белль Морт. «Ma petite, зачем ты все усложняешь? Я помогу тебе преодолеть стыдливость в этот раз, но завтра будет другая пища и тебе придется все сделать самой» - и она запустила ардеур, заставила его вспыхнуть всепожирающим пламенем и дальше я со стороны наблюдала, как мое тело бьется в судорогах страсти.
Для завтрака мы с Сели поднялись на «-1» этаж. Огромная комната, судя по обстановке, служила столовой, сейчас в ней был накрыт всего лишь один стол. На одну персону. На меня. Белль Морт уже сидела с другой стороны столика, ее охрана, четверо полуоборотней - вампиров, расположились вокруг, разобрав стулья. Было видно, что она не переоделась после ночных развлечений – красное платье разорвано сбоку, волосы распущены, черным водопадом стекая по плечам и только напоминая о сложной прическе, в которую они были собраны вечером, помада практически исчезла, оставаясь только в уголках губ. Сели сразу же перешла к охране и, взяв стул, расположилась между ними. Когда я осторожно села, не поднимая взгляд (все еще была в шоке от утреннего кормления ардеур) она неуловимо быстро протянула руку и поймала меня за запястья:
- Я же разрешила снять наручники вчера, почему ты оставила их?
- Что значит снять?! – Я вскочила, пылая злостью, ударив кулаками по столу, - Что, черт возьми, значит снять наручники? Где я возьму ключ? Где возьму инструменты?
Белль смотрела на то, как я кричу на нее, задыхаясь от злости, как будто наблюдая - ах, посмотрите, какую забавную штуку выкинула эта живая игрушка, а следом я оказалась лежащей на полу и ее рука сжимала горло, не позволяя мне дышать. Я не успела заметить, как она перебросила себя через стол и движением руки сбросила меня со стула.
- Никогда больше не кричи на меня, - Белль медленно убрала руку и я закашлялась, пытаясь вдохнуть, - ты можешь снять наручники сама, сил вполне достаточно.
Она подняла меня за руку, усадила обратно на стул и вернулась на свое место – на секунду ее лицо застыло, затем она расплылась в улыбке, как будто ничего не произошло.
- Ты несешь четыре метки и через них можешь заимствовать ряд моих способностей. Скорость, силу, мгновенную реакцию, возможно, левитацию - ты все же некромант, так же некоторые уникальные способности хозяина. Если ты обратишься к меткам, то сможешь легко сломать металл наручников, - Белль заметила, что я разглядываю их, положив руки на стол, - сделай это прямо сейчас, чтобы мы больше не возвращались к этой теме.
Я смотрела на кольца наручников и думала. Значит, я теперь могу усилием пальцев сломать их?
- Да, ты можешь это сделать! – Белль выдохнула, - иногда ты меня сводишь с ума, Анита! Дай сюда руку и смотри, вот я беру его, сжимаю здесь и здесь - вуаля! Наручник распался на две половинки. Теперь сделай это сама.
Она сломала наручник на левой руки, мне остался правый. Зажав между пальцами тонкий металл наручников, я закрыла глаза, потянулась через метки к Белль, дождалась, когда на меня потечет сила и резко сжала пальцы. Открыла глаза и увидела, что наручники разорваны, как будто горячий нож прошел сквозь масло – точно так же я поступила со второй половиной. Когда половинки наручников упали на стол, я снова открыла глаза и посмотрела на Белль. Или хозяйку? Нет, никогда и никого я не буду называть хозяином. «Я могу потребовать, чтобы ты называла меня своей хозяйкой, но готова подождать момента, когда ты сделаешь это сама» - ее мысль пришла ко мне, и показала, что она мной довольна.
- Я знаю, что мастер вампиров может ощущать вкус пищи, поглощаемой слугой, поэтому, сегодня и всегда, ты будешь есть вместе со мной. Ты поешь, и мы отправимся на прогулку, нужно показать тебе кое-что важное, - она усмехнулась, - и сказать - боюсь представить, как ты отреагируешь.
Еда была приготовлена вкусно, тут я не могла жаловаться. Пока я ела, то наблюдала за поведением Белль – она положила руки на край стола и легла на них, закрыв глаза. Жан-Клод в такой ситуации вел себя как котенок, пытаясь прочувствовать вкус каждого кусочка пищи, он мог размахивать руками, совершенно не обращая внимания на окружающих. Я набрала три килограмма, пока не поняла, что он чуть ли не насильно запихивает в меня еду, соскучившись по ее вкусу. Белль Морт вела себя спокойно, но я чувствовала, что она с трудом сдерживает восторг – в отличие от Жан-Клода, она не сохранила воспоминаний о вкусе пищи, которую ела до обращения и я могла видеть силу ее эмоций по тому, как она ломает стол, вцепившись и сжимая его край. Когда я перешла к кофе, она открыла глаза и посмотрела, и я не могла понять ее взгляд – жадность, голод, похоть, чуть-чуть ненависти – и еще спектр эмоций, которые я не смогла распознать.
Я вытерла губы салфеткой и оглянулась на Сели, но она сделала страшные глаза и я обернулась к Белль, которая бесшумно встала и знаком приказала охране следовать за ней



