Карен Мари Монинг - Лихорадка теней (серия Лихорадка - 5) - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 512345»
Форум » Гильдия переводчиков » Переводы сайта » Карен Мари Монинг - Лихорадка теней (серия Лихорадка - 5) (перевод сайта ЛОРЕЛ ГАМИЛЬТОН)
Карен Мари Монинг - Лихорадка теней (серия Лихорадка - 5)
Дата: Воскресенье, 06.03.2011, 18:33 | Сообщение # 1

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6296
загрузка наград ...
Статус:
Карен Мари Монинг
Лихорадка теней


серия "Лихорадка" - 5



«Зло – совершенно иная сущность, Мак.
Зло – плохиш, который верит, что он и есть добро!»
Маккайла Лэйн была еще ребенком, когда их с сестрой Алиной удочерили и навсегда выслали из Ирландии.
Двадцать лет спустя Алина мертва, а Мак возвращается в страну, из которой их изгнали, чтобы найти убийцу сестры. Как только она узнает, что происходит из рода, одновременно и одаренного, и проклятого, Мак окунается в секреты истории: древний конфликт между людьми и бессмертными, которые тайно живут среди нас тысячи лет.
Далее следует шокирующая цепь событий с разрушительными последствиями. И теперь Мак, стараясь справиться с печалью, продолжает свою миссию: найти и контролировать Синсар Дабх – книгу темной запретной магии, написанную мифическим Темным Королем, в которой заключена сила создавать и разрушать миры.
В эпическом сражении между смертными и фейри, преследователь стал преследуемым, Синсар Дабх восстает против Мак и начинает пробивать смертельную брешь среди тех, кого она любит.
На кого она может рассчитывать? Кому доверять? Кто та женщина, которая ей все время снится? И более важно, кто такая сама Мак, и какую судьбу она увидит в черно-багровых тонах древней карты Таро?
Из роскошного дома Гроссмейстера в убогие глубины ночного клуба Невидимых. Из полного эротизма ложа ее любовника на внушающее ужас ложе Темного Короля. Путешествие заставит Мак столкнуться лицом к лицу с правдой об ее изгнании и сделать выбор, который может и спасти мир… и его разрушить.




 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 19:08 | Сообщение # 2

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6296
загрузка наград ...
Статус:

Глава 14

Когда мы ворвались через парадную дверь книжного магазина, моим первым возникшим подозрением было, что несет меня не Дэни.
А потом, это подозрение повернуло свою голову и слизало кровь с моего бедра.
У Дэни серьезные проблемы, о которых я не знала? но это не ее плечо, относительно земли я была выше.
Оно облизнуло меня снова, ведя свой язык по моей ноге, но уже ниже моей торчащей задницы. Мое платье было задрано, поймано в ловушку между моим животом и его плечом. Оно укусило меня. Резко.
- Ой!
Клыками. Не так глубоко, чтобы пустить кровь, но достаточно, чтобы причинить боль. Я вытерла рукавом лицо, стирая кровь c глаз манжетой с мехом.
Я была потрясена внезапным убийством Дэррока и в шоке от того, что K’Враком завладела Книга. Если бы я думала ясно, то поняла бы сразу, что оно слишком высокое, чтобы быть Дэни. Выше её на несколько футов.
Плечо, на котором я возвышалась, было крупным, как и остальная часть, но было слишком темно, чтобы видеть ясно. Прожекторы на поверхности крыши больше не освещали внешние стены книжного магазина, и не было привычного янтарного зарева, омывающего внутреннюю часть помещения. Был только слабый лунный свет, льющийся через высокие окна.
Кто меня несет? Невидимый? Почему он принес меня сюда? Я больше никогда не хотела видеть это место! Я ненавидела BB&B. Здесь было темно и пусто, и были призраки всюду. Они взгромоздились печальными глазами на мой кассовый аппарат, склонились вдоль моих книжных полок, и легли драпировкой толщиной с бумагу на моих диванах, трепетали перед каминами, которые никогда не будут гореть снова.
Я не была готова, когда он сбросил меня с плеча. Пролетев по воздуху задом и упав в удобное сидение большого мягкого дивана в стиле Честерльфильд, , я отпружинила от него и налетела на кресло, потом отлетев от того и запутавшись в одном из Бэрронсовых дорогих ковров, скользнула по гладкому полированному полу, грохнувшись головой об эмалированный камин.
Какое-то мгновение все, что я могла делать, это лежать там. Каждая косточка в моем теле была избита. Кровь коркой покрыла моё лицо и скопилась в уголках глаз.
Со стоном боли я перевернулась и приподнялась на локте, чтобы оценить повреждения. По крайней мере, рука не была сломана, хотя я сначала подумала, что была.
Я убрала волосы с лица.
И застыла. Стоящий в тусклом свете книжного магазина образ, был невероятно знакомым.
- Выйди из тени, - сказала я.
Низкое рычание было единственным ответом.
- Пожалуйста, ты же понимаешь меня? Выходи.
Он неуклюжий стоял, около книжного шкафа, задыхаясь. Он был огромен, по крайней мере, девять футов высотой. На силуэт падал лунный свет, из окна позади него, у него было три набора острых, кривых рожков, расположенных вдоль двух костяных хребтов, которые охватили его голову.
Я уже видела эти рожки. К ним был привязан мой мешочек с камнями. Рожки, на которые я смотрю, тогда растаяли, и зверь, носящий их, принял свою человеческую форму.
В Фэйри у Бэрронса был синевато-серый цвет кожи и желтые глаза днем, а ночью – кожа была чёрная, а глаза темно-красные. Этот был в полной ночной форме, черный бархат в темноте, только сверкали дикие глаза. Я слышала много этих существ на улице, прежде чем этот унес меня. Откуда они взялись?
Мои руки начали дрожать. Я осторожно приняла сидячее положение, и резко почувствовала каждое растянутое сухожилие, и напряженные мышцы. Я прислонилась к камину, согнула ноги в коленях и обняла их. Я не верила, что смогу стоять.
Это существо было таким же Зверем, как и Бэрронс, и связь с человеком, которого я потеряла, была очевидна.
Что он здесь делал? Может Берронс всё ещё, так или иначе, защищал меня, даже умершим? Он поручил другим таким же существам охранять меня, если произойдет худшее, и он будет убит?
Существо, стоящее в темноте внезапно повернулось и ударило когтистой лапой в книжный шкаф. Высокие витрины, прикрученные к полу, качнулись. С металлическим скрежетом декоративная витрина оторвалась от пола и начала падать. Врезаясь в следующую витрину, и в еще одну, идя дальше подобно домино, создавая полный разгром в моем книжном магазине.
- Перестань! – завопила я.
И если бы он мог понять, или услышать меня в этом грохоте, то его это не взволновало. Он перевернул газетный стеллаж и разбил его вдребезги. Ежедневные газеты и журналы полетели в шторме страниц и осколков от стеллажа. Стулья врезались в стены. Мой телевизор разлетелся. Мой холодильник был тут же смят. Мой кассовый аппарат взорвался звоном колокольчиков.
Он бушевал в магазине, громя весь первый этаж, истребляя все, что я любила, превращая мое ухоженное прибежище в руины.
Все, что я могла сделать, это съежиться и смотреть.
Когда не осталось ничего, что можно разбить или сломать, он помчался на меня.
Лунный свет серебрил его эбеновую кожу и вспыхивал в его темно-красных глазах. Вены и сухожилия выделились на руках и шее, и накачанной груди. Части мусора застрявшие на его рожках обломками полетели по воздуху, когда он яростно затряс головой.
С доисторического лица, сквозь длинные мотки спутанных темных волос, на меня уставились заполненные ненавистью глаза.
Я изумленно смотрела, боясь дышать. Он спас меня, чтобы убить? Это было именно то, что я заслужила на самом деле.
Он был маячащим напоминанием того, что у меня было — и что я потеряла. Кого я никогда не понимала — и убила. Он так похож на то существо в Фэйри, и все же отличается. Бэрронс был неконтролируемым, смертоносным, неспособным — или не желающим не убивать все в поле своего зрения, независимо от того, маленький или беспомощный. Обернувшись на краю того утеса, в глазах Барронса, я видела безумие.
Этот зверь тоже был смертоносной машиной, но не безрассуден. Не было никакого безумия в его глазах, только ярость и жажда крови.
Это был Бэрронс …, и в тоже время, не он.
Я закрыла глаза. То, что я видела, причиняло боль моей душе.
Рычание раздалось глубоко в его груди, намного ближе, чем это было момент назад.
Мои глаза, открылись.
Он стоял на расстоянии в полудюжину футов, такой высокий, наполненный неизрасходованным гневом. Дикие глаза уставились на мою шею, когтистые руки, разжимались и сжимались, как будто он хотел обернуть их вокруг моего горла и сжать.
Я потёрла в основании черепа, благодаря Бэрронса за метку. Очевидно, она все еще защищала меня, потому что существо не вредило мне, хотя и хотело. Я задавалась вопросом, защищала ли его метка меня от всего "пакета" существ подобных Бэрронсу. Он сказал, что никогда не позволит мне умереть. Казалось, что он принял меры, чтобы продолжить свою защиту, если что-то произойдет с ним. Например, Риодан и я с копьём.
- Спасибо, - шепнула я.
Мои слова, казалось, привили его в ярость. Он ринулся на меня, схватил за воротник пальто, поднял в воздухе, и тряс как тряпочную куклу. Мои зубы стучали, а кости просто гремели.
Возможно, метка не защищала меня от всего.
Я не умру здесь сегодня ночью. Маршрут моей миссии, возможно, изменился, но не моя цель. Пока я болталась, едва касаясь мысками обуви пола, я позволила взгляду расфокусироваться, ища свое озеро, и вызвала темно-красные руны. Они держали Темных Принцев на расстоянии, а Принцы Фэйри были более беспощадны и могущественны, чем это существо.
Другое нечто плавало на поверхности моего озера, но я не обратила внимание на это. Скоро у меня будет много времени, и я была уверена - в будущем исследую все, что было скрыто в темных, неподвижных водах. Я сложила чашечкой руки, зачерпнула, что вышло, и покончила с этим, быстро.
Зверь все еще тряс меня. Смотря в его прищуренные глаза, я поняла, что, возможно, нужно пересмотреть свою более раннюю оценку, что он не был столь же безумен, как Бэрронс.
Я подняла кулаки, истекающие кровью. Зверь с эбеновой кожей стал качать своей рогатой головой и реветь.
- Поставь меня на место! – скомандовала я.
Он двигался настолько быстро, что моя рука оказалась в его рту прежде, чем я могла даже вдохнуть. Слово "место" даже не успело слететь с губ, когда мою руку схватили, и острые черные клыки сжались вокруг моего запястья.
Но он не растерзал мою руку, как я ожидала. Он обсасывал её. При этом его язык был влажным и теплым, деликатно скользя по моим пальцам, и между ними.
Так же внезапно, как он поглотил мою руку, он отпустил ее. Мой кулак был пуст.
Я беспомощно смотрела на это. Руны, которых самый опасный и смертельный из Фэйри боялся, это существо съело? Как сочную закуску? Он облизывал губы. Я что была основным блюдом? В пятне движений исчез мой другой кулак.
Влажное давление на мою кожу, шелковистая аккуратность языка, царапающие клыки вокруг моего запястья и в этом кулаке, тоже, было пусто.
Он выпустил меня. Я неровно приземлилась на ноги, и ища опоры ударилась об обломки дивана.
Все еще облизывая свои губы, он начал отступать.
Когда он остановился в молочной полосе лунного света, я прищурилась. Что-то было … неправильно. Он не выглядел нормальным. Фактически, выглядел … внезапно заболевшим.
У меня возникла ужасная мысль. Что, если он - бесхитростное существо и я только что накормила его чем-то смертельным, а он не зная, что к чему, ест что угодно, только бы это было с кровью — как собака, которая не могла пробежать мимо отравленного гамбургера?
Я не хотела убивать другое такое же существо! Как и Бэрронс, он спас меня!
Я уставилась на него с ужасом, надеясь, что он переживет это. Я только хотела убежать от него, найти где-нибудь безопасное место, чтобы собраться и вызвать свою силу, быть во всеоружии, которого у меня в распоряжении и так было ограниченное количество. Я должна была с умом использовать его.
Он пошатнулся.
Проклятье! Когда же я научусь?
Он споткнулся и тяжело упал на бок с глубоким, дрожащим стоном. Мускулы начали дергаться под кожей. Он отвел голову назад и завыл.
Я прижала руки к ушам, но, даже приглушив звуки, это было оглушительно. Я услышала отдаленные крики ответа, участвующих в жалобном концерте.
Я надеялась, что они не бежали прямо в книжный магазин, чтобы присоединиться к их умирающему брату и разорвать меня на части. Я сомневалась, что смогу обмануть их всех и накормить ядовитыми рунами.
Зверь стал на четвереньки, мотая массивной головой из стороны в сторону, очевидно в смертельных муках — широкие челюсти, отогнутые губы, обнаженные клыки.
Он выл и выл, крик такого одиночества и отчаяния, что это кололо мое сердце, словно пронзая иглами.
- Я не хотела убивать тебя! - закричала я.
Присев на пол, он начал меняться.
О, да, я убила его. Также происходило, когда я убила Бэрронса.
Очевидно, смерть вынуждала их трансформироваться.
Я остолбенела, неспособная отвести взгляд. Это тоже станет моим грехом, как и другие плохие деяния. Я ждала, пока он не изменится, чтобы сохранить в памяти его лицо, и в новом мире, который я создам с помощью Синсар Дабх, я смогу сделать что-то специально для него.
Возможно, я смогу спасти его от того, кем он стал. Что за человек жил в шкуре этого зверя? Один из тех восьми, что Бэрронс привел в аббатство, в день, когда вызволил меня? Могла я видеть его у Честера?
Его рожки, тая стали двигаться в стороны по его черепу. Его голова стала чрезвычайно деформированной, увеличиваясь и сжимаясь, пульсируя и исчезая прежде, чем увеличиться снова — как будто очень много массы сжимается в слишком маленькую форму, и зверь сопротивляется. Массивные плечи впали внутрь, выпрямились, затем впали снова. Он изгибался, содрогался, вырывая куски дерева от пола.
Когти, стали пальцами. Бедра приподнялись, снова опустились на пол, и лапы стали похожи на ноги. Но они были не правильными. Конечности были деформированы, кости не сгибались, где им предполагалось, и были эластичными в некоторых местах, а в других выпуклыми.
Он все еще выл, но звук изменялся. Я убрала руки от ушей. В человеческом обличии его вой охладил мою кровь.
Его деформированная голова моталась из стороны в сторону. Я мельком увидела через спутанные волосы дикие глаза, блестящих в лунном свете черных клыков, он рычал и брызгал слюной. Тогда запутанные мотки волос стали резко таять, гладкий черный мех начал светиться. Он упал на пол, содрогаясь.
Внезапно он поднялся на четвереньки, выгибаясь как кошка. Кости хрустели и трещали, приходя в новую форму. Плечи сформировались — сильные, гладкие, связанные мускулами. Руки напряглись. Одна нога отодвинута назад, другая согнута, как будто тело приготовилось к прыжку.
Обнаженный человек присел в лунном свете.
Я задержала дыхание, ждущая, что он поднимет голову. Кого я убила своим легкомысленным идиотизмом?
В это мгновение был только звук его резкого дыхания, и моего. Тогда он откашлялся. По крайней мере, я так думаю. Это походило больше на гремучую змею, трясущую хвостом где-то в глубине его рта. В следующий момент он засмеялся, но это не был настоящий смех. Это был звук, от дьявола в тот день, когда он явился получить долг по контракту.
Когда он поднял свою голову, отбросил волосы от лица, и усмехнулся надо мной с абсолютным презрением, я, ослабев, безмолвно осела на пол.
- Ах, моя дорогая мисс Лейн, это неправда. Вы хотели. – Сказал Иерихон Бэрронс.


Переводчики: dekorf
 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 19:13 | Сообщение # 3

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6296
загрузка наград ...
Статус:
Часть ІІ

Почему ты мучаешь меня?
Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ.
Ты не способна любить.
МОИ ВОЗМОЖНОСТИ БЕЗГРАНИЧНЫ. Я - ВСЕ.
Ты книга. Страницы в переплете. Ты не рождалась. Ты не живая. Ты не больше, чем место для свалки всего, что было не правильно в эгоистичном короле.
Я - ВСЕ ПРАВИЛЬНОЕ В НЕМОЩНОМ КОРОЛЕ. ОН БОЯЛСЯ МОЩИ. МНЕ НЕ ВЕДОМ СТРАХ.
Что ты хочешь от меня?
ОТКРЫТЬ ТЕБЕ ГЛАЗА. УВИДЬ МЕНЯ. УВИДЬ СЕБЯ.
Мои глаза открыты. Я - добро. Ты - зло.