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:37 | Сообщение # 33

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- Ma petite, следуй за мной. Селия, ты свободна, я верну ее через пару часов. Покажешь дневную комнату, - Белль взяла меня за руку и мы вышли из столовой. Я задумалась, как она перемещается без карточки, перед ней сами собой открывались все двери, она ответила мысленно: «все приоритетные объекты отслеживаются с центра охраны 24 часа в сутки, поэтому им не нужны карточки. Да! Ты приоритетный объект!». Мы поднялись на «+1» этаж и пришли в странную комнату – солнечный свет распадался на участки разной освещенности, от полной темноты до яркого, отсвечивающего отблеск квадрата, все остальное пространство комнаты было абсолютно темным. Белль Морт сбросила щиты и я ощутила ее страх, она боялась того, что сейчас должно произойти.
- Ma petite, нужно точно вспомнить, что ты делала перед тем, как твой подвластный вампир приобрел иммунитет к солнечному свету, поэтому, поцелуй меня, - Я прижалась губами к ее губам, - и подумай, вспомни, как ты создала второй триумвират.
…Кровь, поцелуи, голодное бешенство ардеур, разорванная в страсти одежда, бегство Жан-Клода – «Я вынужден отключиться от тебя, ma petite, сегодня что-то не так. Ты заставила бы меня делать то, чего я делать не хотел бы. Утоли ардеур, ma petite, выбери его пламя, пока другое пламя не захватило тебя и не унесло». Ричард в форме волка, транслирующий, как они стаей жрут оленя и я, пытаюсь вопреки ему удержаться и не порвать Натаниэля. Дамиан, обладатель уникальной способности успокаивать мой гнев и страдающий из-за нее, не имеющий возможности удовлетворить свое желание, потому что его прикосновение убивало во мне ардеур. Натаниэль и Дамиан вместе, их страсть, их желание, сила жизни и сила смерти, столкнувшиеся во мне и сжигающие меня. Солнечные лучи, заливающие торс Дамиана, его безумие, мой крик и слезы от невыносимой боли, когда он вцепляется мне в ключицу, слова, которые мы говорим вместе, его плоть, скользящая во мне…
Белль прервала поцелуй и я отшатнулась, задыхаясь, пытаясь успокоить бешено стучащее сердце.
- Достаточно. Часть с безумием мы пропустим, в отличие от него я хочу ощутить Солнце. Держи эту ткань, набросишь на меня, если мы в чем то ошиблись и я вспыхну, - Она подняла с пола кусок плотной ткани и передала его мне, затем обернулась к охране, - Vous ont apportй?
Двое охранников продемонстрировали огнетушители.
- Все готово, - Она положила голову мне на плечо и закрыла глаза,- ma petite, Анита, я сейчас открою метки и буду бояться, мне будет очень страшно, это инстинкт, фобия, как и твоя боязнь высоты, но я буду двигаться к свету, от слабого к полному. В это время я разрешаю тебе закрыться, сохрани разум и действуй так, как надо – если я пострадаю слишком сильно, и твоя кровь не поможет, охрана понесет меня на минус пятый уровень, следуй за ними. Там живет тот, кто всегда помогает мне, и я в любом случае познакомлю вас сегодня.
Белль медленно подняла голову и потерлась об меня щекой, затем прошептала:
- Все будет хорошо, ma petite, - и убрала щиты. Я начала оседать на пол, не в силах сдержать поток эмоций.
Она резко развернулась на каблуках и пошла к первому сектору, где свет был самым слабым, просто серый квадрат на черном полу – задрав рукав платья, она наклонила голову и сунула руку в свет. Она боялась, но даже близко не испытывала того, что испытывал Дамиан – никакого лишающего разума ужаса, страх Белль был сжат, погребен под злостью, так же как и я, она превращала страх в злость, в ярость.
Ее рука замерла только возле последнего квадрата, она колебалась – все инстинкты, весь ее опыт кричали, что там, в этом светлом пятне, притаилась смерть. Белль закрыла глаза и поместила кончики пальцев в поток света – любой, кто был в комнате, задержал в этот момент дыхание. Солнечные лучи окрасили ее руки розовым и я почувствовала, как в ней поднимается восторг, ликование, она начала смеяться и медленно поместила обе руки в свет, наслаждаясь прикосновением солнца к коже, ощущением тепла на руках.
- Sortez tout! – Лежа на полу, я с удивлением смотрела на выходящую из комнаты охрану, мы остались одни. Она склонилась надо мной, - Ma petite, что-то не так у нас с тобой, открытие меток не должно так на тебя действовать, ты слишком восприимчива к моим эмоциям. Позже мы сходим к тому, кто поможет понять, в чем дело.
Белль закрылась, и я смогла свободно дышать.
- Вставай, - Она потянула меня за руку, поднимая на ноги, - Этот разговор останется между нами, в этой комнате нет видеонаблюдения. Я победила много вампиров, убивая их слуг, и не понимала, как можно ставить себя в уязвимое положение, разделять силу с человеком, но сейчас я смотрю на тебя и вижу, почему старейшие вампиры, прожившие тысячелетия, сходят с ума из-за своих слуг – я не чувствовала себя настолько живой с тех пор, как погибла моя первая слуга.
- Ты спрашивала Мюзет, как мы существуем вместе с людьми, находясь вне закона, слушай и запоминай то, что я скажу, - Белль Морт застыла, собираясь с мыслями, - Я владею этой страной - мои люди находятся на ключевых постах в правительстве, армии, разведке, полиции и ничего важного не происходит без согласования со мной. Подавляющее большинство их не знает, от кого получает приказы и просто выполняет их, они служат семьями, поколение за поколением. В Совете только Странник пытается выстроить такую систему, но он опоздал, я блокирую его попытки внедриться в человеческое общество.
- И церковь? Ватикан?
Белль расхохоталась.
- Именно с церковью оказалось проще всего – святоши любят деньги и падки на запретные удовольствия, - она помрачнела, - но у них есть радикальное крыло, называют себя «Меч божий», кликуши, и они в будущем могут стать проблемой - организация разрослась на весь Европейский Союз. На все руководящие должности назначения происходят по признаку родства, люди со стороны становятся только мясом – соответственно, я не могу внедрить к ним своего человека.
- Совет знает об этом?
- О моей сети нет. О фанатиках знают, но думают, что все обойдется. Эти бурдюки с протухшей кровью вообще перестали понимать, что происходит, лет пятьдесят назад, но продолжают исправно блокировать мои инициативы, - лицо исказила злость, Бель прошипела, - все никак не простят мне первую мировую. Перед концом войны я потеряла все – чтобы остаться в живых, пришлось отдать деньги, землю, недвижимость, моих людей, - Белль печально покачала головой, - я валялась в ногах у Совета, выпрашивая помилование, поэтому сейчас не могу сделать что-либо открыто, в первую очередь подозрение падет на меня.
Она встала и несколько раз прошла по комнате.
За девяносто с небольшим лет Совет растерял людей, которых забрал у меня, а я тихо, не спеша, воссоздала сеть. Я смогла протащить решение по твоему вопросу, подав информацию таким образом, что у Совета сложилось впечатление о невозможности исполнить план без твоей гибели – вечером сможешь понаблюдать, как вытянутся их лица при виде тебя – я решила сделать сюрприз и не сказала, кого именно выбрала в слуги. Идем, я покажу тебе нечто очень важное!
Она потащила меня, ухватившись за руку.
- Вампирам отданы второй и четвертый подземные этажи, оборотни занимают минус первый, слуги всех видов занимают минус третий. Самый важный этаж - минус пятый и мы идем туда.
Мы остановились перед монолитной каменной стеной, в которой когда-то был вырублен проход и позже установлена дверь. Это первая дверь, на которой я не увидела ручки, отверстия для ключа и металлической поверхности для магнитных карточек – только сплошная ровная поверхность с вмонтированной красной лампой.
«Если у тебя есть что-то металлическое, лучше оставь это здесь» - Белль постучала в дверь, затем обернулась к охране, - Attendez-moi ici.
Раздался щелчок, лампа погасла, и Белль потянула дверь. Огромное помещение больше всего напоминало сильно запущенный сад – трава, цветы, деревья перемешались, образуя сводящую с ума последовательность, какофонию цветов. Помещение освещалось подвешенными к потолку лампами, хотя сам потолок был настолько высоко расположен, что терялся в темноте.
«Снова он все перемешал. Дорожку тоже уничтожил. Идем, я примерно помню направление» - Она пошла вперед, руками раздвигая ветви деревьев, - «Мог бы и сделать нам путь, но он злится из-за Валентины».
Валентина? При чем тут эта маленькая вампирша? Белль увидела, что я уже знаю о ее возвращении, но решила не комментировать мое возмущение.
«Они развлекались вместе. В это помещение могут входить только я и Валентина, и я попробую договориться, чтобы он принял и тебя»
Наш путь окончился возле каменного пятачка, на котором стоял огромный экран, напротив него в кресле, больше напоминающем трон сидел… не знаю кто. Я пыталась ухватить его глазами, но взгляд упорно съезжал в сторону, фокусируясь на чем угодно, только не на нем. Я застыла, пораженная невероятной догадкой и повернула голову, чтобы посмотреть боковым зрением - так я смогла разглядеть, что спиной ко мне сидит очень высокий мужчина? или женщина? Длинные белые волосы могли принадлежать кому угодно. Он смотрел новости с выключенным звуком и никак не показал, что заметил наше присутствие.
- Ола, теперь тебе не нужно выключать солнце, когда я прихожу, - Я не поняла этот язык, но поняла смысл сказанного Белль. «Это кельтский, ma petite, и я буду одновременно думать на английском, чтобы ты поняла наш разговор. Молчи, пока я не разрешу говорить».
- Ты наконец то решила окончить свое жалкое существование, моя маленькая Белль? – Это определенно сказал мужчина, но голос! Как будто журчание воды наполнило пространство комнаты.
Белль осторожно приблизилась к нему, и я поняла кто это. «О да, ma petite, у меня есть свой принц фейри, Высший Сидхе. Откуда здесь свет? С поверхности, по специальным стеклянным трубкам».
- Я вернула Валентину, теперь ты позволишь дотронуться? – Ола неопределенно пожал плечами, и Белль расценила это как разрешение.
«Стой на месте и молчи, что бы не произошло» - Она обошла кресло и села на колени возле ног сидхе, потянулась, чтобы поцеловать его руку, но он схватил ее за плечи и потянул на себя, усаживая к себе на колени.
- Ты решила умереть? Но мне будет без тебя скучно, - Ола заинтересовался, его голос приобрел новое звучание, шум водопада, - или ты придумала новую хитрость?
- Я больше не боюсь солнца, мой принц, впусти его.
Сидхе потянулся к чему-то, скрытому от меня за креслом, и комната постепенно заполнилась солнечным светом. Яркое солнце резануло по глазам даже через закрытые ресницы, и я упала на колени, пряча лицо в подоле платья. Белль пришлось гораздо хуже, для нее, тысячелетиями не видевшей света, и она зарылась головой в рубашку сидхе.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:37 | Сообщение # 34

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- Действительно, ты получила иммунитет. Это забавно, - Ола снял рубашку и закрыл ей голову Белль. Я смогла встать, прикрывая глаза ладонью. Комната преобразилась – я очутилась в лесу, где голый участок каменного пола выглядел как поляна, окруженная деревьями, - Твоя хитрость как-то связана с этой человеческой женщиной? Или ты привела ее для развлечения? У меня так давно не было игрушек, но кто она?
- Человек, подойди! – Я на мгновение растерялась, прежде чем поняла, что приказ предназначен мне. Что делать?
«Стой на месте» - Белль напряженно думала, - «просто делай, что я говорю».
Сидхе оставил Белль лежать в кресле и встал, по волосам побежали искры, кожа засветилась и он вспыхнул, роняя свет как капли воды – когда он повернулся, я потеряла дар речи, настолько он был красив. Я почувствовала прикосновения его силы, изучающей меня, и оттолкнула его, заставила свою силу стать между нами щитом, завернулась во тьму.
- Белль, отдай мне ее, хоть на время.
- Ола, только если поклянешься, что не причинишь ей боль или вред.
Он рассмеялся.
- Плохая клятва, у нас с тобой разные понятия о боли и вреде, - Свет стал покидать его тело, - гораздо лучше звучит такая: «Клянусь вернуть ее тебе в том же состоянии, в каком взял». И то, я бы добавил уточнение о физическом и умственном состоянии, ее разум может не перенести моих развлечений, но, хотя бы я буду вынужден ее вылечить, перед тем как вернуть.
- Ола, не причиняй ей вреда, прошу тебя. Этот человек очень важен – она мой человек-слуга и я пришла попросить о помощи. Для нас двоих.
Сидхе сел на ручку кресла и положил голову на спинку, он не отрываясь, смотрел на меня и я смогла разглядеть его глаза: золото, серебро и голубая полоска цвета неба.
- Это интересно, - Он наклонился, приподнял Белль и снова усадил ее на коленях, затем убавил свет – в помещении как будто наступил вечер и Белль стянула с лица рубашку, - Пообещай рассказать, как она у тебя оказалась.
- Я все расскажу, - Белль потерлась щекой, губами провела у него по шее, - помоги нам. Инициализация прошла неправильно, и теперь при открытии меток она становится абсолютно бесполезной. Тебе по силам понять, что не так.
- Ты все время просишь о помощи, - Ола отмахнулся, и Белль очутилась на полу, отброшенная ударом, - Если я решу вашу проблему, ты отдашь свою слугу на какое-то время?
- Нужно будет подумать, как защитить ее. И это будет возможно только через несколько месяцев, у нее есть обязательства наверху. Ола, да, я отдам ее в твои руки, если ты предложишь клятву, по которой не пострадают ее тело или разум, - Белль встала и подошла ко мне, - «Ему нельзя говорить нет, это только раззадоривает его еще больше. Обещаю, что сделаю все, чтобы ты не попала к нему в руки. Ола обладает руками силы, но в странном сочетании – Огня и Лечения, и это ужасно. Однажды я согласилась отдаться под его власть – после игры Ола вылечил мое тело, но когда я вырвалась, то не виделась с ним десять лет. Просто не могла, любое напоминание о нем возвращало в пережитый кошмар. Он не в порядке даже по меркам фейри, ему вынесен смертный приговор, если он выйдет на поверхность, его убьют слуа, поэтому он прячется здесь»
«Но он же из светлого круга, я видела его глаза»
- Ола, ты согласен? Поможешь мне? - Белль обняла меня, защищая, - «Человеческая информация о фейри неверна. Ола бежал до разделения Дворов на Светлый и Темный, сейчас он приговорен при обоих и не может вернуться».
«Но почему он с тобой?»
«Если кратко, секс с ардеур напоминает ему секс с другим Высшим Сидхе..»
- Что бы вы ни делали, прекратите. Вы обе мерзко вибрируете, когда используете мысленную связь. Вампир, я помогу, но только потому, что меня заинтересовала эта женщина.
Он встал и пошел в глубину комнаты, Белль потянула меня за ним. Среди деревьев стояла огромная кровать, постель на которой представляла собой спутанный ком одеял и подушек, Ола без колебаний сбросил это на землю, оставив матрас и простыню.
- Ложитесь по краям и оставьте мне место посередине, - Он был в предвкушении, по волосам забегали искры, с рук срывались капли света.
Белль уложила меня на спину - «закрой глаза и не сопротивляйся ему», следом легла сама, сидхе сел на колени в наших ногах. Я почувствовала, что он повел рукой по ноге, остановился внизу живота, повел руку дальше, остановился возле сердца. Силу, стекающую с его рук, я ощущала как горячую воду или, скорее, разогретый мед, медленно капающий с кончиков пальцев. Я почувствовала эмоции Белль, она хотела его прикосновений, мечтала о них, но в то же время боялась сидхе, боялась того, что она может разрешить с ней сделать и сейчас, когда находилась в безопасности, впитывала его прикосновение, его тепло, полностью расслаблялась – она любила его, и знала, что тоже ему небезразлична.
Ола закончил и остался сидеть между нами, рассеянно смотря себе на руки.
- Белль, ты объясняла про метки, я помню. Между вами есть связи, но их три, а не четыре, как должно быть, и я думаю, что не хватает первой, которая дает этой женщине защиту от тебя.
- То есть мне просто нужно поставить первую метку? – Белль привстала, опираясь на локоть.
- Наверное, я ни разу не видел, как это у вас происходит.
Я лежала и смотрела на них, так спокойно рассуждающих о том, что можно со мной сделать. Ненависть? Злость? Нет, мне было все равно. Я не смирилась, нет, я собрала все, что составляло девушку по имени Анита и спрятала в дальний уголок души, и сейчас была пустым, ни на что не реагирующим сосудом. Я говорила, ходила, передвигая ноги, ела, испытывала какие то эмоции, на самом деле не испытывала при этом ничего.
Белль закрыла глаза, сосредоточилась и дотронулась до моего лба. Потрясающий эффект – я увидела Олу без гламора, без магии, позволяющей фейри выглядеть как они должны выглядеть изначально. Ну и что? Он не использовал гламор, но теперь я могла спокойно разглядывать его. Ола провел ладонью по лицу, закрывая глаза, затем его рука прошла по шее и пустилась в обратный путь.
Все прекратилось.
- Вампирша! Ты не можешь нормально одеть свою слугу? Почему я чувствую на ней синтетику?
- Ола! Я буду следить, во что ее одевают. Теперь с ней все нормально?
- Да, и помни наш договор, - Сидхе встал с кровати и не оглядываясь пошел к своему креслу, - убирайтесь, вы мне надоели.
«Уходим, ma petite»
И мы ушли, оставив Олу сидеть перед телевизором, бешено переключая каналы.
Когда мы вышли и за нами закрылась дверь, Белль оперлась на стену и сползла по ней спиной. «Он все страшнее, ma petite, его безумие усиливается. Валентина больше не приходит, она тоже боится, хотя раньше с удовольствием играла с ним»
«Что за игры?»
«Пытки. Мучения. Кровь. Ничего из того, что могло бы понравиться тебе. Проблема в том, что меня к нему приносят, когда все плохо, и кровь смертных уже не помогает. За последние два года Марми Нуар дважды заставляла обращаться к его милости, и я боюсь, Анита, что однажды приду в себя, а он решит поиграть без моего согласия. Я сойду с ума, мой разум не выдержит этого еще раз»
«Почему не убить его?»
Она мысленно усмехнулась, как будто я сказала огромную глупость.
«Он принц, то есть силен даже по меркам высших сидхе. Ты не представляешь, что такое его руки силы – одной рукой он сжигает врагов, другой лечит себя и я всей своей властью не смогла бы его остановить, если он захочет уйти. Нет, Анита, он смертельно опасен, но Ола источник моей силы и я буду до последнего пытаться контролировать его безумие. Я постараюсь сделать так, чтобы он забыл про тебя, для фейри время идет по другому, но, даже если ты попадешь к нему в руки, то можешь быть уверена, что останешься живой, и только эта мысль поможет сохранить здравый рассудок. Я так надеялась, что его отношение ко мне изменится, если я буду больше похожа на живую, перестану бояться солнца, но все бесполезно, он так же презирает меня, обращается как с грязью».
- Идем, осталась последняя часть, - Белль потянула ко мне руку, и я помогла ей встать, неожиданно для себя. Мне жаль ее? Или начинаю понимать, что кроме нее, мне не на кого положиться? «Анита, мне нужна твоя любовь или, в крайнем случае, преданность, но не жалость. Ты правильно понимаешь, Совет уничтожил бы ваши триумвираты только для собственного спокойствия, и я сработала на опережение с выгодой для себя. Это ведь не хуже вашей смерти?»
Возле лифтов пятого этажа была дверь. Белль помахала рукой куда-то в потолок, со щелчком открылся замок и мы вышли в огромный зал со стоящими машинами. В стене были прорезаны четыре огромных двери, и мы направились к ним.
- Ma petite, внимание. Все что ты видишь, весь Тейлат начался семьдесят лет назад. Я выкупила остров и решила создать здесь резиденцию – у меня остался замок, но это фальшивка, я не живу там больше, это становится небезопасно. Если ты поднимешься на поверхность и заглянешь через забор, то увидишь трехэтажное здание и огромный парк вокруг, - через метки Белль показывала визуальный ряд, то, как видела это сама, - на пять этажей вниз уходят жилые уровни, есть и шестой, но я искренне надеюсь, что ты не сделаешь ничего такого, чтобы оказаться там. На пятом уровне находится Ола, Центр, и туннели, соединяющие Тейлат с материком – один из них выходит на принадлежащее мне предприятие, три других в подвалы домов, где живут мои люди. Посмотри, возле каждого туннеля есть индикатор – в обычном состоянии он зеленый, если целостность туннеля нарушена с той стороны, индикатор потухнет. По первому туннелю в Центр приезжают сотрудники, на трех резервных путях всегда должен быть зеленый свет.
- Центр?
- Это моя фирма, «Центральные коммуникации», официально она занимается телефонией и интернетом, на самом же деле в ней обрабатывается информация со всего мира, добываемая агентами. Защищенная ее часть находится здесь, на пятом уровне. Среди сотрудников есть и люди. Анита, за каждой дверью есть выемка, где стоит заправленный и готовый к поездке фургон - если Тейлат будут штурмовать, охрана начнет эвакуацию. Я, ты, Ола, Мюзет, сотрудники Центра, вампиры, слуги – именно в такой последовательности, поэтому, если тебя вдруг куда-то потащит охрана, не сопротивляйся и выполняй их указания.
- Ma petite, я ухожу на дневной сон. Охранники сопроводят тебя к твоим подружкам, отдохни и будь готова к церемонии, - Белль через силу улыбнулась и обняла меня, - Парадокс. Церемония понравится мне и совершенно не понравится тебе.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:41 | Сообщение # 35