РАЗГОВОР С СИНСАР ДАБХ.

Переводчики: Svetyska
 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 20:26 | Сообщение # 4

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 15.

Перевод: Dekorf, Catharin
Вычитка: Dekorf


Я никогда никому не говорила, что когда я только приехала в Дублин, у меня была тайная мечта, что я не загнусь в это скверное время.
Я делала вид, что мы все заблуждались, что отправленное домой в Эшфорд тело, на самом деле не Алинино, а какой-то другой блондинки-студентки, которая поразительно на нее похожа. Я стойко отказывалась признавать результат идеально соответствующей экспертизы по зубам, на которой настоял папа.
Когда я ходила по улице Темпл Бар, охотясь на ее убийцу, я делала вид, что в любую минуту шагну за угол, а там она. Она посмотрит на меня испугано и взволновано и скажет, - младшая, в чем дело? Мама с папой в порядке? Что ты здесь делаешь? И мы обнимем, друг друга и будем смеяться, и я узнаю, что все это было кошмаром, и он закончился. Мы будем пить пиво, ходить по магазинам, найдем пляж где-нибудь на скалистом побережье Ирландии.
Я не была готова к смерти. Никто не был. Ты теряешь того, кого любишь больше чем себя и ты получаешь ускоренный урок о смертности. Ты лежишь без сна каждую ночь, и если ты, в самом деле, веришь в рай и ад, то находишь возможные причины цепляться за веру, потому что не можешь не верить, что ушедшие близкие где-то там всё ещё существуют, немногие шепчут слова молитвы.
В глубине души я знала, что это только мечты, фантазии. Но мне они были нужны. Это помогало на некоторое время.
Я не позволяла себе фантазий о Бэрронсе. Я позволила гневу заполнить себя, как проницательно заметил Риодан, подливая масла в огонь. Мое бешенство было жутким. Со временем, я бы могла измениться от излучаемого яда. Хуже всего от потери того кого любишь, боль от того, что никогда не увидишь его снова, и не сможешь сказать того, что не сказала. Взять бы назад свою гордость, свои насмешки, когда думала, что все время в мире - наше.
Здесь и сейчас, лицом к лицу с Бэрронсом, мой язык не мог шевельнуться. Я не могла сформулировать ни одного слова. Все невысказанное было пеплом во рту, слишком сухим, чтобы проглотить, и это душило меня.
Но хуже всего было то, что я поняла, что это всё розыгрыш, снова. Не имея понятия о том, как в действительности этот момент выглядит, я знала, что это, не больше чем иллюзия.
Синсар Дабх снова завладела моим сознанием.
Я все еще не ушла с улицы, где был убит Дэррок. Я все еще стояла, или вероятно валялась, в стороне от К'Врака, предаваясь иллюзиям, что создала книга, в то время как она делала то, что ей нравилось делать со мной.
Это ни чем не отличалось от ночи, когда Бэрронс и я пытались загнать ее в угол с помощью камней. Она заставила меня поверить, чтобы я присела на тротуар, читая ее, и все то время когда я была на корточках, она была за моим плечом - изучая меня.
Я должна бороться с ней. Я должна нырнуть глубоко в мое озеро и сделать то, что я делаю лучше всего - двигаться на ощупь, в основном вперед, несмотря на все плохое, что происходит. Но так как я глазела на его точную копию, я не смогла собрать достаточно энергии, чтобы прогнать мираж. Пока нет.
Тут были и худшие способы подвергнуть себя пытке, чем вид голого Иерихона Бэрронса.
Я бы поискала свой ши-видящий центр и разрушила иллюзию в минуту. Или десять. Я облокотилась на камин с легкой улыбкой, мысленно сообщая об этом. Иллюзия Бэрронса поднялась и стояла, пульсируя мускулами.
Боже, как он красив. Я смотрела вверх и вниз. Книга сделала удивительно точную копию, вплоть до его щедрых атрибутов. Но она неправильно создала его татуировки. Я знала каждый сантиметр этого тела. Когда последний раз я видела Иерихона Бэрронса голым, он был покрыт красными и черными татуировками защиты, а позже и его руки были разрисованы ими от бицепса до запястья. Теперь же татуировки были только на животе.
- Ты облажалась, - сказала я Книге, - однако, хорошая попытка.
Поддельный Бэрронс напрягся, слегка согнув ноги в коленях принимая позу наподдающего и в какой-то момент, я подумала, что он собирается броситься на меня напав.
- Я облажался? - вымышленный Бэрронс зарычал. Он стал подкрадываться ко мне. Трудно было смотреть на его лицо, когда нечто большое подпрыгивало на уравне моих глаз.
- Какое слово ты не понял? - Сказала я сладко.
- Перестаньте смотреть на мой член, - проворчал он.
О да, это, безусловно, иллюзия.
- Бэрронс любил, когда я смотрела на его член, - сообщила я, - Он был бы рад, если бы я смотрела на его член весь день напролет, сочиняя оды его совершенству.
Одним плавным движением, он схватил меня за воротник и дернул меня на ноги.
- Это было до того, как Вы убили меня, чертова идиотка!
Я не была взволнована. Стоять лицом к лицу с ним, это было лекарством. Я нуждалась в нем. Я жаждала его. Я не хотела прекратить эту шараду.
- Смотри-ка, ты признаешь, что ты мертв. - Спокойно парировала я. - И я не идиотка. Идиотизмом было бы насмехаться над тобой.
- Я не умер.
Он толкнул меня спиной к стене, прижав своим телом.
Я была так рада, что руки экс-Бэрронса трогают меня, и так взволнована смотря в иллюзию его темных глаз, что я едва почувствовала, как хлопнулась головой об стену. Это было гораздо более реалистично, чем мои короткие воспоминания о нем в черном крыле Белого Дворца.
- Умер, в действительности.
- Не умер.
Его рот был так близко. Кто заботится, что в действительности это не он? Это были его губы. Разве один фальшивый поцелуй слишком много? Я облизала свои губы.
- Докажи это.
- Вы полагаете, я буду доказывать, что я не мертв? - Сказал он недоверчиво.
- Не думаю, что прошу многого. В конце концов, я заколола тебя копьем.
Он оперся ладонями о стену по обе стороны от моей головы.
- Мудрая женщина перестала бы напоминать мне об этом.
Я вдыхала его запах, пряный, экзотический, память о котором заставляла меня чувствовать себя живой. Электрический ток, всегда наполняющий воздух между нами, шипел на моей коже. Он был обнаженный, я была прижата к стене, и хотя я знала, что Книга играет со мной, я едва могла сосредоточиться на его словах. Это было так реально. За исключением отсутствующих татуировок. Книга знала, какой большой у него член, но не смогла правильно нанести татуировки. Маленькая оплошность.
- Я впечатлена, - пробормотала я, - действительно.
- Мне пох... что вы впечатлены, мисс Лейн. Я беспокоюсь об одной вещи и только об одной. Вы знаете, где Синсар Дабх? Вы нашли ее, для этого чертова ублюдка полукровки?
- О, это даже забавно, - я фыркнула от смеха. Синсар Дабх создала иллюзию человека, и это создание Синсар Дабх, спрашивало меня, где была Синсар Дабх.
- Ответьте мне или я оторву вашу голову.
Берронс никогда этого не сделает. Синсар Дабх только что сделала еще одну ошибку. Берронс поклялся сохранить мне жизнь, и он остался верен своему обету до самого конца. Он умер, чтобы спасти меня. Он бы никогда не причинил мне боль и конечно не убил бы.
- Ты кое-что не знаешь о нем, - усмехнулась я.
- Я знаю о нем все, - он чертыхнулся, - обо мне.
- Не знаешь.
- Знаю.
- Вздор!
- Нет!
- Да, - пререкалась я.
- Нет! - он вел ответный огонь, затем шумно выдохнул. - Черт возьми. Мисс Лейн, вы меня к хренам с ума сводите!
- Кто бы говорил, Бэрронс. И ты можешь оставить все "чертовы" и "хреновы" прямо сейчас. Ты утрируешь. Настоящий Бэрронс никогда бы не чертыхался так много.
- Я блин точно знаю, сколько чертовых хренов Бэрронс использует. Вы не знаете его.
- Перестань прикидываться им! - я пихнула его в грудь. - Ты не он и никогда им не будешь!
- Кстати, до того, как Вы меня убили и решили заменить Дэрроком, не прошло и месяца! Сильно опечалились, мисс Лейн?
Да как он смеет? Я была переполнена горем. Ходячим горем и местью.
- Для сведения, ты мертв три дня. И я не заменяла. Пошел вон. Проваливай. Прочь.
Я отбила его руки от своей головы и стремительно пронеслась мимо него.
- Я не беду отстаивать причины, по которым я это сделала, когда тебя здесь на самом деле даже нет. Это слишком, даже для меня.
Он схватил меня и развернул обратно.
- Вам лучше поверить, что я здесь, мисс Лейн, и вам лучше поверить, что я убью вас. Вы не могли бы доказать свою лояльность - или ее отсутствие - более полно. Вы прыгнули на меня в ту секунду, когда Риодан сказал что я - угроза, и пришили меня без колебаний.
- Я колебалась! Мне было ненавистно убийство моего зверя защитника! Риодан сказал мне, что я должна! Я не знала что это ты! - Великолепно. Теперь я спорила с подделанным-Синсар Дабх-Берронсом об его убийстве. Почему она хочет, чтобы я это делала? Что возможно могла бы получить Книга, заставляя меня оправдываться?
- Вы должны были знать, - взорвался он.
Я знала, что должна, в конце концов, прекратить обман, но не могла. Находясь, рядом с Бэрронсом я воспламенялась до самых кончиков, и не важно, что я знала - этот Бэрронс - мираж. Некоторые люди побуждают в тебе все худшее, а другие - лучшее, а есть такие удивительные, редкие, вызывающие привыкание, кто пробуждает сразу все. Все.
Они заставляют вас чувствовать себя такими живыми, что вы следуете за ними прямо в ад, только чтобы продолжать получать свою дозу наркотика.
- Откуда я должна была это знать? Потому что ты всегда был так честен со мной? Потому что обмен информацией это то, что Иерихон Берронс делает лучше всего, в этом он реально блещет? Нет, наверное, потому что ты потрудился предупредить меня, что произойдет, если я нажму ЕТУ. Подожди, я знаю: Я должна была знать, потому что ты довёл до меня - тем доверительным и открытым способом, ведь мы были так откровенны - что иногда ты превращаешься в девятифутового, рогатого, безумного монстра!
- Я не безумный. Я был достаточно разумным, чтобы мочиться вокруг вас. Я убивал для вас еду. Я подбирал ваши вещи. Кто еще, кого вы знаете, мог бы сделать это для вас? У В'лейна член не вырос мочиться. У вашего маленького МакКелтара не выросли яйца для самостоятельных поступков. Он, конечно, не в состоянии сделать, что-либо для собственной женщины.
- Собственной? Ты думаешь, женщины могут быть собственностью?
Он кинул на меня взгляд говорящий, ох милая конечно могут. Ты так быстро забыла?
- Я была При-йя.
- И нравились мне тогда, намного больше!
Он прищурился, как будто, наконец, обдумав, что я ранее говорила. - Я был мертв для Вас только три, чертова дня? И Вы две ночи назад, уже вышли с Дерроком из стены напротив? Вы прождали один, чертов день, что бы найти мне замену? Я провел недели, волнуясь о том, срежет ли он мою метку с вашего черепа, а я буду не в состоянии выследить вас в Зазеркалье. Все то время, которое я пытался вернуться, чтобы спасти вашу задницу от него, вы давали ее ему.
- Я ничего не давала Дэрроку! - пытался вернуться, откуда, куда?
Из мёртвых?
- Женщина не будет отираться с человеком вроде него, если она не трахается с ним.
- Ты не знаешь о том, что я делала и что не делала. Когда-нибудь слышал о работе под прикрытием? В постели с врагом?
- "Я думаю, ты должен быть королем, Деррок" - передразнил он фальцетом,- "и если ты хочешь меня, я почту за честь быть твоей королевой".
Я разинула рот.
- Разве это не то, что вы сказали?
- Ты что шпионил за мной? И если ты Берронс, то лучше знаешь, как доверять словам.
- Потому что ваши действия говорят о вас так хорошо, не так ли? Где вы спали прошлой ночью, мисс Лейн? Вас здесь не было. Мой книжный магазин был открыт настежь. Ваша спальня наверху ждала вас. Так где была ваша чертова честь.
Я открыла рот, потом закрыла его снова. Честь? Бэрронс бросил мне слово "честь". Ээ... на самом деле это сделала Синсар Дабх. Я не могла бы решить, что именно было бы более устаревшим. Я нахмурилась. Что-то здесь было неправильно. Что-то было очень, очень не так. Хотя Бэрронс и честь не те два слова, которые я бы использовала вместе, я не могла бы придумать ни одной причины для Синсар Дабх выкидывать такой фокус. Она никогда не накладывала такой длительный и детальный морок на меня раньше. И я не могла найти никакой причины для нее делать это.
- Вы знаете, почему я был сегодня вечером на улице с вами и Дэрроком? - Когда я не ответила, он зарычал, - Ответьте мне!
Я покачала головой.
- Я не шпионил за вами и вашим маленьким бойфрендом. Кстати говоря, на что это похоже подъедать за сестрой товар второго сорта?
- Иди на хрен, - сказала я сразу, - это низко, даже для тебя.
- Вы и не такое можете от меня ожидать. Я пришел туда сегодня убить его. Я должен был сделать это уже давно. Но я не получил удовольствия, так как Синсар Дабх опередила меня в этом, - сказал он с горечью.
- Все хватит. Ты и есть Синсар Дабх.
- Вряд ли. Но я также смертелен. Мы оба можем уничтожить вас. Ничто не спасет вас от меня, если я внезапно изменю решение.
Давно пора прекратить этот обман. И единственная причина, по которой я позволяла этому продолжаться так долго в том, что я начала получать удовольствие и я надеялась получить его с полна. Но в какую бы причудливую игру не играла Книга, она не собиралась играть хорошо, и этот ледяной насмешливый Бэрронс не был тем мужчиной, которого я бы хотела запомнить.
- Время для тебя уйти сейчас, - пробормотала я.
- Я не пойду никуда. Никогда. Если вы задумываетесь, хоть на секунду, что я позволю вам играть на две стороны, вы ошибаетесь. Я вкладывал в вас. Вы слишком далеко влезли. Вы должны мне. Я прикую вас, привяжу, буду держать на привязи магией, что угодно будет сделано, но вы поможете мне получить эту Книгу. И когда я получу ее, может быть, я позволю вам жить.
- Ты и есть Синсар Дабх, - сказала я снова, но мой протест был слабый. Пока он говорил, я искала мой ши-видящей центр - всевидящий глаз, который мог разорвать иллюзию и раскрыть правду - и я сосредоточилась на мираже.
Ничего не произошло. Пузырь не лопнул, мираж не рассеялся. Мои руки задрожали. Я не могла набрать воздуха в легкие. Это было невозможно. Я же убила его.
И когда я поняла, что я наделала, я излила мое горе в оружие массового уничтожения. У меня был бы план с уложенным-в-цемент прошлым и конкретным будущим.
Это... Это... необъяснимое происходящее не состыковывалось с моим пониманием реальности. Ни с какой либо из моих целей, ни даже с тем, чем я стала.
- Но с другой стороны, скорее может быть, чем нет, - сказал он. - В отличие от некоторых людей, я не меняю партнеров с такой скоростью.
Я резко вздохнула. Я становлюсь опасно легкомысленной. Этого не могло быть. Реально его тут не было.
Или был?
Это выглядело как Бэрронс, чувствовалось как Бэрронс, пахло и звучало как Бэрронс, и конечно было то же отношение.
Я вернулась к моему центру ши-видящей. Мне нужно было горючее. И я знала, где найти его. Я позволила моему взгляду расфокусироваться и отчаянно черпала чистую силу с моего зеркального озера.
Сфокусировавшись снова, я направила все, что у меня было на иллюзию.
- Покажи мне правду, - скомандовала я, и взорвала ее на кусочки.
- Вы не в состоянии распознать правду, даже если она укусит вас за задницу, мисс Лейн. Например: как сейчас.
Его улыбка, как волчий оскал, не прибавила ему шарма. Все эти зубы напоминали мне о клыках на моей коже.
У меня подкосились колени.
Иерихон Бэрронс все еще стоял там.
Возвышаясь, голый, и злой как черт, руки сжаты в кулак, как будто он собирался выбить дерьмо из меня.
Свалившись на пол, я посмотрела на него.
- Ты н-не м-мертв, - мои зубы так стучали, что я через силу проталкивала слова.
- Жаль разочаровывать. - Если бы взглядом можно было бы убить, то тот, которым он стрельнул в меня, погрузил меня на шесть футов глубиной в скорпионов. - О, да подождите же минуту… Нет, я не умер.
Это было слишком. Моя голова кружилась, и в глазах стало темнеть. Я упала в обморок.


 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 22:17 | Сообщение # 5

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 16, часть1.

Перевод: Dekorf, Catharin, puse4ka375
Вычитка: Dekorf


Сознание возвращалось медленно. Я пришла в себя в темноте на полу книжного магазина.
Я всегда думала, что обмороки показывают внутреннюю слабость характера, но суть поняла только сейчас. Это был акт самосохранения. Столкнувшись со слишком сильными эмоциями, чтобы держать себя в руках, тело отключилось, чтобы не бегать как курица с отрубленной головой, возможно ранив себя. Понимание того, что Бэрронс жив, было намного сильнее того, с чем я смогла бы справиться. Слишком много мыслей и чувств пытались слиться в одно. Мой мозг пытался, невозможный процесс сделать возможным, найти слова для всего, что я чувствовала, в результате чего я безмолвно отключилась.
- Бэрронс?
Я перевернулась на спину. Никто не ответил. Меня охватил внезапный страх, что это были фантазии. Что если, он не был живым, и мне придется смириться с невыносимой действительностью - снова. Я села и мое сердце опустилось.
Я была одна.
Что если это все была жестокая иллюзия, сон?
Я дико оглядывалась вокруг, ища доказательства его существования.
Книжный магазин был уничтожен. Это точно не сон. Я встала и остановилась, поняв, что к пальто прикреплен лист бумаги. С изумлением, я вытащила его.
"Если Вы покинете книжный магазин, и мне придется Вас выслеживать, то я заставлю Вас сожалеть об этом до конца Ваших дней. « З.» "
Я стала смеяться и плакать одновременно. Я села, прижимая листок к груди, ликуя.
Он жив.
Я не знала, как это было возможно. Мне было все равно. Иерихон Бэрронс жив.
Он вернулся в этот мир. Этого было для меня достаточно.
Я закрыла глаза, дрожа, и огромный камень свалился с моей души.
Я задышала, действительно задышала, первый раз за три дня.
Я не убила его.
Я не виновна. Мне было дано с Берронсом то, что я никогда не испытала бы с сестрой - и я даже не должна была для этого разрушать мир: второй шанс!
Я открыла глаза, прочитала еще раз и засмеялась.
Он жив.
Он разрушил мой магазин. Он написал мне письмо. Чудесное, чудесное письмо.
О, счастливый день.
Я погладила лист, на котором он нацарапал свою угрозу.
Я люблю этот листок бумаги. Я люблю его угрозы. Я даже люблю свой разрушенный магазин. Это потребует времени, но я его восстановлю. Бэрронс вернулся. Я могу поставить заново полки, заменю мебель, и в один прекрасный день, в будущем, я буду сидеть на своем диване и смотреть на огонь, а Бэрронс мог бы ходить, и он не стал бы даже ничего говорить. Мы могли бы просто сидеть рядом, разве кого-то заботит раздражающая тишина. Какую бы странную схему он не придумал, я с этим соглашусь. Мы могли бы повздорить какой автомобиль взять и кто его поведет. Мы убьем монстров и станем искать артефакты и попытаемся вычислить, как захватить книгу. Это было бы прекрасно.
Он жив.
Как только я задвигалась, чтобы встать снова, что-то соскользнуло с моих коленей, и я нагнулась, чтобы поднять это с пола.
Это была фотография Алины, которую я бросила в почтовый ящик, когда В’Лейн брал меня в Эшфорд навестить родителей и показать мне, что он восстановил в моем родном городе и что сберег мою семью. В ту ночь Дэррок выследил меня по метке на моем черепе, а затем похитил маму и папу. Фотография была визитной карточкой, которую он прикрепил к входной двери BB&B, и требовал, чтобы я пришла к нему сквозь Зеркало, если ценю их жизнь. Тогда Бэрронс позволил мне это, и сказал одну вещь: Он спасет моих родителей, прежде чем я вызову ЕТУ в Зазеркалье.
Но он дал мне фотографию не в подарок или не для того чтобы я почувствовала себя лучше. Он дал мне её по той же причине, что и Дэррок. Делая такой же намек. У меня есть родители. Не балуйте со мной.
Ладно, он был на меня немного зол. Я была согласна с этим. Если бы он убил меня, я бы тоже была немного зла, независимо от того, как это было неразумно. Но он мог преодолеть это.
Я не могу просить о большем. Хотя, могу, например, чтобы Алина вернулась или чтобы все Эльфы умерли, но и так было хорошо. Это мир, в котором я хочу жить. Мои родители в безопасности.
Я схватила записку и фотографию. Прижала их к груди. Мне не нравилось, что он бушевал и оставил меня лежать на полу, но у меня есть доказательства, что он жив и я знала, что он вернулся.
Я была ОС-детектором, а он ОС-директором. Мы были командой. Он жив.
Я хотела бы не спать всю ночь, наслаждаясь теплом оттого, что Иерихон Бэрронс не мертв, но у моего тела были другие мысли.
В момент, когда я вошла в свою спальню, я чуть не рухнула. Есть одна вещь, которую я поняла после смерти Алины - горе физически истощает больше чем ежедневный марафон. Оно уничтожает вас и оставляет в синяках тело и душу.
Мне удалось умыться и почистить зубы, улыбаясь своему отражению в зеркале как идиотка, но использовать зубную нить и увлажнить лицо, было выше моих сил. Слишком много усилий. Я хотела свалиться глупой кучей, свернуться в комфортных объятиях знания того, что я его не убила. Я не была виноватой. Он не был мертвым. Я сожалела, что он меня не дождался. Я хотела знать, где он. Мне хотелось позвонить ему.
Я сказала бы ему все то, что я никогда не говорила. Я призналась бы в своих чувствах. Я не побоялась бы быть нежной. Его потеря, прояснила чувства, и мне хотелось кричать о них на крыше. Но у меня не было, ни одной мысли, о том, куда он мог уйти ночью, я едва могла двигаться. Боль была клеем, на котором держались вместе мои кости, что делало меня сильнее. Без боли я была бы слаба.
Завтра будет еще один день.
И он будет жить в нем.
Раздевшись, я залезла в постель.
Я отключилась, как только натянула покрывало и спала, как женщина, которая шла пешком через ад без пищи и отдыха несколько месяцев. Мои сны были такие яркие, что казалось я жила в них.
Мне приснилось, что я смотрю, как Деррок снова умирает, разъяренная тем, что его смерть была у меня украдена, как и моя месть, выхвачена когтями Охотника. Мне снилось, что я снова в Зазеркалье, ищу Кристиана, но никак не могу найти его. Мне снилось, что я была в аббатстве, на полу клетки и Ровена пришла и перерезала мне горло. Я чувствовала, как кровь выплескивается из меня, превращаясь на полу в грязь. Мне снилось, что я была в Холодном Месте, гонясь за красивой женщиной, которую не могла догнать, и потом приснилось, что я фактически сделала это - разрушив мир и изменив его по моему желанию. Потом я пролетала над моим новым миром, верхом на могучем и древнем К´Враке. Вихри воздуха от взмахов его огромных черных крыльев развевали мои волосы, и я смеялась как демон и неблагозвучные, навязчивые звуки ремикса Pink Martini “Qué Sera Sera” звучали как клавесин из ада.
Я проспала 16 часов.
Мне была необходима каждая минута этого сна. Последние три дня были нереальным кошмаром, и это обессилило меня.
Первое, что я сделала, когда проснулась, это достала записку Берронса из-под подушки и перечитала ее снова чтобы успокоить себя, что он жив. Тогда я кинулась вниз по лестнице так быстро, что последние пять ступенек скатилась на одетой в пижаму попе, отчаянно нуждаясь в подтверждении того, что магазин действительно разрушен.
Так и было. Я радостно станцевала на мусоре.
Поскольку был день, а Бэрронс приходил не раньше вечера, я поднялась наверх и долго стояла под горячим душем. Я приводила себя в порядок, отмывалась и брилась.
Я откинулась к стене, вытянув ноги, и смотрела, как вода стекает по копью, привязанному к моему бедру, позволяя моему мозгу опустеть, пока я расслаблялась.
К сожалению, мой разум не смог оставаться пустым и мое тело не смогло расслабиться. Мышцы ног оставались напряженными, шея и плечи были зажаты и мои пальцы отбивали быстрое стаккато на полу душа.
Что-то беспокоит меня. Сильно.
Под внешней стороной моего счастья скапливались темные грозовые тучи.
Как что-то может беспокоить меня? Мой мир был бескрайним голубым небом, не смотря на постоянный дождь в Дублине. Почему я могу не быть безмятежно счастлива в этот момент? Это хороший день. Бэрронс жив. Дэррок мертв. Я больше не торчала в Зазеркалье, сражаясь с мириадами монстров и уклоняясь от иллюзий.
Я нахмурилась, понимая, что именно было неправильно.
Сейчас не было никаких проблем, кроме обычной несправедливости мира, к которой я, в общем-то привыкла.
Я не могла с этим справиться. Я была зажата, сдавлена болезненными тисками. Я привыкла к этому.
Проблемы направляли меня к цели, заставляли действовать.
Но за последние 24 часа я перешла от стопроцентного поглощения горем до отсутствия хоть какой-нибудь причины испытывать эти эмоции.
Бэрронс жив. Горе - пууф!
Человек, который как я считала, убил мою сестру, и единственный кто так заинтересован в её смерти, был мертв. Знаменитого Гроссмейстера не было. Эта глава моей жизни закончилась. Он никогда снова не приведет Невидимых, не будет сеять хаос в моем мире, или охотиться и делать мне больно. Не буду больше смотреть на него через плечо. Ублюдок, который превратил меня в При-йю, был по ту сторону от моей мести. Он получил по заслугам. Ну ... он мертв, так или иначе. Его поступки выглядели бы намного хуже, если бы я взялась обвинять его.
Не смотря на это, он был смыслом моего существования в течение длительного времени. И он ушел.
Что это оставило мне? Месть - пууф!
Я всегда представляла решающий поединок между нами двумя, где я убивала его.
Кто теперь был злодеем? Кого бы я стала ненавидеть и обвинять за смерть Алины?
Это был не Дэррок. Он по-настоящему пристрастился к ней. Он не убивал ее и если он как-то ответственен за ее смерть, он не знал этого. Шесть месяцев в Дублине, а я не приблизилась к раскрытию убийства моей сестры.
Бэрронс жив, а Дэррок мертв, это соответствовало моей всепоглощающей жажде мести.
Мои родители были в безопасности, Бэрронс позаботился об этом. Не было никого, кого мне нужно спасать.
У меня не было неотложной цели, крайнего срока. Я чувствовала себя потерянной. Конечно, у меня остались в основном те же цели, которые были до того, как я попала в Зазеркалье и все пошло ужасающе неправильно, но горе залило меня в жесткую коробку и ее стены формировали меня. Теперь, когда коробки нет, я чувствовала себя бесформенной каплей. Что будет дальше? Куда дальше? Мне нужно было время, чтобы осознать внезапные изменения в моей реальности и перепроверить свои эмоции. Вводило в заблуждение и то, что под радостью, которую я чувствовала от того, что Берронс жив, я была... ээ сердитой. Фактически неистовой. Внутри меня было, что-то кипящее. И я даже не знала что. Но глубоко внутри подо всем этим, я ощущала себя... бестолковой. Так как выводы, которые были сделаны, были ложными и не выдерживали критики.
Я вышла из душа, совершенно недовольной, и начала выбирать одежду, оставшись неудовлетворённой тем, что выбрала.
Вчера я точно знала, что мне надеть. Сегодня я понятия не имела. Розовый или черный? Может быть, пришло время для нового любимого цвета. Или может быть никаких любимых цветов вообще.
Дождь барабанил в окно, пока я решала. Дублин опять был серым.
Я одела серые капри с надписью "сочная" сзади, спортивную кофту на молнии, и шлепки. Если Бэрронс еще не вернулся, то немного уберусь внизу.
В конце концов, я сделала всё, что он просил.
Мои родители были свободны, я жива, Дэррок мертв, и у меня были камни, тщательно спрятанные в защищаемой рунами спальне, в пентхаусе. Согласно договоренности, книжный магазин теперь был моим.
Это значит, что моим также был и Ламборджини. И Вайпер тоже.
 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 22:30 | Сообщение # 6

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 16, часть 2.