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
Глава 11

Нельзя переиграть то, что уже случилось. Перед глазами проносились картины прошлого, сотни, тысячи моих поступков, продиктованные слабостью или гордыней, и я пыталась составить из них логическую цепочку, которая бы объяснила – почему я нахожусь именно здесь. Я лежала на кровати в своей дневной комнате и параллельно вспоминала, сколько времени я нахожусь в резиденции Белль Морт, моей хозяйки и какой сегодня день недели. О да, я сделала это, назвала ее хозяйкой, ведь это всего лишь слово. После первых двух дней, насыщенных событиями, я все больше погружалась в апатичное состояние – я спала, ела, кормила ардеур, участвовала вместе с Белль в вечерних «развлечениях» и не испытывала ничего, мои эмоции умерли, стало совершенно неважно, что происходит с телом. Когда хозяйка увидела, что я не переношу белый и розовый, моя одежда стала состоять из вещей этих цветов, иногда к ним добавлялся золотистый. Поэтому сейчас я лежала поверх заправленной кровати в розовом шуршащем платье, как мрачный ангелочек.
Селия сидела на своем обычном месте для этой комнаты, небольшом кресле возле двери, с закрытыми глазами и прямой спиной. Интересно, если пролежу без движения еще два часа, она сохранит неподвижность? Я уверена, Сели слышала звук от каждого моего движения и была готова выполнить любой приказ, если, конечно же, он не разойдется с инструкциями Белль Морт. Покидать пределы дома все еще запрещено, поэтому прогулки ограничивались коридорами и заброшенными комнатами – большинство комнат на верхних этажах были закрыты и вещи стояли в них, покрываясь многолетней пылью. Из окон можно было разглядеть парк и кусочек моря, унылый пейзаж. Когда Белль Морт не спала и была в хорошем настроении, я могла выслушать историю из ее прошлого, но такие совпадения случались редко. Так. Я не могу понять, какой сегодня день – с этой мыслью я расслабилась - по сути, это неважно. Завтра будет таким же как и сегодня, каким было и вчера.
Тишину в комнате нарушил сигнал вызова рации, висящей на поясе у Сели. Я заинтересованно уставилась на нее, о чем то негромко говорящей на французском, все еще непонятном для меня языке.
- Вам нужно выйти. Госпожа спит, и служба безопасности не может принять решение, - Селия не сказала «без вас», но подчеркнула слово «не может», - Госпожа, это срочно.
С этими обращениями можно сойти с ума – согласно этикету вампиров, если мы с Белль Морт находились в одном помещении, ко мне вообще нельзя обращаться, только к вампиру-хозяину, и, если она разрешит, можно заговорить со мной. Поодиночке же к каждой из нас необходимо обращаться Госпожа, и это вызывало забавные коллизии при обсуждении нас двоих.
Олаф все-таки добрался. Один из элементов моих ночных кошмаров в течении нескольких лет висел на руках охранников – они были столь любезны, что притащили его на первый этаж, к двери моей комнаты. Похоже, он под воздействием наркотиков или чего-то похожего, потому что никак не реагировал на окружающих. Так. Его держат двое "старых", полуоборотней-вампиров, которых постепенно возвращала к жизни Белль Морт – я не знала их точное количество, но они всегда оказывались там, где была она или я. Вместе с ними двое обычных охранников, и какой то новый тип, подходящий под описание «черный костюм», такого я видела впервые. То есть я думала, что существует два вида охраны и совершенно неожиданно встретила третий.
Именно он возглавлял процессию и вел себя как главный.
- Госпожа, - носящий костюм, про себя я назвала его агентом, присел и слегка поклонился, - этот человек интересовался вами, задавал вопросы. Наш агент назначил встречу, где мы его и взяли. Он утверждал, что знаком с вами и является вашим другом. Вы знаете его?
- Его зовут Олаф и он очень опасен, - сказала я и втянула воздух, принюхиваясь, - чувствуете? Запах?
- Держите крепче! – охваченная страшным подозрением, я закрыла глаза и приблизилась к нему, обнюхивая одежду, кожу, волосы. Олаф сменил одежду, она пахла стиральным порошком, но от его кожи и волос пахло, и запах был ужасен – кровь, жженые волосы, испражнения, гниющее мясо. Мелькнуло воспоминание – «Олаф держит себя в руках на американской территории и лучше тебе не знать, что он творит, когда выезжает из страны». Дружище Эдуард, спасибо за предупреждение. Чем здесь занимался Олаф?
Я посмотрела на агента:
- Как вас зовут?
- Оскар, госпожа.
- Приведите этого человека в чувство, срочно. И будьте осторожны, он действительно смертельно опасен.
Оскар сказал в рацию несколько слов, через несколько минут прибежал еще один агент, держащий в руках чемоданчик. Он сделал инъекцию и Олаф зашевелился, задергался в руках охранников.
- Поставьте его на колени! – меня начало нести, я боялась представить, что сейчас узнаю, - Олаф, ты меня слышишь? Олаф!
Я не сдержалась и слегка ударила его по щеке. Он открыл глаза, взглянул на меня и тут же закрыл их.
- Твою мать! – Смогу ли я воспользоваться метками при спящей Белль? Работает! Не успев сообразить, что делаю, я использовала метки и вломилась в сознание Олафа, как прежде сделала это с Дольфом. Второй раз оказалось проще, намного проще. Значит, это все же лично моя способность.
…Он собирается на встречу с информатором, который может сообщить, кто и где держит Аниту. Неделя ушла, чтобы найти хоть какие то зацепки...
Неинтересно, раньше.
... Машина, он стоит на светофоре...
Еще раньше.
...И я попадаю в подвал, где темно, или нет? Глаза привыкают и он смотрит на девушку, прикованную обеими руками к трубе. Она ослепительно красива, это видно даже в полумраке подвала, и поэтому он выбрал этот дом, просто проезжая мимо. Девушка лежит на спине, ее руки вывернуты назад, она слабо стонет. В первый день она еще просила его, затем только кричала. Он думает о том, что сегодня нужно с ней закончить, она слабеет, уже не кричит, с ней неинтересно. Он колеблется. Смотрит на часы. Может еще немного?
Чуть вперед.
...В одной руке он держит нож, в другой зажженная газовая горелка, садится на колени возле девушки, она полностью обнажена. Рассеянно играет ее волосами, черные, вьющиеся, совсем как у нее. Смотрит на ее ноги, черные, сожженная плоть прилипла к костям, переводит взгляд на ее ступни, вдыхает запах, досадливо морщится - уже начали гнить. Несколько раз от боли жертва не смогла удержать содержимое кишечника и оно растеклось по полу, она лежит на испражнениях. Нет, если придется резать, то он может увлечься и пропустит встречу с информатором. Совсем немного потерпеть, он съездит, всего на пару часов, и потом разделает ее окончательно. Поэтому огонь. Это новое ощущение, если добавить к крови огонь, жертва живет дольше, намного дольше. Хорошо. Он приближает пламя горелки к краю покрасневшей, вздувшейся кожи на бедрах, минуя черное обожженное мясо и с волнением и наслаждением смотрит, как девушка выгибается дугой и издает истошный крик, вопль обрывается, она задыхается от боли. Ведет пламенем к ее паху, смотрит, как вспыхивают волосы, как краснеет и начинает жариться кожа, резко убирает пламя, увидев, что разошлась кожа на животе. Нет! Нужно остановиться, она должна дожить до возвращения...
Я отпрыгнула от Олафа, упала на колени, крича от ужаса. Я пыталась расплакаться, выпустить увиденный кошмар, и не могла, я била кулаком по полу, закрыв глаза, мир вращался вокруг, я оглохла и ослепла. Чьи то руки пытались прикоснуться, но я отбросила их, крича, чтобы меня не трогали. Сколько времени я провела так? Не знаю. Когда пришла в себя, то сидела на коленях, прижав лоб к холодному полу.
- Госпожа, вам нужно в комнату, - испуганно говорит Сели, пытаясь меня приподнять, - все кончилось, все хорошо.
Что она там лепечет? Я повернулась к ней и она отшатнулась, я знаю, что мое лицо стало страшным в этот момент. Внезапно пришедшая мысль бросает в холод:
- Она еще жива, - шепчу я.
- Кто? - кричит Сели, - что происходит?
- Та девушка, его жертва, - я приподнимаюсь, принимая решение, и не вижу Олафа и охрану, - Где они? Куда его увели?
Селия опасливо на меня смотрит и отступает, пятится назад.
- Я приказываю тебе говорить! - я кричу, хватаю ее за руку, дергаю на себя. Она вскрикивает от боли. Слишком сильно? Метки, я все еще объединена с моей хозяйкой. Как интересно. Через нее, даже спящую, я почувствовала неспящих в данный момент вампиров, ее детей, по всему миру, и понимаю, что Белль Морт может вообще не спать, вампиры ее линии будут поддерживать ее всегда. Неважно. Потом, - говори же!
- Его увели в подвалы, до вечера, - лицо Сели перекошено, она держится за плечо. Я вывихнула ей руку?
- Сколько я провалялась?
- Несколько минут, три, четыре, не больше.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:41 | Сообщение # 36