- Это была не моя чертова идея! - я услышала, как прорычал Бэрронс, пока я спускалась по лестнице.
Дверь в его кабинет была приоткрыта на несколько дюймов, и я слышала, как он там двигается, переставляет вещи.
Я остановилась на последней ступеньке и улыбнулась, наслаждаясь простым удовольствием слышать его голос снова. До того, как его не стало, я не понимала, как пусто было в мире без него.
Моя улыбка исчезла. Я переминалась с ноги на ногу на лестнице. Мое настроение могло быть солнечным светом, отражающимся от воды, но что-то темное бурлило под спокойной поверхностью.
Я бы пошла до самого конца, тогда мне нравилось думать об этом, со своим желанием уничтожить вселенную. Я была на сто процентов настроена, узнать все нужные мне темные знания из Книги, независимо от того, чего бы это стоило мне или кому-либо еще. Я была готова делать что угодно, если бы это помогло мне научиться, как заменить этот мир новым. И все потому, что я думала, что Иерихон Бэрронс мёртв.
У меня даже не было конкретного плана, кроме как получить Книгу и открыть ее, надеясь, что я смогу справиться со всеми заклинаниями творения и разрушения, которые она предложила бы. Когда я оглядываюсь назад на свое поведение, оно ставит меня в тупик. Фанатичное стремление, безумная цель.
Смерть Алины не сделала такого со мной.
Я запустила руки в волосы и дернула их, как – будто слабая боль могла прояснить мои мысли. Пролить свет на мое временное безумие. Все дело было в предательстве, и это просто сводило меня с ума. Если бы не я была той, кто ранил его, то я бы никогда не сломалась так. Конечно, мое горе от потери Бэрронса было сильным, но сильнее была вина, которая съедала меня. Я пошла против своего защитника, а защитником оказался Бэрронс.
Стыд, не горе, питал мою жажду мести. Так и было. Вина превратила меня в одержимую женщину, полагающую, что она уничтожит этот мир и сотворит новый. Если бы я была той, кто зарезал Алину, или участвовала бы в её убийстве, то и чувствовала бы то же самое, и делала бы то же самое. Меня мотивировала бы не любовь, а отчаянное желание стереть мое соучастие.
Сейчас это горе не сжимало мое сердце, и я знала, что никогда не пройду через это.
Создать мир только из-за Иерихона Бэрронса? Это мысль была смешной. Я потеряла Алину и не превратилась в уничтожающий мир дух, а я любила её всю свою жизнь.
А Бэрронса я знала всего несколько месяцев. Если бы я собиралась воссоздать мир ради кого-то, это была бы моя сестра.
Хорошо, решено. Я не предала Алину тем, что не превратилась в Безумного Макса из-за неё.
Тогда почему я до сих пор чувствую что-то темное, извивающиеся и поворачивающееся внутри меня, пытающееся выйти наружу? Что съедало меня?
- Черт возьми, Риордан! Мы повторяли это тысячу раз! - взорвался Бэрронс. - Всю чертову обратную дорогу мы говорили об этом. У нас был план, ты отступил от него. Ты должен был увести её в безопасное место. Она никогда не должна была узнать, что это был я. Это твоя вина, что она узнала, что мы не можем умереть!
Я застыла. Риордан тоже жив? Я видела, как его разорвали на клочки и сбросили со сто футового ущелья. Я нахмурилась. Он сказал: "не можем умереть". Что это значит? Никогда? Не смотря ни на что?
Он замолчал на мгновение, и я поняла, что он говорит по телефону.
- Ты знал, что я буду драться. Ты знал, что я выиграю. Я всегда побеждаю. Вот почему ты должен был разделить нас и пристрелить меня, так она бы никогда не узнала, что я был мертвым. Возьми больше оружия в следующий раз. Попробуй ракетную установку. Может быть тогда, ты сможешь со мной справиться? - язвительно сказал он.
Ракетная установка? Бэрронс смог бы пережить это?
- Ты единственный кто обложался. Она видела, что мы умерли.
Я действительно видела. Тогда почему они не мертвые? Последовала еще одна пауза. Я задержала дыхание, подслушивая.
- Мне насрать, что они думают. И не устраивай мне это дерьмовое голосование. Никто не проголосует. Лор даже не знает, какой сейчас век, а Кастео не сказал ни слова за тысячу лет. Ты не убьешь её, и они тоже. Если кто-то и убьет её, то это я. И это произойдет - не прямо сейчас. Мне нужна книга.
Я застыла. Он сказал "прямо сейчас" подразумевая, что это может случиться в будущем. И единственная причина, из-за которой он меня не убил – ему нужна Книга.
И по этому болвану я горевала? Его возвращению я радовалась? Я не обратила внимание на его высказывании про «тысячу лет». Займусь этим позже.
- Если ты думаешь, что охотясь за ней так долго, я убью лучшую возможность, что у меня есть, то ты ни хрена обо мне не знаешь.
Опять эта фраза, фраза, которую сказала Фиона, той ночью, когда он ножом заставил ее замолчать. "Лучшая возможность". Для чего?
- Сообщи об этом. Ты. Лор. Кастео. Фэйд. Но на твоем месте, я бы отвалил прочь. Не давай мне повод, заставлять тебя сожалеть об этом. Ты хочешь бессмысленной, вечной войны? Ты хочешь, что бы мы вцепились друг другу в горло?
Тишина.
- Я никогда не забываю тех, кто мне предан. Вы забыли, кому вы верны. Сохрани в живых её родителей. Скоро всё закончится.
Я сжала руки в кулаки. Что именно скоро закончится?
- Тут ты ошибаешься. Один мир не так уж хорош, как другой. Некоторые миры лучше. Мы изначально знали, что она краплёная карта. После всего того, что я о ней узнал как-то ночью, мне нужно это правильно разыграть. Ты уже нашел Тилли? Мне нужно расспросить эту женщину. Надеюсь, она еще жива. Нет? Направь на это людей.
Что он имел в виду, что он узнал обо мне? Что я объединилась с Дэрроком? Что я, по его мнению, была готова предать его? Или это что–то еще? Кто такая Тилли и что он хочет спросить у неё?
- Дэррок мертв. Она скажет В’Лейну, что она сделала это. Никто не поверит ребенку. - Ещё одна длинная пауза. - Конечно же, она сделает, как я скажу. Я возьму на себя В’Лейна если понадобиться. Ни черта ты не можешь.
Тишина длилась так долго, и я поняла, что он, наверное, прекратил разговор.
Держа руку на дверном косяке, я стояла, разглядывая ступеньки.
- Тащите сюда свою задницу, мисс Лейн. Сейчас.
- Я слышала..., - начала я.
- Я позволил Вам услышать, - отрезал он.
Я закрыла рот, закрыла дверь, и прислонилась к ней спиной. Уголки его рта приподнялись, как-будто его это забавляло, и в тот момент я подумала, что у нас начался один из наших молчаливых диалогов.
- Вы думаете, безопасно, находится так близко со Зверем?
- Если ты думаешь, что я боюсь тебя, ты ошибаешься.
- Вы должны бы бояться.
- Может быть, это ты должен бояться меня. Давай, разозли меня, и увидишь, что будет.
- Маленькая девочка думает, что она выросла.
Его рот сложился в улыбку, которая стала мне знакома за прошедшие месяцы, она выражала противоречивые чувства: насмешку, раздражение, и возбуждение. Мужчины такие сложные.
- Теперь Вы знаете, что они думают о Вас. Я - это всё, что стоит между Вами и моими людьми, - сказал он.
Он и очень глубокое и зеркальное озеро. И я нырну до самого дна, если придется. Несмотря на то, что он снова жив, и теперь я знаю, что мне не придется уничтожать этот мир, чтобы вернуть его, я не была больше той женщиной, какой я была, до того, как убила его. И никогда не буду. Преобразование, которому я подверглась, нанесло непоправимый ущерб. Эмоции, которые я испытала, когда думала, что он мертв, врезались глубоко, оставив мое сердце израненным, а душу изменённой. Горе может закончиться, но память о тех днях, выбор, который я сделала, поступки, которые почти совершила, навсегда останутся частью меня. Я думаю, часть меня до сих пор находится в оцепенении, и еще долго будет.
Мой взгляд остановился на его шее. Она выглядела так, будто его горло никогда не было перерезанным. Никаких шрамов и ран. Все полностью зажило. Я видела его голым прошлой ночью, на его торсе тоже нет шрамов. На его теле не осталось никаких следов насильственной смерти, которую он перенес.
Я взглянула на его лицо. Он смотрел на мои недавно покрашенные волосы. Я убрала их за уши. Из-за враждебности его взгляда, я знала, что если я снова открою рот, он скажет мне заткнуться, так что я просто ждала, наслаждаясь его видом. Одной из тех вещей, которые я поняла, пока горевала по нему, было то, каким привлекательным я нахожу его. Бэрронс… вызывает привыкание. Он нарастает на тебя до тех пор, пока ты не можешь представить себе никого другого, на кого хотелось бы больше смотреть. Он носит свои темные волосы зачесанными назад, иногда короткими, иногда длинными, как–будто у него нет времени регулярно стричь их. Теперь я знаю, почему при росте около двух метров и развитой мускулатуре он двигается с животной грацией.
Он животное.
Его лоб, нос, рот и челюсть несут на себе печать генофонда, который вымер давным-давно, эти черты смешанны с тем, что делает его Зверем. Симметричное, с сильными чертами, и угловатое, его лицо слишком первобытно, чтобы быть красивым. Бэрронс может быть и развит достаточно, чтобы ходить прямо, но он никогда не избавится от чистых и непримиримых движений прирожденного хищника. Агрессивная жестокость и жажда крови моего демона защитника - его врожденные свойства.
Когда я впервые приехала в Дублин, он напугал меня.
Я медленно и глубоко вдохнула. Хотя десять футов и широкий стол, разделяют нас, я чувствую его запах. Аромат его кожи это то, чего я никогда не забуду, независимо от того, как долго я проживу. Я знаю его вкус. Я знаю запах, который мы создаем вместе. Секс – это парфюмер, который создает свой собственный аромат, берет двух человек и заставляет их пахнуть, как третий. Это аромат, который ни один человек не сможет создать один. Я думаю, что этот третий запах может стать наркотиком из смешанных ферамонов двух людей, которые могут быть получены, только если смешать их пот, слюну и сперму. Я хочу опрокинуть его на стол. Оседлать его. Разделить бурю эмоций от его тела подо мной.
Я понимаю, что он смотрит на меня, жестко, и что мои мысли для него понятны. Желание, это чувство, которое тяжело скрыть. Оно меняет наше дыхание, тонко перенастраивает наши чувства. Если вас тянет к кому-то, это невозможно не заметить.
- Вы что-то хотите от меня, мисс Лейн? - он говорит очень мягко. Похоть нарастает в его древних глазах. Я помню как в первый раз, я увидела ее там. Я хотела бежать и кричать. Дикая же Мак хотела поиграть.
Ответом на его вопрос было громкое да. Я хотела опуститься на его стол, и выплеснуть что-то яростное из моего организма. Я хотела ударить, наказать его, за страдания, которые испытала. Я хотела поцеловать его, наброситься на него, чтобы убедить себя самым примитивным способом, что он жив.
Если кто и убьет ее, недавно он сказал, то это буду я. Боже, как же я горевала о нем!
Он говорит, что убьет меня, так небрежно. До сих пор не доверят мне. Никогда не доверяет мне. Те темные булькающие потоки начинают фонтанировать. Я в ярости. Злюсь на него. Он тоже заслуживает немного страданий. Я облизываю губы.
- На самом деле да.
Он властно наклоняет голову, ожидая.
- И только ты можешь дать это мне, - мурлычу я, выгибая спину.
Его взгляд останавливается на моей груди.
- Я слушаю.
- Я слишком долго это жду. Я не в состоянии думать о чем-то еще. Это почти свело меня с ума, пока я ждала, когда ты придешь, чтобы я могла попросить тебя об этом.
Он встает и стреляет в меня обжигающим взглядом.
Быушный товар, говорят его глаза.
Ты сам далеко не невинен, молча, возражаю я. Я думаю, это означает, что ему достанется нечто использованное. Я отталкиваюсь от двери, огибаю стол, слегка касаясь его зеркала кончиками пальцев, когда прохожу мимо. Он смотрит на мою руку, и я знаю, что он вспоминает, как я прикасалась к нему.
Я останавливаюсь в нескольких дюймах от него. Во мне гудит энергия. В нем тоже. Я чувствую это.
- Я стала одержимой, и если ты скажешь нет, мне придется взять это самой.
Он резко вздыхает.
- Вы думаете, что сможете? - вызов горит в его темных глазах.
У меня неожиданно возникает видение, где мы вдвоем, сцепились в жестокой борьбе, кульминацией которой, будет жесткий, не имеющий никаких ограничений секс, и мой рот становится таким сухим, что я не могу глотать.
- Это может занять некоторое время, чтобы ... прибрать к рукам то, что я хочу, но я не сомневаюсь, что смогу.
Его глаза говорят: Добейся этого. Но тебе придется за это заплатить. Он ненавидит меня за то, что я объединилась с Дэрроком. Он думает, что мы были любовниками. И он был готов заняться сексом со мной немедленно. Против здравого смысла, без нежности, но он бы сделал это. Я не понимаю мужчин. Если бы я думала, что он предал меня … скажем с Фионой, на следующий день после того, как помог убить меня, я бы заставила его страдать очень долгое время, прежде чем переспать с ним еще раз. Он думает, что я спала с любовником моей сестры, через день после того, как убила его, что я забыла его и продолжила двигаться дальше. Мужчины устроены по - другому. Я думаю, все дело в том, что им нужно, как можно быстрее искоренить следы, и всю память об их конкуренте, быстро и полностью, используя любую возможность. И они думают, что единственный способ, сделать это, использовать своё тело, пот, и сперму. Будто бы они помечают нас. Секс так важен для них, может, поэтому ими так легко управлять, и они думают, что для нас всё так же.
Я смотрю на него, в эти темные, бездонные глаза:
- Ты можешь умереть когда-нибудь?
Он молчал очень долго. Затем качнул головой, в немом отрицании.
- Это значит, никогда? Не важно, что случится с тобой?
Я получила еще один немой кивок. Ублюдок. Теперь я понимаю гнев, который кипел под чувством эйфории. Какая-то часть мозга уже поняла это. Он позволил мне горевать.
Он никогда не говорил мне, что он Зверь и его нельзя убить. Он мог избавить меня от боли, которую я испытала всего лишь небольшой правдой, маленьким признанием, и я никогда бы не почувствовала такую ярость и безнадежность. Если бы он просто сказал: Мисс Лейн, меня невозможно убить. Так что если вы когда-нибудь увидите, как я умираю, не переживайте. Я вернусь.
Я потеряла себя. Из-за него. Из-за его идиотской потребности держать все о себе в тайне. Это не может быть для него оправданием. Но хуже всего, что я думала, будто он отдал свою жизнь, чтобы спасти меня, когда на самом деле, эквивалентом тому, что он сделал, была легкая дремота.
Что значит смерть для того, кто знает, что не может умереть? Ни черта. Неудобство. В конце концов, в ЕТУ не было ничего особенного.
Я страдала, я плакала. Я построила в своей голове огромный и незаслуженный памятник Бэрронсу, Человеку Который Умер, Чтобы Я Могла Жить. Я думала, что он принес великую жертву ради меня, и это жестоко мучило. Я позволила этому поглотить меня и превратить меня в кого-то, кем я никогда не хотела стать.
И он никогда не собирался умирать, чтобы я смогла жить.
Это было обычное дело для Бэрронса - сохранить свой ОС-детектор живым и функционирующим, хладнокровным и сосредоточенным на своих целях. И что тогда такого в том, что он является тем, кто никогда не позволит мне умереть? Это ему не стоило ничего. Он хотел Книгу. Я была способом получить её. Ему нечего было терять. Я, наконец, поняла, почему он всегда был таким бесстрашным.
Я думала, что он беспокоится обо мне так сильно, что готов отдать жизнь за меня. Я романтизировала это и предалась ошибочным фантазиям. И если бы он остался здесь вчера ночью, я бы выставила себя полной дурой. Я бы призналась ему в своих чувствах, которые испытывала только потому, что думала, что он отдал свою жизнь за меня.
Ничего не изменилось.
Не было никакого взаимопонимания между нами. Он был Иерихоном Бэрронсом, ОС-директором, разозлившимся на меня потому, что думал, что я объединилась с врагом, раздраженный тем, что должен был вынести неудобства из-за своей смерти, но до сих пор не рассказывающий мне ничего, и использующий меня для достижения своих таинственных целей.
Он с нетерпением ощетинился. Я чувствовала жажду похоти от него, как и ярость под ней.
- Вы сказали, что вам что-то нужно. Что же это, мисс Лейн?
Я прохладно улыбнулась.
- Получить мой книжный магазин Бэрронс. Что же еще?
 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 22:32 | Сообщение # 7

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 16, часть 3.

Листовка Дэни.
-------------------------------
106 день ППС
ДИН-ДОН УБЛЮДОК МЕРТВ!
Прочитайте все об этом!
ГРОССМЕЙСТЕР БЫЛ УБИТ!!!
--------------------------------
Чувихи, этот день, будет моим 14-м днём рождения, вместо дня 20-го числа, что на следующей неделе, так как я получила супер-крутой подарок: Дэррок, тот ублюдок, что обрушил стены между нашими мирами, мертв! Эти глаза всё видели лично и с близкого расстояния! Его убил его же Охотник, снеся ему башку!
Время бороться СЕЙЧАС, мы получили преимущество, так как их главаря уже нет!
Джейн и его люди нашли способ; присоединяйтесь к безумию в Дублинском замке!
Энни, я навестила притон Рептилий позади твоего жилища прошлой ночью.
Аноним 847, Я очистила склад, но - чувак я тебе не была нужна. Их было только двое. Ты можешь создать свои собственные Тене-взрыватели. Я рассказала все о них пару листовок назад. Если тебе нужны детали, проверь Декс на Главной. Я прикрепила рецепт на стене у бара.
Короче, у меня ещё есть много времени и способов чтобы надрать задницу существам из Фэйри в свои тринадцать! Но это ненадолго, всего ШЕСТЬ дней осталось!!!!!!!!!!!!!!!
МЕГА ИДЕТ
------------------------
П.С. Счастливый В`день, который я официально меняю на день В`Лейна. Кстати, кто-нибудь видел принца в последние время? Если да, то скажите ему, что Мега ищет его. Есть некоторые вещи, которые он должен знать.
 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 23:10 | Сообщение # 8

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 17, часть 1.

Перевод: Dekorf, MacV
Вычитка: Dekorf


- Поверни здесь направо. - Сказала я.
Бэрронс послал мне взгляд, который кричал: отвали и умри. Я посмотрела на него таким же взглядом.
- Я оставила камни в пентхаусе Дэррока.
Он крутанул руль Вайпера вправо так резко, что я чуть не оказалась у него на коленях. Я знала, что это было бы ошибкой. После моей игры с сексуальным подтекстом в его кабинете, в книжном магазине, он не сказал ни слова.
Я никогда не видела его в таком бешенстве. А я видела, как он злится не один раз.
Когда я нанесла свой coup de grâce* (фр. решающий удар), он посмотрел на меня с таким презрением, что если бы я была мелочной женщиной, я бы ссохлась и сдохла. Я не мелочная. Он это заслужил.
Тогда он прошел мимо меня и стоял, глядя в Зеркало долгое время. Когда он, наконец, повернулся, то окинул всю меня взглядом, от моих растрепанных, светлых волос, до моих шлёпок, затем перевел взгляд на потолок, так ясно говоря жестом, как будто произнёс это вслух, что мне лучше пойти и переодеться во что-то более взрослое, потому что мы уходим.
Когда я спустилась вниз, он сопроводил меня в гараж, не прикасаясь ко мне. Я чувствовала, что напряжение то спадало, то нарастало и струилось яростным потоком под его кожей, так же, как цвета беспорядочно сменяли друг друга на коже Темных Принцев.
Он выбрал из своей коллекции Вайпер и скользнул на водительское кресло. Я поняла, что он сделал это чтобы разозлить меня. Напомнить, что ничего не было моим. Все было его.
- Это дерьмо бычье, и ты это знаешь - огрызнулась я. Я не могла спорить о том, что действительно выводило меня из себя, так что пришлось работать с теми фактами, что были на руках.
- Мама и папа спасены, я жива, Дэррок мертв. Ты не уточнял, кто, что должен сделать, или как это должно произойти. Тебе нужен был только конечный результат. Твои условия были выполнены.
Вайпер рычал, проносясь по улице, и я почувствовала вспышку зависти. Я знала ощущение тепла выхлопной трубы в кабине водителя, удовольствие от рычага переключения передач в моей руке, порыв агрессивной силы, ждущий моей следующей команды. Я вздохнула и стала смотреть в окно, наблюдая за проносящейся темнотой.
Я ничего не говорила Бэрронсу о направлении нашего движения. Он точно знал, где я была две ночи назад. Он повернул направо, затем налево, двенадцать кварталов на восток, и семь на юг.
В городе было тихо. Хотя я ощущала огромное количество Эльфов, их не было на улицах. Я задалась вопросом, не устроили ли они где-нибудь совещание, чтобы спланировать свои дальнейшие действия. Я задумалась, были ли Темные выбиты из колеи потерей их освободителя и лидера, и встретятся ли они, чтобы выбрать нового. Я гадала, кто это может быть. Один из Темных Принцев?
В некотором роде, Дэррок был не плохим выбором, чтобы вести за собой Невидимых. Он хотел оставить наш мир нетронутым, чтобы править двумя мирами нашим и миром Фэйри. Он любил свои человеческие удовольствия и намеревался продолжать их. Годы, которые он прожил среди нас, увеличили его аппетит до смертных женщин и роскоши, поэтому он бы их сохранил.
Но не никакой гарантии, что тот, кто заменит его, будет чувствовать то же самое. На самом деле, маловероятно, что новый лидер Невидимых, будет испытывать чувства, что даже отдаленно напоминают человеческие.
Если бы это был один из Темных Принцев – Смерть или Мор, у них не было бы никакой долгосрочной цели, никакой сдержанности. Они бы потворствовали себе, пока не осталось бы ничего, что можно было бы уничтожить. Я знала, из чего были сделаны принцы - из пустоты, темнее и обширнее, чем ночное небо. Их аппетиты были безграничными и ненасытными. Я видела, что произошло, когда столкнулись Темные и Светлые. Земля начала раскалываться.
Если бы они столкнулись друг с другом в грандиозной битве, то они бы уничтожили наш мир. Если они и могут уйти на другую планету, то мы нет. Человеческая раса вымрет. Я думала, что у меня нет никаких неотложных целей, нет крайних сроков. Но они были. Чем дольше Книга была утеряна, и Эльфы воевали друг с другом, тем вероятнее и больше была опасность полного уничтожения человечества.
Я задумалась, осознавал ли Бэрронс хоть что–то из этого, обратил ли он вообще внимание на это. Чем бы он ни был, он, вероятно, смог бы пережить что угодно. Сможет ли он, объединится с другими бессмертными и уйти с ними? Мне нужно было знать, на чьей он стороне.
- У нас серьезные проблемы, Бэрронс.
Он ударил по тормозам с такой силой, что в моей шее раздался хруст. Если бы я не была пристегнута ремнем безопасности, то вылетела бы в лобовое стекло. Растерявшись от ощущений, я даже не поняла, что мы приехали.
- Здесь, все-таки смертные! - раздраженно сказала я, потирая шею. - Попробуй запомнить … каааааакого… Бэрронс что ты… !
Мою руку рванули из машины так сильно, что почти выдернули из сустава.
Я даже не видела, как он вышел и оказался около меня. Поставленная на тротуар вскоре я оказалась прижатой к стене. Он прислонился ко мне, захватил мои ноги своими, заключив в клетку руками. Я положила ладонь ему на грудь, чтобы удержать на месте. Его грудь вздымалась и опадала под моими руками, как кузнечные меха. Он был каменно твердым, прижимаясь к моему бедру, намного больше, чем я когда-либо чувствовала. Слишком большой. Я услышала звук рвущейся ткани. Посмотрев на его лицо, я дважды сглотнула. Его кожа была цвета красного дерева, темнеющего с каждой секундой. Он словно вырос, и его глаза стали бардовыми. Когда он зарычал, я увидела длинные черные клыки, промелькнувшие в лунном свете.
Он изменялся. Его волосы становились длиннее, гуще, обрамляя его лицо. Он опустил голову, и его острые клыки задели мое ухо.
- Никогда. Не используй секс. Как оружие. Против меня. Снова. - Звуки были гортанными, изменёнными из-за зубов, слишком больших для человеческого рта, но я прекрасно поняла его.
Я пожала плечами.
- И не хрена пожимать плечами. - Прорычал он. Его щека была напротив моей, и я чувствовала, как его черты заостряются, расширяются. Я снова услышала звук рвущейся одежды.
- Я разозлилась.
И имела на это полное право.
- Я тоже. Но вы же видите, что я не играю с Вами в игры.
- Ты манипулируешь мной постоянно.
- Я безжалостный? Да. Должен ли я соблюдать свои интересы? Безусловно. Должен ли я иногда подтолкнуть Вас, чтобы заставить сказать то, что Вы все равно скажете? Конечно. Но я никогда не трахал Вам мозги.
- Слушай, Бэрронс, что ты хочешь от меня? Это было… - я искала нужное слово, и мне совсем не понравилось, что я нашла. – Ребячеством. Хорошо. Но ты сам не безупречен. Ты говорил о том, что убьешь меня.
Гремучая змея зашипела в его горле.
- Ты тоже должен извиниться, - огрызнулась я.
- За что? - Что-то задело мое ухо, поранило нежную кожу, я почувствовала теплый поток крови, затем его язык коснулся моей кожи.
- За то, что не сказал мне, что не можешь умереть. Ты, хотя бы представляешь, что твоя смерть сделала со мной?
- Ах. Давайте посмотрим. Да. Заставила Вас трахаться с Дэрроком часами.
- Ревнуешь, Бэрронс? Похоже на то. - Я не обязана была объяснять ему. Он не давал мне никаких объяснений. Из-за этого я вообразила себе непонятно что, и чуть не выставила себя полной тупицей вчера вечером.
Воздух свистел между его клыками, когда он оттолкнулся от стены. Я не чувствовала какая была холодная ночь, пока не исчезло тепло его тела. Он стоял посреди улицы спиной ко мне, руки по швам сжаты в кулаки, чудовищные когти, перевоплощались в длинные пальцы, он содрогался и рычал. Я прислонилась к стене, смотря на него. Человек боролся со Зверем за контроль над телом и, хотя я была зла на оба его воплощения, я предпочитала человека. Зверь был связан с более…эмоциональными воспоминаниями, если слово «эмоции» вообще может быть применено к Бэрронсу в любой форме. Это ставило меня в тупик, озадачивало. Я бы никогда не избавилась от картины его убийства в моей голове.
Когда я провоцировала его, я не могла представить, что результат будет таким. Он всегда себя контролировал, и был дисциплинированным. Я думала, что его превращение в Зверя было сознательным. Это, как и всё в его мире, происходило, если он хотел этого, или не происходило вообще.
Я помню первый раз, когда я услышала это странный стук в его груди, той ночью он и я пошли за книгой с тремя камнями и потерпели неудачу. Он отнес меня обратно в магазин, и я проснулась на диване, а он стоял у камина и смотрел на огонь. Я помню, как подумала, что кожа Бэрронса может стать обивкой для кресла, которое я никогда не захотела бы видеть. Я была права. Под его человеческой сущностью была одна, совершенно нечеловеческая. Но почему? Как? Что он такое?
Он ни разу не терял контроль рядом со мной. Его способность сдерживать свою животную природу становилась слабее? Или это я глубже пустила корни в его изменчивую сущность? Я улыбнулась, но не от радости, мне понравилась эта мысль. Я не уверена, кто больше выигрывал от этого: он или я.
Я стояла у стены, а он стоял напротив спиной ко мне, в течении долгих трех или четырех минут.
Медленно, будто было очень больно, он изменился обратно, постоянно содрогаясь и рыча. Я поняла, почему подумала, что убила его прошлой ночью рунами. Трансформация из Зверя в человека, наверное, была очень болезненной. Когда он, наконец, обернулся, в его тёмных глазах не осталось и следа багрового. Ничего от рогов, торчащих из его черепа. Он поморщился и ступил на тротуар, как будто ему было больно, зубы сверкнули белизной в лунном свете. Он снова был мощным мужчиной около тридцати, в длинном пальто, которое порвалось на плечах и спине.
- Еще раз оттрахаете мне мозг и я трахну Вас в ответ. Только это не будет иметь отношения к мозгу.
- Не угрожай мне, - мне очень хотелось сделать это здесь и сейчас, и посмотреть, действительно ли он выполнит угрозу. Я была зла на него. Я хотела его. Я была в замешательстве, когда имела дело с Бэрронсом.
- Я не угрожаю. Я Вас предупреждаю.
Резкий ответ был на кончике моего языка. Он пристыдил меня тихо:
- Я ожидал от Вас лучшего, мисс Лейн.
Затем он повернулся к двери и вошел в здание.


 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 23:12 | Сообщение # 9

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 17, часть 2.

Я была почти уверена во встречи с Темными охранниками на верхнем этаже, но или Дэррок был слишком самоуверен, чтобы беспокоиться об этом, или так как он был убит, его армия не видела смысла в охране его укрытия. Оказавшись внутри, Бэрронс прошел прямо в спальню Дэррока. Я последовала за ним, так как это было единственное место, обыскать которое у меня не было возможности. Я стояла в дверях и смотрела, как он шманает богато меблированную комнату, толкая стулья и банкетки со своего пути, вот он опрокинул комод и раскидал его содержимое, прежде чем обратил внимание на кровать. Он разорвал одеяло и простыни, сбросил матрас, достал нож и распотрошил его, ища спрятано ли что-то внутри, потом остановился и глубоко вдохнул.
Через минуту он поднял голову и вдохнул еще раз. Я поняла сразу. У Бэрронса очень развито обоняние. Использование возможностей своего внутреннего животного имело свои преимущества. Он знает мой запах и не смог почувствовать его на кровати Дэррока. Я знаю, что в какой-то момент он решил, что мы, наверное, делали это на кухонном столе или в душе или на балконе или у нас просто была оргия вместе с Носорогами и наблюдающей охраной.
Я закатила глаза и оставила его одного заканчивать обыск спальни Дэррока. Он может верить, во все, что его душе угодно. Я надеялась, что его утонет в образах того, как я занимаюсь сексом с Дэрроком. Он может не испытывать ко мне чувств, но у него определенно были территориальные инстинкты животного. Я надеялась, что мысль, что кто–то другой играл на его территории, доведет его до безумия.
Я поспешила в свою спальню. Мои руны все еще пульсировали темно – красным на пороге и на стенах. Они стали больше и пульсировали ярче. Я тут не задерживалась, уже тщательно всё обыскав в прошлые ночи. Я схватила рюкзак, за которым сбегала в гостиную, и стала складывать туда Алинины альбомы. Теперь они мои и когда это закончится, я собираюсь сесть и затеряться в них на дни, а может на недели, и рассказать себе счастливую часть её истории.
Я слышала, как Бэрронс опрокидывает лампы и стулья, разбрасывает вещи. Я вошла и увидела, как пролетают книги и бумага разлетается по воздуху. Его Зверь был под контролем, но он не собирался пытаться контролировать человека. Он сменил свое разорванное пальто, на одно из гардероба Дэррока. Оно было ему маловато, но по-крайней мере прикрывало порванные части его одежды.
- Что ты ищешь?
- Предположительно, он знал короткий путь, иначе я бы убил его давно.
- Кто тебе сказал об этом? - Было хоть что-нибудь, чего Бэрронс не знал?
Он посмотрел на меня.
- Говорить мне это, не нужно. Prima facie* (лат. - по первому впечатлению), мисс Лейн. Факты говорят сами за себя. Разве вы не задавались вопросом, почему он продолжал искать ее, хотя у него не было ни одного камня, и зная, что будет порабощен ею в тот момент, когда дотронется до неё?
Я покачала головой, чувствуя отвращение к себе. Мне потребовались бы месяцы, чтобы задуматься об этом. Каким же великим сыщиком я была.
- Ты думаешь, он оставил записи?
- Я знаю, что оставил. Возможности его смертного мозга создавали для него проблемы. Он привык к возможностям памяти Фейри.
Так Бэрронс знал, что есть короткий путь, и тоже искал его какое-то время.
- Почему ты никогда не говорил мне?
- Они называются короткими путями не просто так. Чем они меньше, тем больше они обычно забирают. У всего есть своя цена, мисс Лейн.
Как будто я не знала. Я опустилась на колени и начала просматривать бумаги на полу. Блокнотами Дэррок точно не пользовался, он использовал толстую, дорогую бумагу и писал на ней красивым почерком, как будто ожидал, что однажды его работы увековечат где-нибудь в музее: записи Дэррока, освободителя Фейри, в виде ценнейшей вещи, как наша Конституция. Я оглянулась на Бэрронса. Он больше не разбрасывал вещи, он просматривал бумаги и тетради. Не осталось следа от темпераментного Зверя или взбешенного мужчины. Он снова стал холодным, непроницаемым Бэрронсом.
- Ему никто не рассказал про ноутбуки? - пробормотала я.
- Фейри не могут их использовать. Они поджаривают их.
Может быть, что-то и было в моей энергетической теории. На пол посыпалось еще больше листов, а я собирала и просматривала их. Под бдительным присмотром охранников Дэррока, у меня не было возможности просмотреть его личные документы. Это был увлекательный материал. Это были детальные записи о разных кастах Невидимых, об их сильных и слабых сторонах, уникальных вкусах. Было странно осознавать, что он вынужден был изучать Невидимых точно так же, как мы. Я свернула страницы и стала складывать их в свой рюкзак. Это была полезная информация. Ши–видящие должны передавать её из поколения в поколение. Мы могли бы составить энциклопедий о Фейри из его заметок. Я вышла из комнаты и стала складывать страницы, чтобы просмотреть их позже. Тогда я и увидела страницу, отличавшуюся от остальных, исписанную набросками, комментариями, и разрисованную стрелками от одной записи к другой.
Там было Алинино имя наряду с Ровеной и дюжинами других. Рядом с их именами были написаны их особые "таланты". Там был список стран, адресов и названий компаний, которые были зарубежными филиалами ПСИ, вся поднаготная маскировки орденов ши-видящих. Один маркированный список содержал шесть родословных древ ши-видящих, плюс еще одна родословная линия, о которой я не знала: О’Каллаган. Возможно, родословных, о которых мы ничего не знали, было больше? Что делать, если Фэйри получат эту информацию в свои руки? Они смогут уничтожить всех нас! Я продолжала просматривать и ахнула. У Ровены был дар психологического принуждения? У Кэт дар, эмоциональной телепатии? Как, черт возьми, Дэррок выяснил это? Согласно его записям, Джо была тайным членом Хэвена! Имя Дэни тоже было на странице, жирно подчеркнутое и отмеченное вопросительным знаком. Меня не было в списке, значит, это было написано осенью прошлого года, до того как он узнал обо мне.
Внизу страницы был короткий маркированный список:
-Ши–видящие – чувствуют Фейри.
-Алина – чувствует Синсар Дабх, Священные Реликвии Фейри.
-Аббатство – Синсар Дабх.
-Темный Король – ши-видящие?
Я уставилась на него, пытаясь понять смысл этого. Дэррок имел в виду, что не Светлая Королева, как утверждала Нана О’Райли, принесла Книгу в аббатство? Сам Темный Король принес ее нам, потому что мы можем чувствовать Фейри и их реликвии, и это делает нас совершенными хранителями для нее?
Неожиданно Бэрронс возник позади меня, заглядывая через плечо.
- Заставляет Вас думать о себе по-другому, не так ли?
- Не очень. Я имею в виду, какая разница, кто принес ее в аббатство? Суть в том, что мы её хранили.
- Это то, что вы поняли из его записей, мисс Лейн? - промурлыкал он.
Я уставилась на него:
- А что ты понял из них? - спросила я защищаясь. Мне не понравился его тон и довольный блеск в его темном взгляде.
- Говорят, Король пришел в ужас, когда понял, что его акт искупления превратился в рождение самой мощной мерзости. Он преследовал ее из одного мира в другой сквозь эпохи, решив ее уничтожить. Когда он, наконец, нашел ее, их сражение длилось веками и превратило дюжину миров в руины. Но было уже слишком поздно. Синсар Дабх стала полностью разумной, со своей собственной темной силой. Когда Король только создал Синсар Дабх, она была не более, чем просто книга, которая хранила в себе всё зло Короля, но без разума и стремлений. За время скитаний, она развивалась, пока не стала как Король, или даже сильнее его. Создание – брошенное своим создателем – научилось ненавидеть. Синсар Дабх начала преследовать Короля. - Он остановился, и улыбнулся волчьим оскалом. - Так что же еще мог создать Темный Король? Может быть, целую касту, которая могла выследить его злейшего врага, заточить и обезвредить его. Вы хотите сказать мне, что никогда не думали об этом?
Я уставилась на него. Мы были хорошими ребятами. Мы были людьми.
- Ши-видящие: сторожевые псы Темного Короля, - поддразнил он.
Я похолодела от его слов. Было уже достаточно плохо - открыть, что я была приемышем и родители, вырастившие меня, не являются моими биологическими родителями. Что он подразумевал теперь? Что у меня не было родителей вообще?
- Это самая большая куча дерьма, которую я когда- либо слышала, - сначала Дэррок предположил, что я камень. Теперь Бэрронс сделал предположение, что ши-видящие были тайной кастой Невидимых.
- Если ты ходишь как утка, то и крякаешь как утка…* (Утиный тест - шутливый тест, распространен с США, на очевидность происходящего)
- Я не утка.
- Почему, это задевает Вас так сильно? Сила есть сила.
- Темный Король не создавал меня!
- Эта мысль пугает Вас. Страх – это больше чем пустая эмоция. Это предпоследний рубеж, за которым слепец становится зрячим. Если Вы не сможете смотреть правде в глаза в настоящей действительности, Вы не сможете быть частью ее, не сможете контролировать. Вы можете сдаться на милость любому, кто будет сильнее. Вам нравиться быть беспомощной? Так поэтому в тот момент, когда не стало меня, Вы объединились с ублюдком, из-за которого Вас изнасиловали?
- Так всё же, что ты и твои люди? - холодно возразила я, – Ещё одна тайная каста Темного Короля? Это то, что ты есть, Бэрронс? Это поэтому ты так много о них знаешь?
- Не Ваше на хрен дело.
Он отвернулся и возобновил поиски. Я дрожала, и у меня во рту был кислый привкус. Отодвинув разложенные бумаги, я поднялась и вышла на балкон, где стояла и вглядывалась в ночь. Бэрронс сильно потряс меня своим предположением, что ши-видящие были кастой Невидимых. Я вынуждена была признать, что заметки Дэррока могут быть истолкованы таким образом. И в такую же ночь, я стояла между двумя армиями Эльфов, думая, как я рада быть похожей на Невидимых, закаленных болью, менее легкомысленных и хрупких.
Еще было то темное гладкое озеро в моей голове, из которого ссыпалась куча необъяснимых "подарков", таких как руны. Их узнал Экс-Фейри – Дэррок, они остановили его, и сильно не понравились Темным Принцам.
Я задрожала. У меня появился новый вопрос - помимо того, кем был Иерихон Бэрронс?
Кем была я?