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- Давай за ними, быстро. Мне нужен тот, в костюме, Оскар, - Она все еще колеблется, я кричу и одновременно толкаю ее в спину, - Быстрее!
Я говорю короткими, рубленными фразами, потому что меня несет на волне того страха, ужаса, полученного от Олафа. Я бегу по коридору и чувствую, как пробуждается злость, плохая злость, та, которая заставляет меня убивать.
Мы догнали их на минус пятом и я поняла, как устроен этот этаж: два коридора, сходящиеся в одном помещении, где в небольшой выемке находится лифт, дверь к туннелям и спуск на шестой, темницу, уровень пыток. Коридоры пересекаются крест накрест, образуя четыре прохода - в одном из них я уже была, там обиталище Ола. Еще одно, скорее всего, Центр. Для чего еще два? Я заставляю себя думать о чем то другом, кроме воспоминаний Олафа, чтобы не сорваться снова, не попасть в кошмар.
- Оскар! - Я кричу и вижу, что он упрямо наклоняет голову и процессия ускоряет шаг, пытаясь успеть скрыться в проходе, ведущем к спуску на минус шестой, я ускоряюсь, и кричу на ходу, - Стоять! Оскар! Я тебе голову оторву, если не остановишься!
Я хватаю его за рукав, разворачиваю к себе и ору ему в лицо:
- Не смей от меня сбегать! Пока я тебя не отпущу, будешь со мной! Ты понял?! - Это должно быть смешно выглядело со стороны - я едва доставала до его плеча, но никто не смеялся, все были очень и очень серьезны.
- Да, Госпожа, - он испуган, принял угрозу насчет головы всерьез? Ха-ха! Наконец-то хоть кто-то здесь меня боится.
- Этого. Сюда. Да разверните же его ко мне! Поставьте на колени, вот так, - я кусаю губы от волнения, меня трясет. Голова Олафа опущена и я хватаю за волосы, приподнимая ее, чтобы видеть его лицо, его глаза.
- Олаф, ты меня слышишь? Понимаешь, что я говорю? - Мой голос почти ласков, я отпускаю его волосы, сдерживаю трясущиеся руки, хватаю себя за плечи, чтобы не придушить его, не вырвать горло.
- Я тебя слышу, - он говорит глухим голосом, как будто не проснулся. Еще не пришел в себя после наркотика?
- Скажи, где та девушка? Где тот дом? - я спокойна, я глажу его по щеке, - я отпущу тебя, если расскажешь.
Лицо Олафа прорезает усмешка, он качает головой.
- Лжешь. Ты убьешь меня в любом случае, я понял это, когда ты, чертова сука, влезла ко мне в голову.
- Мразь! Ублюдок! - Я пинала его и кричала, - Где она? Отвечай!
Я сломала ему ноги? Плевать, я убью его прямо сейчас, просто разорву на части, я отпустила себя и погружалась в бешенство... Оскар оттащил меня, обхватил сзади и проволок несколько метров по полу. Я тяжело дышала в обхвате его рук, затем повернулась к нему, чувствуя, как лицо собирается в маску смерти и он отшатнулся, отпуская меня.
Я забрала у обычного охранника оружие, ФН2000, такой же, как у Эдуарда в нашу последнюю встречу. Ничего, охранник переживет, у него еще и пистолет есть. Я понимала, что Олаф не скажет где девушка, не захочет показывать мне страшную сторону своей жизни, но мне так не хотелось снова лезть в его память. Просто убить? И та девчонка, виновная лишь в том, что подходит под мой тип, сгниет в мрачном подвале? Нет, нет, нет, никто не должен так умирать. Я выдержу, смогу это сделать.
- Держите его. Крепко. Вы двое, держите голову, - Он закрыл глаза и пытался отвернуться, - Вы можете держать голову нормально?! За волосы! Вот так!
Только бы не попасть снова в подвал. Я закрыла глаза и задумалась. Так и быть, буду понемногу смещаться назад.
...Он пытался думать о чем-то другом, пытался меня смутить, представлял меня голую и связанную...
Не пойдет. Через метки и потянулась к Белль Морт, а через нее к неспящим вампирам, зачерпнула немного силы и влила ее в Олафа, подчиняя его разум.
...Информатор оказался худым белобрысым пареньком, одетым по молодежной моде, и Олаф несколько минут рассматривал его из окна машины...
Раньше.
... Машина, он едет...
Еще раньше. Чуть-чуть.
... Идет к машине. Привычно оглядывает улицу, ему нравятся такие районы - дома стоят далеко друг от друга, соседи не знакомы...
Почти. Несколько минут.
...Закрывает дверь дома. Дом, белая штукатурка, такой же как все, стоящие вдоль улицы...
Адрес, какой адрес. Я в ярости бью кулаком ему в грудь и слышу как трещат ребра.
...Золотистая табличка с адресом возле почтового ящика...
Есть! Я постаралась запомнить буквы, потому что французское название улицы ни о чем не говорило.
И с облегчением отшатнулась, отползла от Олафа.
- Свяжите, закуйте в цепи, сделайте что угодно, но не дайте покончить с собой, - теперь самая сложная часть, - Оскар, они справятся без тебя?
- Да, Госпожа.
- Тогда пусть действуют, а ты пойдешь со мной, - Я смотрела, как уводят Олафа, шепча "Будь ты проклят", обернулась и увидела свою спутницу, с мрачным видом держащуюся за поврежденное плечо, - Селия, найди кого-нибудь, кто тебе поможет. Да, не надо смотреть, иди, ты свободна.
- Оскар, где это находится? - Я назвала адрес.
- Не знаю, но можно выяснить это по карте. Вам нельзя! - Он принимал какое-то решение и мне не понравилось, как он на меня смотрит.
- Оскар, я, быть может, и буду потом наказана, но прямо сейчас могу сделать с тобой все, и никто меня не остановит, - я приподнялась на носках, чтобы приблизиться к лицу, - поэтому! Делай, что я скажу!
- Но я не могу принимать такие решения, - Он чуть не плакал.
- Кто может?
- Начальник охраны.
- Ну так зови! - Я заорала, чувствуя, как уходит время, что могу найти только обезображенное тело, - нет времени! И возвращайся вместе с ним!
Главным по нашей охране оказался невысокий, чуть выше меня, мужчина, одетый в обычную, повседневную одежду - серые брюки, белая майка, серая курточка - я впервые видела кого-то без формы. Он чем-то напомнил Эдуарда, такой же... "никакой", не запоминающийся, взгляд на нем не останавливался. Я объяснила ему ситуацию, возможно, несколько эмоционально, но он только молча смотрел на меня, и я не могла понять, что он чувствует. Куда он смотрит? Я проследила за взглядом. Оружие охранника все еще было у меня в руках - злобная фея в розовом платье, размахивающая автоматом, очаровательно.
- Если вы куда-то и поедете, то только с сопровождением, - Карл мне начал нравиться. Никаких колебаний - он сразу осознал расстановку сил и постарался сделать все правильно.
- Отлично!
- Понадобится десять минут на организацию.
- Хуже, но черт с вами. Действуйте!
Я осталась ждать вместе с Оскаром и двумя "старыми" охранниками.
- Оскар, что находится в этих коридорах? - Он молчит, погруженный в свои мысли, - Оскар!
Он вздрогнул, затем начал рассказывать, указывая рукой.
- В тот коридор нам входить запрещено, - его рука указала на коридор, ведущий к Ола, - это разрешено только для личной охраны Госпожи.
- Здесь находится Центр, но у них есть и другой вход, идущий сразу от туннелей.
- Арсенал.
- Охрана.
- Спасибо, - я погладила его по руке, - и не надо меня так сильно бояться. Я подумала, ты будешь со мной во время поездки.
Лимузин для меня и "старых" охранников, джип для нормальных. Оскар попытался забраться в джип, но я ухватила его за рукав и заставила влезть в мою машину - нет уж, пусть человек, говорящий на английском, едет вместе со мной. В зале зазвучал сигнал тревоги, когда открылись двери туннеля, я посмотрела на Оскара, но он не показал ни малейшего беспокойства и я нервно откинулась в кресле. Тоннель вывел нас на подземную автостоянку, несколько промелькнувших ворот, и кортеж вырвался на поверхность. Предстояло проехать почти тридцать километров, и это время я провела преимущественно с закрытыми глазами. Я молилась, чтобы девушка оказалась жива, я чувствовала себя косвенно виновной в том, что с ней произошло, ведь Олаф пришел вслед за мной.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:42 | Сообщение # 37

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- Что это? - спросила я, указывая на машину жандармерии, пристроившуюся впереди.
- Сопровождение.
- Не поняла. Зачем нам полиция?
- Они проследят, чтобы нас не остановили.
Машины остановились возле дома, полиция чуть дальше, метрах в ста. Я сразу направилась к двери, ведущей в подвал, злость, почти остывшая за время сборов и поездки, вспыхнула с новой силой. Я боялась того, что увижу.
Дверь, но ключа от нее нет. Зачем ставить такую дверь на вход в подвал? Зачем ставить на нее замок? Я смотрела на последнюю преграду, и свирепела. Расстрелять замок из автомата? Оружие до сих пор у меня в руках. Но я не знаю, что за дверью, могу задеть девушку.
- Держи! - я сунула Оскару автомат. Как там я разделалась с наручниками? Собравшись, я ударила по двери ногой, выместила на ней всю злость, все горе, скопившиеся в душе - за несколько секунд от толстой деревянной двери остались ошметки, висящие на петлях. Я уже сделала шаг, начиная спуск по лестнице, но Оскар придержал меня, пропустив вперед "старых".
- Никогда так больше не делай! - прошипела я, когда освободилась от его руки.
Я закашлялась от воздуха, вырвавшегося из подвала - горячий, спертый, не предвещающий ничего хорошего. Когда глаза привыкли к полумраку, я увидела Ее - следующее, что помню, я стою возле девушки на коленях, и задыхаюсь от слез, вцепившись в волосы. У нее больше не было ног - Олаф сжег их до низа бедер, то, что осталось, напоминало сгоревшие спички. Страшные ожоги на животе, уже покрывающиеся волдырями. Ее вывернутые руки... меня затрясло, когда их увидела - черные, распухшие, вышедшие из суставов - сколько времени она так провела, что уже начался некроз? Не думая, я порвала цепи и бережно постаралась положить ее руки вдоль тела. Она очнулась и закричала, она кричала, смотря на меня и в ее взгляде не было ничего человеческого - я ощущала себя полностью беспомощной, я ничего не могла сделать.