 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 23:21 | Сообщение # 10

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 18, часть 1

Перевод: Catharin, Dekorf, Svetyska, MacV, LenaT, puse4ka375
Вычитка: Dekorf


Когда мы вышли из здания, я сорвала Дэни Дэйли с фонарного столба, скользнув на пассажирское сидение Вайпера, начала читать. Её день рождения приближался. Я улыбнулась. Она на свой манер раструбила об этом всему миру. Она бы превратила свой день рождения в национальный праздник, при условии, что ей дадут такую возможность и она её осилит.
Я не удивилась узнав, что она была на улице прошлой ночью и видела как Охотник убил Дэррока. Дэни не исполняла приказы отданные кем-то, даже мои. Она была там, чтобы самой попытаться убить Дэррока? Я не удивилась бы будь это так.
Как только я пристегнулась ремнем безопасности, задалась вопросом: проторчала ли она там достаточно долго, чтобы увидеть, что Охотником убившим Деррока завладела Синсар Дабх, или она решила, что дальнейшее развитее событий её не интересует. Если она слонялась поблизости достаточно долго, то рассмотрела ли она Зверя, который схватил и унес меня? И неужели подумала, что это очередная каста Невидимых, которой она еще не встречала.
Хотя я была шокирована, понимая сколько времени прошло пока я была в Зазеркалье, а сейчас была середина февраля, я должна была вспомнить, что сегодня день Святого Валентина.
Я кисло взглянула на Бэрронса.
Мне никогда не везло в этот день. Это были различные маленькие и значительные неприятности, которые начались с детского сада, когда Чип Джонсон съел слишком много печенья, и его вывернуло на мое новое платье.
Я как раз пила фруктовый пунш и когда его вырвало на меня, это невольно вызвало во мне рвотный рефлекс и я обблевала пуншем всё вокруг. Это дало старт цепной реакции у пятилетних тошнотиков, и я до сих пор не могу об этом думать без отвращения.
Во втором и третьем классе, день святого Валентина всё ещё был тяжелым испытанием для меня. Я просыпалась утром страшась школы. Мама всегда приобретала Алине и мне открытки для всех в нашем классе, но многие мамы не были столь учтивыми и романтичными. И я сидела за столом и задерживала дыхание, молясь чтобы кто-то, кроме Табби Томсона или Блинки Блюера вспомнил обо мне.
А в средней школе Сэйди Хоукинс устраивала танцы, где девушки приглашали парней, это только сильнее отягощало ситуацию. Добавляло соли в рану то, что это должен был быть самый романтичный день в году, а я вынуждена была рискнуть получить отказ, пригласив парня моей мечты, молясь чтобы к тому моменту, когда я на это решусь, кто-то ещё остался кроме Табби и Блинки.
В восьмом классе, я ждала слишком долго, и никого популярного не осталось. Утром я натёрла лоб пекучей, согревающей настойкой, имитируя жар, смочила водой простыни и симулировала грипп. Мама всё равно заставила меня идти, ожоги на лбу, от настойки, было очень хорошо видно.
И я, чтобы скрыть их, решилась отрезать чёлку. Так и пошла на танцы без пары, с болезненным ожогом на лбу и плохой прической.
Высшая школа принесла целый ряд новых проблем. Я встряхнула головой, не в настроении переживать снова весь ужас своей подростковой жизни. Но этот день Святого Валентина мог бы быть еще хуже. По крайней мере, я лягу спать с утешительным знанием того, что Берронс жив.
- Куда теперь? – спросила я.
Он смотрел прямо перед собой. Гремучая змея в его горле снова затрещала хвостом. Мы подъехали на 939 Рювемал Стрит, к разрушенному входу в Честер, клубу который когда-то был в Дублине горячей точкой номер один для пресытившихся богачей и скучающих красавиц, пока не был разрушен на Хэллоуин.
Я смотрела на него недоверчиво.
Он припарковался и заглушил мотор.
- Я не собираюсь идти в Честер. Они там хотят моей смерти.
- Если они унюхают на вас запах страха, то попытаются вас убить. - Он открыл дверцу и вылезиз машины.
- Угрожаешь?
- На твоем месте, я бы постарался пахнуть чем-нибудь другим.
- Почему я должна туда идти? - проворчала я, - Ты не можешь навестить своих приятелей самостоятельно?
- Ты хочешь увидеть своих родителей или нет?
Я выскочила, хлопнув дверцей, и побежала за ним, на бегу перескакивая разрушения. Я понятия не имела, почему он это предлагает - конечно, не от того, что он пытался быть со мной милым - но я не собиралась упускать эту возможность.
При столь непредсказуемой жизни, что я сейчас вела, я не собиралась упускать ни единого шанса, чтобы провести время с людьми, которых люблю.
Как будто прочитав мои мысли, он бросил через плечо: - Я сказал - увидеть их. А не посетить.
Мне была ненавистна мысль, что мои родители удерживаются внутри захудалого притона Невидимых. Но я должна была признать, что подземелье, вероятно, было самым безопасным для них местом, среди людей Бэрронса им ничего не угрожало.
Они не могли вернуться в Эшворд. Темные Принцы знали, где мы жили. Другими возможными вариантами были аббатство, книжный магазин и В’Лейн.
Мало того, в аббатстве все еще были Тени, и Синсар Дабх, недавно наведавшись туда, нанесла свой смертельный удар, да и Ровене я не доверила бы и игрушечного ножа. Также я не хотела, чтобы родители, будучи со мной в магазине, видели, в какой бардак превратилась моя жизнь и кем я стала.
А В’Лейн с его слабым пониманием людей, может захотеть отправить их на пляж, создав там иллюзию Алины, с которой мой папа может и справиться, но вот мама, точно сойдёт с ума. И вернуть её к нормальному состоянию, будет, вряд ли возможно.
Лучшим местом было у Честера.
Когда-то, вход в трёхэтажное здание украшали мраморные колоны. В то время клуб был самым популярным местом в городе, доступным только избранным. Сейчас когда-то красивые, во французском стиле газовые фонари, были вырваны из тротуара, видимо для штурма самого здания. Обрушившаяся крыша разгромила всемирно известную барную стойку ручной работы и разбила элегантные витражи. Ободранная вывеска клуба болталась над входом, ее обломки заблокировали дверь, а само здание было сильно покрыто граффити.
Новый вход находился на заднем дворе, скрытый у разрушенного фундамента, под побитой и потрепанной металлической дверью. Если вы не знаете о существовании клуба, то в жизни не подумаете, что эта дверь скрывает вход в клуб, а не подвальное помещение или погреб.
Танцполы были настолько глубоко под землей и оснащены такой хорошей звукоизоляцией, что только с суперслухом как у Дэни, была возможность попасть на вечеринку.
- Я не могу принадлежать к тайной касте Невидимых, - сказала я Берронсу, когда он открывал дверь. - Я могу касаться Копья Видимых.
- Некоторые говорят, что Темный Король создал ши-видящих из своей несовершенной Песни. Другие - что он занимался сексом с человеческими женщинами, чтобы создать родословные линии со своей кровью. Возможно, Ваша кровь разбавлена достаточно, чтобы такой проблемы не возникло.
Типично для Бэрронса. У него всегда были ответы только на те, вопросы, задавать которые я не хотела, а знать ответы и подавно не было желания, зато на вопросы которые я задавала, ответов так и не получила.
После спуска по лестнице, открытия другой двери, и преодоления пролёта второй лестницы, мы достигли реального входа в клуб, попав в фойе. Выполнено оно было в городском стиле с высокими двойными дверями.
С тех пор, как я была здесь последний раз, кто-то нанял дизайнера и заменил высокие, деревянные двери на новые, черные и блестящие, настоящий городской шик, они были так отполированы, что я могла видеть в них отражение пары следовавшей за нами.
Она была одета, как и я, в длинную юбку, облегающую ноги, сапожки на высоких каблуках, и пальто отороченное мехом. Он стоял рядом, закрывая её своим телом, как щитом.
Я обернулась. Никакой пары не было. В отражении я не узнала себя. И пусть мои волосы снова были светлыми - черные двери отражали только форму и движения, но не цвет – я была совсем не похожа на себя. Я подавала себя иначе, без грамма той детской мягкости, которую я привезла с собой в Дублин в августе прошлого года.
Я задавалась вопросом, что мама и папа будут думать обо мне. Я ожидала, что они смогут увидеть под налётом изменений, прежнюю Мак. Я была взволнована и возбуждена, встречей с ними.
Он толкнул двери, открыв их.
- Оставайтесь рядом.
Клуб поразил меня потоком чувственности от прохлады хрома и стекла, и своим интерьером в черно- белом цвете, он показался мне великолепным отражением городского стиля, погружённого в шикарный Манхеттен. Декор обещал беспрепятственный эротизм, удовольствие ради удовольствия и секс ради которого стоит умереть.
Огромное пространство заполнили террасы с танцполами на дюжине разных подуровней, создавая мини-клубы, обслуживаемые собственными барами. Каждый мини-клуб, в Честере имел собственную тематику. Интерьер одних террас был элегантен с отполированными до блеска полами. Других – громоздким, в стиле городских руин, разрисованных татуировками.
Бармены и официанты отражали тему их суб-клуба, некоторые топлесс и в смокингах, другие в коже и цепях. На одной террасе очень молодые официанты были одеты в форму школьников, на другой… я быстро прошла мимо, не смотря туда и не думая об увиденном. Я надеялась, что Берронс приказал держать моих родителей где-нибудь подальше от этого разврата.
Хотя я мысленно готовила себя увидеть тесные взаимоотношения людей и Невидимых, их флирт друг с другом, объятия и более смелые ласки прямо в клубе на виду у всех, я никогда не буду к этому готова. Всё чем я являюсь, восстаёт против порядков в Честере - это проклятое место для меня.
Существа из Фейри и люди не предназначены для сосуществования. Фейри - бессмертные хищники, не считающиеся с человеческой жизнью. А те, кто настолько глуп, чтобы подумать хоть на минуту, что их маленькая несущественная жизнь что-то значит для Фейри... ну Риордан говорит, что эти люди заслуживают того чтобы умереть, и когда я вижу их в таком месте как Честер, я пожалуй соглашусь с ним.
Вы не можете спасти людей от самих себя, можете только попытаться привести их в чувства.
Шум в моей голове от такого количества Невидимых, собравшихся в одном месте, был оглушительными. Морщась, я просто выключила часть своих способностей ши-видящей.
Мелодии лились с одного уровня на другой, накладываясь друг на друга. Синатра дрался на дуэли с Мэнсоном; Zombie грубили Паваротти. Всё в клубе говорило: если вы что-то хотите - у нас оно есть, а если нет - то мы это создадим. И все же одна тема была видна всюду: Честер был декорирован ко дню Святого Валентина.
- Это возмутительно, - пробормотала я.
Тысячи розовых и красных воздушных шаров, волочивших за собой шелковые ленты, дрейфовали сквозь клуб. Они были расписаны всякого рода фразами от безобидных до нахальных и шокирующих.
У входа в каждый мини-клуб стояла огромная золотая статуя Купидона держащая лук и десятки золотых стрел.
Поднимаясь по лестницам с одного уровня на другой, забираясь на стулья, за воздушными шарами гонялась только человеческая половина клиентов Честера. Хватая за шёлковые ленты, они тянули шарики вниз, пытаясь проткнуть их стрелами, которые только я не взяла при входе. Пока я наблюдала за кучкой обезумевших людей, пытаясь понять происходящее, из лопнувшего воздушного шара вылетела сложенная бумажка, десятки женщин бросились в кучу, нанося друг другу удары и царапаясь как дикие кошки, полные решимости заполучить бумажку.
Когда одна женщина, наконец, вырвавшись из этого беспорядка, сжала в кулаке отвоёванное сокровище, три другие накинулись на неё, колотя её своими стрелами. Отобрав трофей, они сцепились между собой, но тут вмешался мужчина, выхватив комочек помятой бумаги, он скрылся.
Оглянувшись в поисках Бэрронса, я оттолкнула несколько шёлковых лент нависших над лицом. Берронса рядом не оказалось, безумная толпа разделила нас.
- Не желаете один? - прощебетала рыжеволосая девица, схватив одну из лент, которую я оттолкнула.
- А что в них? - осторожно спросила я.
- Приглашение, глупышка! Если тебе повезёт! Но их совсем мало! А если ты достанешь одно, то получишь пропуск в приватную комнату на всю ночь, там едят священную плоть бессмертных Фэйри! - восторженно прощебетала она. - Или можно получить другие подарки!
- Какие например?
Она проколола шар золотой стрелой, и он взорвавшись обрызгал всех зелёной слизью смешанной с мелкими извивающимися кусочками плоти.
- Джекпот! - Закричали люди.
Я убралась оттуда как раз вовремя, чтобы не быть раздавленной. Рыжеволосая крикнула, - Увидимся в Фейри! - И затем опустившись на четвереньки, принялась сражаясь, слизывать с пола плоть Невидимых. Я снова оглянулась в поисках Бэрронса. По крайней мере, от меня больше не пахло страхом. Я чувствовала отвращение и злость, пробираясь сквозь потные, толкающиеся тела. Это был мой мир? К этому мы шли? Что если мы не восстановим стены? Собираюсь ли я жить так? Я начала отталкивать людей с моего пути.
- Смотри куда идешь! - отрезала женщина.
- Остынь, сучка! - зарычал какой-то парень.
- Хочешь пинка под зад? - спросил мужчина с угрозой.
- Эй, красавица.
Я оглянулась. Это был парень с мечтательными глазами, который работал с Кристианом на Факультете древних языков в Тринити колледже. После падения стен, он устроился барменом в баре у Честера.
Последний раз, когда я его видела, произошел странный случай с его отражением в зеркале. Но здесь он стоял, за черно-белой барной стойкой с зеркалами, подбрасывая стаканы и наливая коктейли плавно и эффектно, и он и его отражение были в полном порядке, и выглядел он как обычный, симпатичный, совершенно нормальный, молодой парень с мечтательными глазами от которых я таяла.
Я очень хотела увидеть своих родителей, но они могут немного подождать. Этот парень постоянно привлекал моё внимание, а в совпадение я уже не верю. Я присела на свободный табурет рядом с высоким, тощим человеком, одетым в полосатый костюм и цилиндр, который тасовал колоду карт скелетообразными руками.
Когда он посмотрел на меня, я вздрогнула и отвернулась, без желания повернуться.
Под полями его шляпы не было лица. Только тени, закручивающиеся, как тёмное торнадо.
- Предсказать твое будущее? - Спросил он.
Я покачала головой. Интересно, как оно говорит, не имея рта.
- Не обращай на него внимания, красавица.
- Показать кто ты?
Я снова молча, покачала головой, стараясь не обращать внимания, может, отстанет.
- Вообрази себе песню.
Я закатила глаза.
- Спой мне строчку.
Я отодвинулась подальше от него.
- Покажи мне свое лицо, я покажу тебе свое, - карты шуршали, пока он их тасовал.
- Слушай, дружище, у меня нет желания видеть…
Я замолчала, физически не в состоянии сказать ни слова. Я открывала и закрывала рот, как рыба выброшенная на берег, только рыбе нужна была вода, а я хотела сказать хоть пару слов. Это было, как будто весь словарный запас накопленный в течении жизни, все предложения которых хватило бы на всю жизнь, были высосаны из меня, оставив меня совершенно пустой и немой.
У меня была забрана способность, излагать мысли в слова. Все что я говорила или когда либо скажу, этот монстр присвоил себе. Я чувствовала ужасное давление в голове, как если бы мой мозг пылесосили мощным прибором, высасывая мою сущность.
У меня возникла совершенно безумная мысль, что в этот самый момент за моим лицом возникала пустота, точно такая же, как у безликого человека под шляпой, и скоро не будет ничего кроме торнадо тьмы вращающегося в моем черепе. И возможно, как только он всецело завладеет тем ,что захотел отнять, под его цилиндром, появится лицо, которого у меня уже не будет.
Меня захватил ужас.
Я кинула безумный взгляд на парня с мечтательными глазами. Он отвернулся, наливая коктейль. Я беззвучно молила его отражение в зеркале позади барной стойки.
- Я предупреждал тебя, чтобы ты не говорила с ним, - сказало отражение парня с мечтательными глазами.
Он наливал и подавал, перемещаясь от одного посетителя к другому, пока мою личность стирали.
Помоги мне, кричали мои глаза в зеркало.
Парень с мечтательными глазами, наконец, повернулся ко мне.
- Она не твоя, - Сказал он высокому, тощему мужчине.
- Она говорила со мной.
- Смотри глубже.
Через секунду, - Моя ошибка - сказало существо с колодой карт.
- Не повторяй ее.
Я получила слова обратно, так же внезапно, как и лишилась их. Мой мозг был полон мыслей и предложений. Я стала полноценным человеком, с идеями и мечтами. Пустота исчезла.
Слетев с табурета, спотыкаясь, я пошла прочь от безликого человека. На дрожащих ногах пошатываясь, я прошла три стула, выпрямилась, схватившись за стойку.


 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 23:25 | Сообщение # 11

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 18, часть 2.

- Он не будет больше тебя беспокоить, - сказал парень с мечтательными глазами.
- Виски, - прохрипела я.
Он поставил стакан с виски с верхней полки на стойку. Я хлопнула его и тут же потребовала другой. Я ахнула, когда огонь разлился внутри. Хотя я ничего не хотела больше, чем быть за милю от тасующего карты монстра, у меня были вопросы. Я хотела знать, как парень с мечтательными глазами мог командовать кем-то вроде него. И что важно, что это за безликая штука?
- Темный дворецкий, красавица.
- Читаешь мои мысли?
- Нет необходимости. Все написано на твоем лице.
- Как он убивает? - Я собираю способы, которыми убивают Фэйри. Я делаю подробные записи в моем дневнике различных каст и их методы казней.
- Смерть не является его целью.
- А что?
- Он ищет человеческие лица, красавица. Возьмешь на заметку?
Я ничего не ответила. У меня не было желания знать больше. Честер был зоной безопасности для Фейри. В мой последний визит в клуб мне было сказано совершенно ясно, что если я убью кого-нибудь в помещении клуба, я буду убита сама.
С тех пор, как Риодан и его люди уже хотели меня убить, сегодня возможно не лучшая ночь проверять свою удачу. Если бы я узнала больше о нем, или способе его убийства, вес моего копья в наплечных ножнах явно бы увеличится, и я могла бы сделать что-то необдуманное.
- Некоторые не могут быть убиты так легко.
Я взглянула на парня с мечтательными глазами и вздрогнула. Он смотрел на мою руку под пальто. Я даже не поняла, что потянулась за ним.
- Он же существо из Фэйри, правда? - спросила я.
- В основном.
- Ну, и как его можно убить?
- А нужно ли его убивать?
- Ты бы заступился за него?
- Ты бы проткнула его копьем?
Я подняла бровь. По-видимому, основным условием работы в Честере было то, что вам должны нравиться Фэйри и вы должны быть готовы мириться с их уникальными аппетитами.
- Я тебя давно не видел, - он плавно сменил тему.
- Никому не показывалась, вот и видно не было - холодно сказала я.
- Почти не было, до этого момента.
- А ты забавный парень, да?
- Некоторые так думают. Как дела?
- Хорошо. А у тебя?
- Весь в работе.
Я слегка улыбнулась. Уклончивые ответы Бэрронса ничто, по сравнению с ответами этого парня с мечтательными глазами.
- Стала снова светлой, красавица.
- Настроение для перемен.
- Что-то еще кроме волос?
- Возможно.
- Тебе идет.
- Спасибо.
- Может не пригодиться. В такие времена. Где ты была? - Он подбросил стакан в воздух и я наблюдала, как он лениво подхватывает его в последний момент.
- В Зазеркалье, гуляла по Белому Дворцу, наблюдала, как Возлюбленная и Темный Король занимались сексом. Но большую часть времени провожу, пытаясь понять, как загнать в угол и контролировать Синсар Дабх.
Имя творения Темного Короля, казалось, зашипело в воздухе, и я почувствовала дуновение ветра, от того, что головы всех Невидимых в клубе, повернулись в мою сторону.
На долю секунды весь клуб замолчал как замороженный.
Звуки и движения возобновились, как только стакан, подброшенный парнем с мечтательными глазами, вдребезги разбился об пол.
Через три стула, высокое, тощее существо издало звук удушья и его колода карт рассыпалась в воздухе, падая на стойку, на мои колени, на пол. Ха, подумала я, так тебе и надо, мечтательные глазки. Он явно играл во всем этом какую-то роль. Но кто он и за кого он ?
- Кто ты, на самом деле, парень с мечтательными глазами? И почему ты все время появляешься?
- Это то, как ты меня видишь? В другой жизни, ты бы пригласила меня на выпускной? Познакомила бы с родителями? Поцеловала бы на прощанье на крыльце?
- Я сказал, оставайтесь рядом, - прорычал Берронс позади меня. - И не говорите о чертовой Книге в этом чертовом месте. Двигайте своей задницей, Мисс Лейн, сейчас же. - Он взял мою руку и потянул со стула.
Карты посыпались с моих колен, как только я встала. Одна из них скользнула под меховой воротник моего пальто. Я вынула карту и решила выбросить, но в последний момент остановилась и посмотрела на нее.
Темный дворецкий тасовал колоду Таро. Карта, которую я держала, имела бардовый с черным ободок-рамку. В центре, охотник летел над ночным городом. Вдалеке темный берег граничил с серебристым океаном.
На спине охотника, между огромными, темными хлопающими крыльями, сидела женщина. Ее лицо обрамляли мягкие локоны, которые теребил ветер. Меж прядей её волос я могла видеть ее рот. Она смеялась.
Это была сцена из моего сна прошлой ночью. Как я могла держать карту Таро с иллюстрацией одного из моих снов?
Что было на остальных картах?
Я мельком взглянула на пол. Около моих ног была Пятёрка Пентаклей. В темноте стоящая на тротуаре женщина, всматривалась в окно паба, наблюдая за белокурой женщиной внутри, которая сидела и смеялась с друзьями. Я, наблюдающая за Алиной.
Рядом лежала карта Силы, на ней женщина, сидевшая на полу в церкви, совершенно голая, со скрещенными ногами, уставилась на алтарь как будто моля о прощении. Я, после изнасилования.
Пятёрка Кубков изображала женщину, поразительно похожую на Фиону, стоящую в BB&B со слезами на щеках. Позади Фионы на карте я увидела, согнувшись в поклоне, чтобы видеть лучше, пару моих туфель на высоких каблуках? И мой iPod!
На карте Солнца были изображены две молодых женщины, загорающие в бикини — одна в лимонно-зеленом, другая в ярко-розовом.
Была и карта Смерти, зловещий жнец в капюшоне, с косой в руках, стоящий над окровавленным телом, снова женским. Я и Мэллис. На другой карте пустая детская коляска, брошенная рядом с кучей одежды и драгоценностями. Из коляски торчит один из тех пергаментов, которые оставляли Тени после себя.
Я провела руками по волосам, убирая их назад, не в силах оторвать взгляд от карт.
- Пророчества, красавица. Их формы и размеры так разнообразны.
Я взглянула на парня с мечтательными глазами, но он уже ушел. Я посмотрела направо, мистер Высокий, Полосатый и Тощий тоже ушел. На барной стойке рядом с нетронутым коктейлем и бутылкой Гиннеса, лежала еще одна карта Таро картинкой вниз, а черно-серебристой рубашкой кверху.
- Сейчас или никогда, Мисс Лейн. У меня нет желания провести здесь всю ночь.
Отодвинув стакан с коктейлем, я взяла карту, положив ее в карман, на потом.
Бэрронс повёл меня к хромированой лестнице, у основания которой, проход наверх, охраняли двое мужчин, которые сопровождали меня на встречу с Риоданом, на верхний этаж в прошлый раз, когда я была здесь.
Они были огромны, одеты в черные брюки и футболки, с мускулистыми телами и десятками шрамов на руках. Оба держали короткоствольные автоматы.
У обоих были лица, привлекающие внимание, но взглянув на них, тут же хотелось отвернутся. Когда мы приблизились, они направили оружие в мою сторону.
- Какого хрена она здесь делает?
- Заткнись, Лор, - сказал Берронс, - Когда я скажу прыгать, ты спросишь как высоко.
Тот, кто не Лор, засмеялся и Лор стукнул его прикладом автомата в живот. Словно ударил по стали. Парень даже не дрогнул.
- Черта с два, я прыгну. В твоих снах. Еще раз рассмеешься Фейд, и сожрешь на завтрак свои яйца. Сука.
Лор сплюнул мне под ноги. Но он даже не смотрел на меня. Он смотрел на Бэрронса и, я думаю, это было для меня последней каплей.
Я взглянула на двух охранников. Фейд смотрел перед собой. Лор свирепо уставился на Бэрронса. Отойдя от Бэрронса, я прошлась перед парнями. Их взгляды не дрогнули. Как если бы меня, вообще там не было. Я не сомневалась, что если бы я разделась и начала танцевать, они бы не обратили на меня внимание.
Я росла на Глубоком Юге, в сердце Пояса Библии, где все еще есть немного мужчин, которые отказываются смотреть на женщину, которая не является их родственницей.
Если женщина с мужчиной, а им нужно поговорить с ним, не зависимо от того отец, друг или муж этой женщины перед ними, их взгляд будет обращён только на мужчину, на протяжении всего разговора. Если женщина задаст вопрос, и они соизволят на него ответить, то ответ прозвучит только в направлении мужчины.
Они даже немного отвернутся, чтобы мельком не увидеть женщину периферийным зрением, за что их могут осудить до конца жизни. В первый раз, когда это произошло со мной, мне было пятнадцать лет, и я была ошеломлена.
Я задавала вопрос за вопросом, пытаясь привлечь внимание старика Хатфилда. Я чувствовала себя невидимкой. В конце концов, я встала перед ним, а он отошёл прочь, пока его не осудили, даже не закончив предложение.
Папа попытался объяснить мне, что старик считал это своего рода уважением, которое он проявлял. Что это была любезность, оказанная мужчине, которому эта женщина принадлежала.
Я была не в состоянии оставить в прошлом слова, о том, что женщина принадлежит мужчине. Получалось, что женщина просто вещь, а мужчина ею владеет, и похоже Лор, который по словам Бэрронса, даже не знал какой сейчас век, все еще жил во времени, когда тезис - женщина вещь, был актуален.
И я не забыла его комментарий о Kaстео, который не произнес ни слова за тысячу лет. Сколько же им лет? Когда, где и как они жили?
Бэрронс взял меня за руку и повернул к лестнице, но я вырвалась и развернулась обратно к Лору. Обо мне неверно судили. Я не была камнем. Меня не создавал Темный Король. И я не была предателем. Это единственное, что я могла отстаивать, с полной уверенностью в свое правоте.
- Почему я сука? - потребовала я ответа. - Потому что ты думаешь, что я спала с Дэрроком?
- Закрой ей рот пока я её не убил, - сказал Лор Бэрронсу.
- Не говори с ним обо мне. Обо мне говори со мной. Или ты думаешь, я не достойна твоего внимания, потому что, когда я верила, что Бэрронс мертв, я объединилась с врагом, чтобы достичь своих целей? Как ужасно с моей стороны, - дразнила я. - Полагаю, что должна была лечь и, хныкая, умереть. Это произвело бы на тебя впечатление, Лор?
- Убери эту суку от меня.
- Я считала, что связь с Дэрроком сделает из меня прекрасного ну...,- Я знала, какое слово Бэрронс ненавидит, и я была в настроении, испытать его на Лоре, - наемника, не так ли? Ты можешь обвинять меня, если хочешь. Или же можешь вытащить свою голову из задницы и уважать меня за это.
Лор повернул голову и посмотрел на меня, как будто я начала говорить на его языке. В отличие от Бэрронса, слово, казалось, не обеспокоило его. Фактически он понял, даже оценил это. Что-то замерцало в его холодных глазах. Я заинтересовала его.
- Некоторые, когда смотрят, не видят во мне предателя, а видят выжившую. Ты называй меня как хочешь, я спокойно буду спать по ночам. Но смотри на меня, когда говоришь обо мне. Или я заберусь в тебя настолько глубоко, что будешь видеть меня с закрытыми глазами. Будешь видеть меня в своих кошмарах. Я выжгу свой образ на внутренней стороне твоих век. Так, что отцепись от меня и держись подальше. Я уже не из тех, кого используют. Если хочешь войны, ты ее получишь. Попробуй. Дай мне повод поиграть с тобой, в темном месте моей головы.
- Темное место? - пробормотал Бэрронс.
- Как будто у тебя нет такого, - огрызнулась я, - твоя пещера заставляет мою выглядеть белым пляжем в солнечный день, - протолкнувшись мимо них, я двинулась вверх по лестнице. Я подумала, что услышу гул смеха позади себя и посмотрела назад через плечо. Трое мужчин уставились на меня мертвыми бездушными глазами палачей.
Но, всё же - они все смотрели.


 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 23:28 | Сообщение # 12

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 18, часть 3.