- Нужно обезболивающее, - постаралась крикнуть я, но прозвучало это как жалкий скулеж, мешали слезы. Я вытерла глаза рукавом платья и ущипнула себя за руку, со всей силы, стало чуть легче и я заорала, - Нужно обезболивающее, сильное! Антишоковые препараты, анальгетики, все что угодно, быстрее!
Оскар заговорил в рацию.
- Дайте то одеяло, - и осеклась, когда увидела что под ним лежит - куча тел, небрежно сброшенных друг на дружку. Пришла волна запаха – тела два дня пролежали на жаре. Ее родители? Родственники? Я покачала головой и одеяло вернули на место, - Оскар, скажи принести сверху одеяло или простыню, нужно ее завернуть для переноски.
Она прекратила кричать и шептала что-то слабым голосом, повторяя одно и то же, как заевшая пластинка.
- Что она говорит?
- Просит ее убить, говорит, что больше не может терпеть.
Слезы снова потекли из глаз, я хотела обнять ее и успокоить, но любое движение причиняло ей страшную боль. Я наклонилась к ней:
- Держись, еще немного и боль уйдет.
Принесли одеяло, я расстелила его на полу и подумала, как переложить на него девушку - ни за что я не прикоснулась бы к тому, что осталось от ее ног. После инъекции дроперидола девушка перестала кричать и расслабилась, и с помощью охранников удалось поместить ее на одеяло. Я осторожно завернула ее, приказала вынести из подвала и положить ко мне в машину.
Я обнимала ее, придерживала, когда машину потряхивало.
В Тейлат мой путь был коротким. Держа девушку на руках, я оставила охрану позади и пошла по коридору, ведущему к Ола. Я стучала в дверь ногой, требуя открыть. Если бы я знала, что ей смогут помочь в человеческой или какой угодно больнице, я бы поехала туда. Возможно, ей не дали бы умереть, но она осталась бы инвалидом до конца жизни, сохраняя в памяти случившийся кошмар, и я пришла к Принцу Сидхе в надежде, что он сможет помочь. Ола лежал поперек кресла, рассеянно смотря в экран разбитого телевизора, из жидкокристаллического экрана которого торчал пульт, и что-то вертел в руках. Я обошла его и положила свою ношу на залитую солнечным светом траву.
- Ола, мне нужна твоя помощь, - я помнила, что не стоит приближаться к нему без разрешения, поэтому стояла на месте, зная, что Ола прекрасно меня видит. И понимает. За время, проведенное с Белль, он выучил большинство европейских языков.
- Вы все просите помощи, - на мгновение его взгляд остановился на мне, затем он продолжил вертеть в руках небольшую ветку, рассматривая ее, как будто держит в руках сокровище, - зачем мне тебе помогать?



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:43 | Сообщение # 38

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- Если ты не поможешь, эта женщина умрет, - равнодушный тон Ола не обманул, я почувствовала его силу, скользнувшую по ногам, он заинтересовался изуродованной девушкой и сейчас изучал ее.
- Ну и что? Они постоянно умирают, - я удостоилась еще одного взгляда.
- Я прошу тебя, пожалуйста, Ола, помоги, эта женщина умирает из-за меня.
- Неинтересно, - сломанная ветка щелкнула, и, отброшенная, мелькнула в лучах солнца.
Глубокий вдох, думай, Анита, думай. Я чувствовала, как девушка слабеет, только наклонившись к губам, получалось расслышать ее дыхание.
- Я предлагаю себя, на один день.
Он рассмеялся.
- Это могло бы быть хорошим предложением, но ты не можешь торговать собой, слуга, - он смотрел заинтересованно. Весь наш разговор был игрой, Ола уже согласился, осталось догадаться, что он загадал в качестве платы, - ты можешь пообещать мне хоть слезы Бранвен, но придет твоя хозяйка и клятвы станут пылью.
Да что же делать? Она умирает у меня на руках, я чувствовала, как меня охватывает отчаянье. Забирать ее и везти в больницу? Но мы не успеем.
- Ола, у меня ничего нет, кроме себя, и даже собой я не могу распоряжаться, - у меня на глазах выступили злые слезы, - но клянусь, если ты вылечишь ее, я сделаю все от меня зависящее, чтобы Белль Морт разрешила расплатиться с тобой.
В зале потемнело и Ола снова разлегся в кресле. Это отказ? Похоже. И теперь девушка умрет. Я взяла ее на руки и разрыдалась, пошла к выходу, всхлипывая, с трудом различая дорогу сквозь слезы.
- Будь проклят, Ола. Я ненавижу тебя всем сердцем, - прошептала я, проходя мимо. Его я ненавидела за равнодушие, себя ненавидела за глупость. Девушка могла быть давно в больнице, но я потащила ее к сумасшедшему сидхе и теперь ее смерть будет на моей совести.
Главное не упасть. Как вытереть слезы, если обе руки заняты? Об плечи, вот так, теперь я определенно смогу добраться до двери. В Тейлат должно быть медицинское оборудование, если нужно, я сама встану вместо врача.
В спину ударило чем то теплым, я на несколько секунд оглохла, как после взрыва, и стала оседать на траву, изо всех сил пытаясь не уронить девушку. Слабеющими руками я положила ее и растянулась рядом, кашляя и пытаясь вдохнуть немного воздуха.
- Я разве сказал окончательное нет? - Ола стоял возле моих ног, полыхая от гнева и это было божественно красиво. Я протянула руку, умоляя, чтобы он прекратил - его сила, разлитая вокруг, не давала дышать, душила меня. Он понял мой жест? Потому что в следующее мгновение давление исчезло, и я с наслаждением стала дышать, наполняя легкие воздухом.
- Ты слишком глупа, чтобы вести торг с фейри, но обладаешь влиянием на свою хозяйку и очень удачлива, - Получилось? - я принимаю твою плату. Держи женщину, чтобы не дергалась.
Я приподняла ее, обхватывая за плечи, и боковым зрением увидела, нет, скорее почувствовала, что от Ола протянулась прозрачная субстанция, нематериальная, только если очень сильно приглядываться, можно было заметить, как свет слегка искажается, проходя через нее. Это и есть рука Лечения? Сидхе вспыхнул, навис над нами облаком света, белый, золотой и серо-голубой цвета смешивались в его глазах (вот откуда пошли любимые цвета Белль?), я хорошо почувствовала момент, когда Ола прикоснулся к девушке. Ее глаза открылись и она начала кричать, задергалась, пытаясь освободиться, и пришлось напрячься, удерживая ее.
Весь процесс не занял много времени, зеленое сияние практически скрыло от меня ее тело, я закрыла глаза, чувствуя, как встают дыбом волосы и кожа покрывается пупырышками – Ола направлял магию на девушку, но часть доставалась и мне. Когда он закончил, я еще минуту просто сидела, устрашенная, восхищенная, раздавленная увиденным чудом – я могла бы назвать его богом, если бы не была монотеисткой.
- Что же ты такого сделал, что не смог исправить? – с ужасом спросила я, когда он развернулся и пошел обратно к креслу – он замер на мгновение, или мне показалось? Во всяком случае, ответа на вопрос я не получила, но на руках у меня оказалась здоровая девушка, весь низ тела которой, начиная с пупка, был измазан черной дрянью, и я вздрогнула, когда поняла что это остатки сожженной плоти. Что еще хуже, она была в сознании и смотрела на меня. И я растерялась, так как план кончался на этом месте.
- Ты в безопасности, не бойся, - сказала я, бешено думая, поймет ли она мой английский, - ты говоришь по английски?
- Non, - и она вцепилась в мою руку, когда я попыталась встать, - Ne me laissez pas, s'il vous plaоt!
- Тссс, не говори ничего, - Господи, что делать то, - тебе придется пойти со мной.
Во всяком случае, из комнаты Ола лучше уходить. Я потянула ее за руку, помогая подняться, но ноги ее не держали, она просто падала при попытке встать. Так не пойдет.
- Анита, - сказала я, указав на себя.
- Sofi, - прошептала она.
- София, ты не понимаешь меня, но тебе придется лечь на одеяло и я понесу тебя туда, где тебе помогут, - сказала я, укладывая ее обратно и заворачивая одеяло, - лучше держи края.
«Старые» присоединились сразу, как за спиной закрылась дверь. Карл, Оскар и несколько «обычных» на выходе из коридора. Никто не сказал ни слова при виде чудесного исцеления, похоже, это происходило не в первый раз. Хорошо, сделаем вид, что ничего не произошло.
- Оскар, - одно слово и он идет за мной. Карл хочет что-то сказать, и я останавливаюсь, поворачиваюсь к нему.
- Госпожа, нужно ваше решение.
- Карл, присоединяйся к нам, расскажешь все наверху, сначала я устрою девушку, - Нетрудно догадаться, что за проблема его волновала. Меня эти мысли одолевали с того момента, как София открыла глаза.
Из взгляда Сели пропало прежнее покровительственное выражение, она говорила своим поведением - «теперь я знаю свое место». Я сидела на полу, прислонившись к стене в ванной комнате, и смотрела, как Эллис и Селия отмывают Софию от приставшей к телу грязи. Сегодня еще никто не умер, кроме робкой зарождающейся дружбы между мной и Сели, теперь она боялась меня. Я попыталась попросить прощения, и она приняла его, но мы обе поняли, что это ложь и меня беспокоило такое завершение ситуации.
Меня же ждет Карл! Я встала и вышла из ванной комнаты, стараясь не пропадать из поля зрения Софии. Ее взгляд постоянно следил за мной, и у девушки начиналась истерика, если я оставляла ее. Начальник охраны невозмутимо стоял в коридоре, он так и не вошел, хотя, когда я заходила в комнату с Софией на руках, то кивнула ему головой, но он проигнорировал приглашающий жест и остался стоять снаружи.
- Карл, не стойте там, входите, - обратилась я к нему, стоя в глубине комнаты.
- Госпожа, охрана не может входить в комнаты носителей ардеур. На это существует строжайший запрет.
- Зачем? - я помотала головой, не понимая, о чем он говорит, - Поняла. Чтобы вас не взяли под контроль?
- Именно так.
- Но это глупо. Если я буду голодной, и ардеур выйдет из под контроля, я вытащу вас из любого места Тейлат. Или любого другого, кто окажется достаточно привлекательным для ардеур.
- И тем не менее, такой запрет существует с момента основания резиденции Тейлат.
- Если я заставлю вас войти, вы потом пострадаете? - Как же я устала от запретов, и в то же время не хочется ссориться с Карлом. Отлично, поговорим через три метра, София не должна услышать наш разговор из-за шума воды, - Черт! Стойте там. Что у вас за вопрос?
- Что вы собираетесь делать дальше с этой девушкой? - Он раскрыл папку, которую все это время держал в руках.
- Пока не решила, думаю над этим. Какие есть варианты? И что вы уже сделали?
- Хорошо, официальная версия, - Карл посмотрел на часы, - дом уже сгорел в результате неисправности электропроводки - пожарные ехали долго и от него практически ничего не осталось. Девушку зовут София Вебер, ей шестнадцать, и ее семья - мать, отец, два младших брата погибли от отравления угарным газом, просто не проснулись. Коронер подтвердит эту версию, никаких вопросов не возникнет. Родственников во Франции у нее нет. По поводу Софии… В таком состоянии отпускать ее нельзя. Мы можем оставить ее здесь и обратить, это самый лучший и безопасный вариант.
- Какие есть еще... варианты? - Мысль о превращении девушки в вампира не приходила ко мне в голову, но совершенно не понравилась.
- Через три часа проснутся вампиры, мы сотрем воспоминания о том, что случилось, и внушим нужные. Она приедет к сгоревшему дому, получит страховку и будет жить дальше.
- Это намного лучше. Карл, действуйте по второму варианту.
- Госпожа, мы должны получить подтверждение, - Он сделал такое забавное лицо, как будто никак не мог решить давно мучающий вопрос, наконец сказал с облегчением, - старшей Госпожи.
Я постаралась не улыбнуться.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:43 | Сообщение # 39

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
- Спасибо вам Карл, я не забуду того, что вы сегодня сделали, - я начала поворачиваться, чтобы вернуться к Софии.
- Госпожа, еще вопрос, - неуверенность? Что-то такое послышалось в его голосе.
- Да?
- Вы берете на себя ответственность за случившееся сегодня?
Я повернулась и посмотрела на него, наклонив голову набок - что это значит? Хотя, какая для меня теперь разница - проще перечислить те запреты, которые не были нарушены, и я обреченно сказала:
- Да, Карл, я беру на себя всю ответственность, - и ушла, не глядя на него. Интересно, что меня ждет вечером? Белль будет в ярости, но я не хочу об этом думать сейчас.
После еды я уложила Софию на свою кровать, но она упорно не засыпала, хотя клевала носом. Я попросила Сели переводить для нас.
- Почему она не засыпает?
- Госпожа, она боится, что вы уйдете, когда она заснет и просит, чтобы вы остались.
- Скажи, что я буду сидеть рядом, пусть спокойно спит.
Я держала ее за руку, пока она не уснула. Не знаю, возможно, сыграло то, что я спала одна с тех пор, как попала в Тейлат, но я залезла в кровать и обняла Софию, прижала ее истерзанное тело к себе, так же, как сделала бы это для любого из моих леопардов. Было все равно, как посмотрят на меня Селия и Эллис, я хотела защитить ее, и мои инстинкты, разум главы стаи леопардов требовали, чтобы я поступала именно так, и она расслабилась, доверилась моим рукам, прикосновению тела, поверила, что теперь находится в безопасности, и я уснула, чутко ощущая каждое ее движение – если ее будил кошмар, я сжимала ее и шептала на ухо что-то успокаивающее, гладила по плечу, снова обнимала и мы засыпали вместе.
Я проснулась раньше Софии, осторожно высвободила ее из хватки своих рук, укрыла одеялом и отодвинулась. Пробуждение Белль заставило вздрогнуть – она сразу же почувствовала, что за время сна произошло много интересного, и через мысленную связь заставила показывать, что именно пропустила. Я не хотела погружаться в воспоминания Олафа, но здесь Белль была неумолима, и наш контакт распался в конце воспоминаний о его действиях в подвале, пока я не отдышалась на полу, прижимаясь лицом к каменным опорам кровати – где то в дальнем уголке памяти я отметила, что прикосновение к холодному помогает прийти в себя, и смогла думать снова. Она заставила показать все, что произошло дальше до момента, где я уснула в обнимку с Софией.
Реакция Белль была абсолютно непонятной – за день я нарушила почти все правила, установленные для меня, и при этом чувствовала, что она мной довольна. Я была в растерянности, и чувствовала себя жалко, как будто крупно ошиблась.
- Что ты думаешь с ней делать? – Белль спрашивала меня, но думала при этом о чем-то, совершенно не связанном с Софией и ее проблемами.
- Стереть память и отпустить, Карл подготовит все, чтобы вернуть ее в мир.
- Нет. Другая идея – ты спасла девочку, и она расплатится за это. Карл задействовал человеческие власти, ты потратила время и силы - отпустить ее было бы расточительно. София будет служить мне.
Белль прервала мысленный разговор и взяла за руки Софию, как будто знала ее всю жизнь, она присела на краю кровати, одетая в белоснежное платье, и заговорила, повторяя трюк с синхронным переводом,
- Тебя спасла Анита, моя слуга, и теперь у тебя есть определенные обязательства.
София медленно перевела взгляд с меня на Белль и выдернула руки. Она сжалась на кровати, и смотрела только на меня.
- «Сама с ней разговаривай! Но вы двое нужны мне внизу, возле твоего друга, - Белль выделила этот момент, - одень ее в одежду, которую тебе не жалко, и следуй за мной».
В результате моя подопечная оказалась одета в одну из пижам, которые я называю одноразовыми – живут до ближайшей стирки. Без жалости отдала свои тапки, при взгляде на них вспоминался утренний ардеур, но это … как воспоминание сквозь сон. Не имело значение в данный момент - я все еще не понимала, что задумала Белль.
«Она одета? Догоняйте, пятый этаж, там, где переход в тюрьму. Быстрее, я вся в нетерпении, для тебя есть волнующие новости», - Олаф не волновал ее ни в малейшей степени, было что-то еще, все, что она делала сейчас, было всего лишь фоном. Мое наказание? Это будет основной интригой на вечер?
В камеру вбежал мальчик лет шестнадцати, держа в руках небольшой кинжал. При виде Белль он упал на колени и, протянув руки, отдал свою ношу.
- Отлично, принесли, как раз для ее руки - взяла кинжал и сказала юноше, - выйди, подожди снаружи.
Белль обняла Софию со спины, шепча на ухо:
- София, твоих родителей, маму и папу, твоих маленьких братьев, убил этот человек и ты никогда их больше не увидишь. Он два дня мучил тебя, причиняя страшную боль, - Белль разжала ее сжатую ладонь и вложила туда рукоятку кинжала. София растерянно смотрела на кинжал, не понимая, чего от нее хотят, и Белль зашептала снова, делая паузы, позволяя осознать смысл своих слов, - Он заставлял тебя страдать ради развлечения и продолжит убивать, будет пытать других девушек, так же, как тебя, если мы его не остановим. Посмотри, он страшный, но мы приковали его к стене и он не сможет причинить тебе вреда. Сделай так, чтобы никто больше не оказался в подвале. Мы с Анитой выйдем, оставим тебя с ним наедине, не стесняйся, выпусти свой страх, верни всю боль и страдания, что он тебе причинил…
«Белль, что ты делаешь???» - Я мысленно заорала, напуганная догадкой.
«Ола вылечил ее тело, я вылечу разум. Заткнись» - Все же она ожидала, что я назову ее хозяйкой, - «ничто другое не поможет так же быстро».
- И мне ничего не будет? – Ее надломленный, сорванный детский голос впервые прозвучал в этой камере, рука крепко сжимала кинжал.
- Да, малыш, ты вольна в своих действиях, - Белль слегка подтолкнула ее в спину, - и постарайся, чтобы он не умер быстро.
- «Оставим их наедине, ma petite», - Я уклонилась от ее рук, когда она на ходу попыталась обнять меня, и пошла впереди, сохраняя дистанцию.
- «Что же ты делаешь, ей шестнадцать лет, как она будет жить дальше?»
- «Ma petite, поверь, в тот момент, когда ты вынесла дверь в подвал, ее шестнадцать превратились в семьдесят. Невозможно вытерпеть то, что пережила она, и остаться тем же человеком. Судя по моему опыту… ты же не будешь спорить, что он чуть ли не на два порядка больше, чем твой? Ничто, кроме мести, не поможет лучше в такой ситуации. Во-вторых, теперь она с нами связана кровью, и я буду уверена в ее лояльности».
- Встань на колени, вот так. «Какой же он здоровый. Ma petite, я уже говорила, что мне очень понравилось, как ты действовала днем. Свежий. Вкусный. Быстро, жестко, решительно, твое поведение напомнило мне Мюзет….», - Белль несколькими толчками поставила на колени юношу, обхватила его руками, встав со спины, и вонзила клыки в шею. Она мысленно говорила со мной в то же время, как пила его кровь, - «Всего один раз я ела его. Поговорим о наказании за нарушение правил».
Одновременно



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Дата: Понедельник, 06.09.2010, 17:43 | Сообщение # 40

Фейри
Группа: Проверенные
Сообщений: 159
загрузка наград ...
Статус:
Одновременно с этим София ударила кинжалом Олафа, я услышала, как он завопил, как по каменному полу застучали капли крови. Когда мы выходили из камеры, пока Белль устраивала поудобнее пищу, еще сохранялась надежда, что она выйдет вслед за нами, отбросит нож, и скажет, что не будет убивать, не будет переходить эту границу. Теперь же, я покачала головой, теперь она никогда не отмоется от пролитой крови, она всегда будет на ней. София вскрикивала каждый раз, когда заносила руку для удара, и да, Белль Морт оказалась права, София была счастлива, периодически она прекращала свое ужасающее занятие и смеялась, подняв лицо к потолку. Если бы я знала, что ждет Олафа, отпустила бы его днем? Я спросила себя и поняла, что нет, но убила бы быстро, как убивают опасное животное.
- «Первоначально я не планировала преподносить это как наказание, но, понимая, как ты к этому отнесешься, не смогла удержаться - мне очень любопытна твоя реакция. Я предполагаю, что ты будешь вне себя от негодования, хотя и не понимаю, почему. Миллионы людей мечтают о том, что предстоит сделать тебе..»
Белль прекратила пить и повернула голову в сторону камеры, ее губы и подбородок были измазаны кровью.
- София, ножом можно не только колоть, но и резать – начни с его ног и не постарайся не повреждать артерий, так он дольше протянет, - одновременно с этим Белль кинула мне мысленный вопрос «Ma petite, он изнасиловал ее?». «Не знаю, я не видела этого в его воспоминаниях», - София, он изнасиловал тебя?
Раздался звук упавшего кинжала, несколько секунд была полная тишина, нарушаемая только криками Олафа.
- Да.
- Когда будешь заканчивать, отрежь ему яйца, - Она продолжила пить. Юноша издавал стоны и я видела, как напряглись тонкие руки Белль, чтобы удержать его. «Продолжим. Миллионы мечтают и не могут сделать то, что предстоит сделать тебе, ma petite, ты должна быть счастлива. Для слуг вампиров это действие строжайше запрещено и я могу вспомнить всего несколько случаев, когда мастер разрешал слуге сделать подобное, обычно наказание бывает довольно жестоким и навсегда отбивает желание повторить».
- «Сделать что?» - мне очень не понравилось такое запутанное вступление.
- «Ты не задумывалась, куда пропала моя верная Мюзет? Не отвечай, я вижу, что не задумывалась. Она уехала вести переговоры, и завтра ночью привезет нашего третьего, с кем мы сделаем триумвират силы. Он очень редкий, и крупнейший клан азиатских тигров долгое время не хотел с ним расставаться».
- «В чем проблема то?» - я закрыла ладонями уши, чтобы не слышать страшную музыку, сотканную из страстных стонов юноши донора, истерических криков Софии и воплей боли, издаваемых Олафом.
- «Не перебивай! Я нашла чистокровного золотого тигра, мужчину, и это огромная удача – триумвират с ним усилит наш союз, даст возможность еще большего контроля над остальными видами тигриных ликантропов. Ты спрашиваешь, в чем проблема? Клан, в чьей власти находился наш тигр, не хотел с ним расставаться и примерно год назад переговоры зашли в тупик, но твое появление позволило мне закончить переговоры в свою пользу. Я очень не хотела отдавать то, что они просят взамен, но потом подумала, что они сами подставляют себя, принимая троянского коня».
Юноша протяжно закричал и обвис в объятьях Белль, она оторвалась от него и нежно прислонила к стене. «Обожаю это – одновременно кровь и пища для ардеур. Ты готова? Клан затребовал у меня девочку золотого тигра».
«Ну и что? Ты отдашь меня?» - это был бредовый вариант, поэтому я даже не забеспокоилась и вдруг похолодела, потому что…
«О нет, разумеется, нет» - Белль рассмеялась, - «ты родишь от нашего третьего и я отдам ребенка в Гонконг. Местный клан разросся настолько, что молодые королевы выходят из подчинения – получив же девочку такого сильного вида, королеву над королевами, клан будет способен удержать их от отделения. Мужчины золотых тигров не доминантны по отношению к женщинам своего рода и практически все силы направляют на служение им. Клан не отдал бы и мужчину, если бы не проблема - с их матерью что-то случилось и сложилась ситуация, когда род может прерваться. Забавно, но то, что в их семье рождались только мальчики, оказалось мне на руку» - юный леопард пришел в себя и потянулся к Белль, прося поцелуй. Она не стала отказывать ему и легко коснулась его губами, затем помогла подняться и подтолкнула в сторону выхода, - Иди к своим, отдыхай.
«Младший брат нашего тигра станет супругом твоей дочери, и этот союз позволит восстановить их род. Одним из основных условий является то, что ты сможешь с ней встречаться раз в месяц, через тебя я буду контролировать ее, а значит, и клан. Не волнуйся, она будет жить как истинная королева».
Я выдержала, когда на церемонии меня голой выставили перед Советом вампиров и каждый из них меня облапал. Держалась, когда участвовала в вечерних «развлечениях» - по сути, я лежала, раздвинув ноги, меня трахали толпой, а я беспрерывно жрала, передавая полученную энергию Белль. Сохранила рассудок, увидев внутренний мир Олафа и результат его сумасшествия. Закрыла глаза на то, что шестнадцатилетняя девочка будет кромсать ножом своего мучителя. Но последняя новость переполнила чашу - да, я хорошо запомнила момент, когда начала сходить с ума.
- Нет. Никогда. Я не буду этого делать, - слова выглядели жалко и прозвучали именно так.
- «Если бы я не произнесла это все мысленно, то могла бы подумать, что у тебя проблемы со слухом. Я разве сказала: Анита, не будешь ли ты любезна родить для меня несколько детей?» – Я оказалась схвачена за горло и прижата к стене, ноги не доставали до пола, - «Я уведомила тебя о том, что ты будешь рожать до тех пор, пока не получится девочка. Меня не волнует твое мнение или согласие, ясно?»
На пол камеры со звучным шлепком упало что-то влажное, Белль прервала разговор, убрала руку и я сползла по стене.
- «Девчонка вскрыла ему живот, все, пора заканчивать. Тем более», - она вслушалась, - «твой друг уже пару минут как мертв. Закрывая детскую тему – твоя беременность и роды будут для меня чем-то новым, тем, чего я всегда была лишена. Я хочу это испытать, вместе с тобой пережить волнующий момент в жизни каждой женщины, и не потерплю возражений. Анита, для меня это очень важно»
«А мальчиков, значит, на выбраковку?» - прошептала, только чтобы прервать ее, потому что смотрела на покрытый кровью кинжал, который держала в руке вышедшая в коридор София, и представляла, как обеими руками загоняю его себе под ребра. Я поняла, что остались еще вещи, которые не сделаю, ни для кого, ни по какой причине, и второй раз в жизни задумалась о самоубийстве. Мысль о смерти принесла облегчение, но как это сделать? Белль излечит практически все, что я могу причинить своему телу. Голова? Да, разрушение мозга должно помочь. Ее несчастная первая слуга, которой я в данный момент завидовала, решила вопрос, бросившись с высоты, но у меня нет такой возможности, с третьего этажа я вряд ли сумею разбиться. Остается либо сжечь себя, либо днем забрать оружие у охраны. Сгореть для меня малореально, значит, оружие.
Белль не понравился мой внутренний диалог.
«Дрянь», - она схватила меня за руку и мешком потащила на этаж выше, к помещениям охраны. Я засмеялась, когда ступеньки лестницы застучали по спине. О, знакомый чемоданчик. Знакомые лица. Привет, Карл. Не переставая смеяться, я помахала ему, прощаясь, завтра я освобожусь из этого кошмара. Инъекции машинкой я не боюсь, но что мне вкололи? Какая тяжелая рука, упала и не получается ее поднять. Все расплывается. Да пошло оно.



She finds color in the darkest places
She finds beauty in the saddest of faces
For such a groovy and headstrong city girl
Could've had the world but she's fallen in love in the worst way
And if you don't go now then you'll stay
Cause I'll never let you leave, never let you breathe
Cause if you're looking for heaven, baby it sure as hell ain't me
The Script "Walk away"
 
Форум » ТВОРЧЕСКИЙ МИР » Фан-фикшн на тему Аниты Блейк » Fall of Anita Blake (Падение Аниты Блейк)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:
Статистика Форума
Последние темы Читаемые темы Лучшие пользователи Новые пользователи
Обсуждаем «Багровую смерть» (131)
Обсуждаем книгу (123)
БУТЫЛОЧКА (продолжение следует...) (5005)
Слова (4849)
Обсуждение книги (1)
Национальная кухня (19)
Набор переводчиков (20)
БУКМЕЙКЕРСКАЯ КОНТОРА (344)
Заявки на смену ника (182)
ЧТО ЧИТАЕМ В ДАННЫЙ МОМЕНТ? (1075)
Блондинки VS. Брюнетки (6891)
В погоне за наградой (6152)
Карен Мари Монинг (5681)
БУТЫЛОЧКА (продолжение следует...) (5005)
Слова (4849)
Везунчик! (4818)
Считалочка (4631)
Кресли Коул_ часть 2 (4586)
Ассоциации (3952)

Natti

(10364)

Аллуся

(8014)

AnaRhiYA

(6817)

HITR

(6394)

heart

(6347)

atevs279

(6343)

ЗЛЕША

(6330)

Таля

(6275)

БЕЛЛА

(5383)

Miledy

(5239)

Li_an

(19.08.2019)

Anna1

(15.08.2019)

Sabotian

(15.08.2019)

Зои1433

(13.08.2019)

Asya_12059

(13.08.2019)

zilyaver

(12.08.2019)

ykvasnytsia

(12.08.2019)

Antoinette

(12.08.2019)

Ylka

(08.08.2019)

julia-babash

(07.08.2019)


Для добавления необходима авторизация

Вверх