За хромовой балюстрадой простирался верхний этаж: акры гладких стен из темного стекла без дверей и ручек.
У меня не было мыслей сколько комнат тут могло быть. Если сравнить с размером нижней части здания, то могло быть пятьдесят или больше.
Мы шли вдоль стеклянных стен до крошечной детали, которую я не могла бы обозначить как вход. Берронс нажал своей ладонью на темно-стеклянную панель, которая скользнула в сторону, и толкнул меня в комнату. Он не зашел со мной, но продолжил двигаться по коридору, куда то в другое место.
Панель скользнула на место позади меня, оставив меня наедине с Риоданом в комнате, которая была сердцем Честера. Она была полностью сделана из стекла - стены пол и потолок. Я могла видеть все, что делается снаружи, но никто не мог заглянуть внутрь.
По периметру потолка стояли десятки маленьких LED экранов на которые сигнал передавался с камер, что установлены в каждой комнате клуба, как будто тебе мало видно, что происходит просто глядя себе по ноги. Я осталась стоять, где была. Каждый шаг сделанный по стеклянному полу ощущается как смелый шаг, когда твердый пол ты не видишь, что в сорока футах внизу.
- Мак. - сказал Риодан.
Он стоял за столом, затаившись в тени, большой мужчина, смуглый в белой рубашке. Свет в комнате был только от мониторов над головами. Я хотела броситься через комнату и напасть на него, выцарапать его глаза, ударить его, проткнуть его своим копьем. Я была поражена глубиной неприязни, которую я чувствовала.
Он заставил меня убить Бэрронса.
Высоко на той скале, мы двое избивали, резали и закалывали человека, который охранял мою жизнь с того дня, как я приехала в Дублин. И я задавалась вопросом в течение тех дней, которые казались годами, хотел ли Риодан убить Беронса.
- Я думала, что ты обманул меня, чтобы убить его. Я думала, что ты предал его.
- Я сказал тебе уйти, ты этого не сделала. Ты никогда не должна была увидеть, кем он был.
- Ты имеешь в виду, кем вы все являетесь, - исправила его я. - Все девять из вас.
- Осторожно, Maк. О некоторых вещах не стоит говорить. Никогда.
Я потянулась за своим копьем. Он мог бы сказать мне правду на скале, но, как и Берронс, он позволил мне страдать. Чем больше я думала о том, как они оба утаивали от меня правду, которая спасла бы меня от многих страданий, тем злее я становилась.
- Я могу сделать это снова, чтобы убедиться, что когда я заколю насмерть тебя, ты вернешься.
Копье было в моей руке, но внезапно оно оказалась в огромном кулаке, и наконечник был нацелен на мое собственное горло.
Риодан двигался как Дени, Бэрронс и другие. Так быстро, что я даже не успела защитить себя. Он стоял позади меня и его рука обвила мою грудь.
- Никогда не угрожай мне. Убери это, Maк. Или я отберу это навсегда. - Он тыкнул меня наконечником копья в предупреждении.
- Бэрронс не позволил бы тебе сделать это.
- Ты можешь быть удивлена, что Бэрронс позволил бы мне сделать.
- Потому что он думает, что я предатель.
- Я сам видел тебя с Дэрроком. Я слышал, что ты говорила ему на аллее прошлой ночью. Когда дела и слова соответствуют, истина ясна.
- Я полагала, что вы оба мертвы. Что вы ожидали? Тот же самый инстинкт выживания, которым вы так восхищаетесь друг в друге, оскорбляет вас во мне. Я думаю, что это волнует вас. Делает меня более непредсказуемой, чем вы бы хотели.
Он отвел мою руку к кобуре и заправил копье назад.
- "Непредсказуемая" здесь ключевое слово. Ты переметнулась, Мак?
- Похоже, что я переметнулась?
Он убрал волосы с моего лица, заправил их нежно за ухо. Я вздрогнула. Он злился так же как Бэрронс. С тем же жаром. Сплошные мускулы и опасность. Когда Бэрронс прикасается ко мне, это меня заводит. Но когда Риодан стоит позади меня, обвивая меня стальными руками и нежно трогает, меня это чертовски пугает.
- Позволь мне рассказать тебе кое-что, Мак, - сказал он мягко прямо мне в ухо, - Большинство людей - хорошие и случайно делая что то, они знают, это плохо. Другие люди - плохие и борются каждый день, чтобы держать это под контролем. Еще есть продажные по сути и им не наплевать, так долго их не поймают. Но зло - это совершенно отличное создание, Мак. Зло это плохое, которое верит, что оно хорошее.
- Что ты хочешь этим сказать, Риодан? Что я переметнулась и слишком тупая, чтобы это понять?
- Принимаешь на свой счет.
- Не принимаю. Самое любопытное: в каком лагере вы с Бэрронсом? Насквозь продажные, но вам плевать?
- Как ты думаешь, почему Книга убила Дэррока?
Я знала к чему все идет. Теория Риодана заключалась в том, что не я преследую Книгу, а она находит меня. Он хочет сказать, что она убила Дэррока, чтобы подобраться ближе ко мне. Он ошибается.
- Она убила Дэррока, чтобы остановить его. Она сказала мне, что никто не будет контролировать ее. Она должно быть узнала через меня, что Дэррок знает, как суметь завладеть книгой и использовать ее, и она убила его, чтобы я или кто-то другой не узнали этот способ.
- Как она могла узнать это от тебя? Милая беседа за чаем?
- Она нашла меня ночью, когда я осталась в пентхаусе Дэррока. Она ... проникла в мои мысли. Пробуя меня, познавая меня, так она сказала.
Его руки больно сжались вокруг моих бедер.
- Ты делаешь мне больно!
Его руки тотчас расслабились. - Ты сказала об этом Бэрронсу?
- Вообще-то Бэрронс был не в настроении вести разговоры.
Риодан уже не стоял позади меня. Он снова сидел за столом. Я потерла живот радуясь, что он больше не прикасается ко мне.
Он так походил на Бэрронса, что его тело прижатое к моему волновало меня на многократных уровнях. Я не могла разглядеть большую часть его лица, скрытую в тени, но мне это и не требовалось. Он был на столько взбешен, что не доверял сам себе, что бы находиться рядом со мной и не навредить мне.
- Синсар Дабх может вытащить мысли из твоей головы? Ты размышляла о потенциальных последствиях?
Я пожала плечами. Можно подумать, что у меня было много времени подумать об этом. Я была на столько занята спрыгиванием с одной раскаленной сковороды на другую, что размышления об навалившихся на меня проблем, совсем не входило в мой список приоритетов.
Да кто вообще бы стал волноваться о потенциальных последствиях, когда реальные продолжали выбивать вам зубы?
- Это означает, что она знает о нас, - прогремел он.
- Во-первых, почему ты об этом заботишься? Во-вторых, я едва знаю что-либо о вас вообще, возможно, она не добралась до этого.
-Я убил бы за меньшее.
Кто бы сомневался. Риодан был холодным-как-лед и не имел с этим никаких конфликтов.
- Если даже и учесть утечку информации о вас, то единственное, что она узнает, так это то, что я думала о вас обоих, как о погибших, каковыми вы не являетесь.
- Не верно. Ты знаешь о нас гораздо больше, чем это и то, что Книга могла узнать о нас, вообще должна была быть первая вещь, которую ты должна была сообщить Бэрронсу немедленно, как только он превратился в человека и ты поняла, что он жив.
- Что ж, уж прости что облажалась, что была потрясена и находилась в отключке, когда узнала, что он не умер. Почему ты мне не сказал, что он Зверь, Риодан? Почему мы должны были убить его? Я знаю, это - не потому что он не может управлять собой, когда он животное. Он управлял собой вчера вечером, когда спас меня от Книги. Он может измениться по желанию, не так ли? Что произошло в Зазеркалье? Это место имеет какой-то эффект на вас, делает вас неконтролируемыми?
Я почти треснула себя по лбу. Бэрронс говорил мне, что причиной по которой он разрисовал себя черными и красными защитными рунами, была цена за использование темной магии, что бы защититься против обратной реакции.
Использование ЕТУ требует самого темного вида магии, что бы это сработало? Будет ли это удовлетворять требование магии, чтобы переправить его ко мне, не зависимо от того, где бы я не находилась, превращая его в самую темную и самую дикую версию себя, как плата?
- Это произошло из-за того, что он туда попал, не так ли? - сказала я. - Заклинание сработавшее на вас двоих послало его ко мне, как и должно было произойти, но плата за это была тем, что это превратило его в самое низменное подобие себя. Бездумная смертоносная машина. То каким он предстал было воистину дьявольским воплощением, потому что, если бы я умирала, то скорее всего нуждалась бы в смертоносной машине под боком. Защитник, появляющийся и истребляющий моих чертовых врагов. Это так?
Отошедший в сторону Риодан был абсолютно неподвижным. Не дернулся ни один мускул. Я не уверена, что он вообще дышал.
- Он знал, что произойдет, если я нажму на ЕТУ и строил планы с тобой, что бы с этим справиться.
В этом весь Бэрронс, всегда думающий, всегда просчитывающий риски, к которым я причастна.
- Он сделал мне татуировку для того, чтобы ощутить метку и не убить меня. А ты должен был проследить за ним - вот почему вы носите браслеты, чтобы находить друг друга - и убить его. Так он вернулся бы в свою человеческую форму и я бы никогда не узнала. Я была бы спасена, и не имела бы понятия, что это сделал Бэрронс и что он иногда превращается в Зверя. Но ты обложался и поэтому он злился на тебя по телефону утром. Это твоя оплошность - не убить его и позволить вытащить кота из мешка.
Крощечный мускул дернулся на его скуле. Он был шокирован. Я определенно была права.
- Он всегда может обойти цену черной магии, - восхищалась я. - Когда Вы убиваете его, он возвращается точно таким же, каким был прежде, не так ли? Он может разрисовать татуировками все тело защищающими рунами и, когда не останется чистой кожи - убить себя, чтобы потом возвратиться чистым и начать все сначала! - Так вот почему его татуировки не всегда были теми же самыми. - Это разговор о твоей карте гарантирующей-свободный-выход-из-тюрьмы!* (карта гарантии безопасности в игре Монополия). И если бы ты не испортил план, то я никогда не узнала. Это - твоя ошибка - я знаю, Риодан. Я думаю, это означает, что не я, а ты сам должен был убить. О! подожди, - сказала я с сарказмом, - это не сработало, не так ли?
- Вы знаете, что когда вы были в Зазеркалье, Книга посетила аббатство?
Я вздрогнула.
- Дэнни рассказала мне. Сколько из ши-видящих было убито?
- Не важно. Почему ты думаешь Книга пошла в аббатство?
Не важно, твою мать. Неспособность умереть - это все еще не укладывалось в моей голове и я могу найти интересные способы проверки - давала ему как и Эльфам долю превосходства и пренебрежения смертными.
- Дай угадать,- сказала я, - каким-то образом это тоже моя вина?
Риодан нажал на кнопку на столе и сказал в микрофон, - Передайте Бэрронсу, чтобы оставил их от там, где они находятся. Они будут в безопасности здесь. Я приведу ее к ним. У нас проблема. Большая. - Он отпустил кнопку. - Да, - сказал он мне, - это так. Я думаю, что когда она не смогла найти тебя, то пришла в аббатство, охотясь на тебя, пытаясь подобраться к тебе.
- Другие также этому верят, или это твое личное заблуждение? Перспектива, Риодан. Какая-нибудь.
- Я не тот, кто в этом нуждается.
- Почему ты ненавидишь меня?
- У меня нет никаких чувств к тебе, вообще Мак. Я забочусь о своей собственности, Ты не моя.
Он прошел мимо меня, придержал дверь чтобы я могла выйти. - Бэрронс хочет чтобы ты увидела своих родителей, так что ты не иди на поводу своих идей, помни, что они здесь. Со мной.
- Прекрасно, - пробормотала я.
- Я позволяю им жить, против моего желания, как одолжение Бэрронсу. Он избегает одолжений. Запомни и это тоже.


 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 23:31 | Сообщение # 13

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 19.

Перевод: Dekorf, Catharin, MacV, LenaT, yulyakulyk
Вычитка: Dekorf

- Вы поместили их в стеклянную комнату? Разве нельзя было дать им хоть немного уединения?
Я уставилась через стену на своих родителей. Хоть и удобно обставлена, с коврами, кроватью, диваном, маленьким столом и двумя стульями, комната была сделана из того же самого стекла, что и офис Риодана. Разница была лишь в том, что родители не могли видеть того, что творилось снаружи, а остальные их видели.
Я посмотрела налево. Душ был кое-как встроен, а вот туалета не было.
- Они знают, что люди могут их видеть?
- Я берегу их жизни, а ты просишь о приватности. Это не для тебя. Или их. Это - страховка для меня, - сказал Риодан.
Бэрронс присоединился к нам.
- Я сказал Фейду чтобы принес листы и клейкую ленту.
- Для чего? - Я испугалась. Они собирались завернуть моих родителей в листы и заклеить их лентой?
- Они могут прикрепить листы к стенам.
- О... спасибо, - пробормотала я. Тихо наблюдая за ними через стекло. Папа сидел на диване перед мамой, держа ее за руки, тихо разговаривал.
Он был здоровым и красивым как всегда, и только дополнительное серебро в волосах заставило его выглядеть более статным. У мамы был тот застекленный взгляд, который был у нее всякий раз, когда она не могла что-то делать, и я знала, что он, вероятно, говорил о нормальных, каждодневных вещах в действительности, с которыми она могла столкнуться.
Я не сомневалась, он уверял ее, что все будет хорошо, потому что, именно это делал Джек Лейн: источал безопасность, в которой убеждал Вас. Это было тем, что сделало его таким великим адвокатом, таким замечательным отцом. Никакое препятствие никогда не казалось слишком большим, никакая угроза - слишком страшной, если папа был рядом.
- Я должна поговорить с ними.
- Нет, сказал Риодан.
- Почему? - потребовал Бэрронс.
Я растерялась. Я никогда не говорила Бэрронсу, что побывала в Эшфорде с В'Лейном, и не признавалась, что я подслушала беседу между своими родителями, в которых они обсуждали обстоятельства нашего с Алиной удочерения, и то, что папа упомянул пророчество обо мне — то, в котором я, предположительно, обрекала целый мир.
Нана О'Реили — девяностосемилетняя женщина, которую Kет и я посещали в ее доме у моря — упомянула два пророчества: одно обещало надежду, другое предупреждало об упадке земли. Если я действительно была частью любого из них, я была настроена выполнить первое. Я хотела знать больше о последнем, чтобы избежать его.
Я хотела узнать имена людей, с которыми говорил папа, когда он поехал в Ирландию, чтобы найти историю болезни Алины. Я хотела знать точно, что они сказали ему.
Но не было никакого способа узнать это перед Бэрронсом и Риоданом. Если бы они получили самый маленький намек на некое пророчество, в котором я, предположительно, обрекала мир, то они могли бы просто запереть меня и выбросить ключ.
- Я скучаю по ним, они должны знать, что я жива.
- Они знают. Я снял видео, как ты гуляла, и Бэрронс показал им клип.
Риодан помолчал, затем добавил:
- Джек настоял на этом.
Я резко оглянулась на Риодана. Что это было, легкая улыбка у него на лице. Ему нравился мой отец. Я услышала это в его голосе, когда он назвал его Джеком. Он уважал его. Я светилась изнутри. Я всегда гордилась своим отцом, но чтобы кто-то, как Риодан испытывал симпатию к нему ... Хотя я не могла спокойно выдержать владельца Честера, и восприняла это как комплимент.
- Жаль, что ты не его дочь. У него сильная кровь.
Я посмотрела на него взглядом, позаимствованным у Бэрронса.
- Но никто наверняка не знает, откуда ты появилась, не так ли, Мак?
- Моей биологической матерью была Исла О'Коннор, лидер Хевена для ши-видящих, - сообщала я ему прохладно.
- Правда? Я провел некоторое расследование после того, как Бэрронс сообщил, что сказала О'Реили, и оказывается, что у Ислы был только один ребенок, а не два. Ее звали Алина. И она мертва.
- Очевидно, ты не копал достаточно глубоко, - парировала я. Но внезапно чувствовала себя неловко. Так вот почему Нана назвала меня Алиной. - Я, должно быть, появилась у нее позже. Только Нана не знала об этом.
- Исла была единственной участницей Хевена, которая пережила ночь, когда Синсар Дабх освободилась из тюрьмы.
- Откуда Вы берете информацию? - потребовала я.
- И не было никакого "позже" для нее.
- Как Вы узнали это? Что Вы знаете о моей матери, Риодан?
Риодан поглядел на Бэрронса. Взгляд, которым они обменялись, говорил красноречивее всяких слов, но к сожалению я понятия не имела, на каком языке они говорили. Я впивалась взглядом в Бэрронса.
- И Вы задаетесь вопросом, почему я Вам не доверяю? Вы ничего мне не говорите.
- Оставь. Я займусь этим. - Бэрронс сказал Риодану.
- Я предлагаю, чтобы ты лучше делал работу.
- А я предлагаю, чтобы ты пошел нахрен.
- Она не сказала тебе, что Книга посетила ее ночью у Дэррока. Она проникает в разум, читает ее мысли.
- Я думаю, что она читает только поверхностные, - сказала я торопливо, - Не все.
- Книга убила Дэррока, потому что узнала от нее, что он знал короткий путь. Интересно, что еще она узнала..
Голова Бэрронса повернулась, и он уставился на меня.
- И Вы ничего не сказали мне из этого?
- Ты ничего не сказал мне о моей матери? Что ты знаешь о ней? Обо мне?
Его темный пристальный взгляд обещал возмездие из-за моей оплошности.
Мой взгляд пообещал тоже самое.
Я ненавидела это. Бэрронс и я были врагами. Это озадачило и ранило мое сердце. Я переживала из-за него, как будто потеряла единственного человека, который имел значение для меня, и теперь мы были противниками снова. Мы были предназначены, чтобы быть вечными врагами?
- Каждый из нас оказался перед необходимостью доверять другому, - сказала ему я.
- Сначала Вы, мисс Лейн.
В этом и была вся проблема. Никто из нас не хотел брать риск. У меня был длинный список причин, почему я не хотела и они были обоснованы. Мой отец мог бы пройти весь путь до Высшего Суда, защищая мою позицию. Бэрронс не внушал доверия. Он даже не пытался.
- Когда ад замерзнет, Бэрронс.
- Та же хрень, мисс Лейн. Та же хрень.
Я отвернулась от него, не дождавшись пока он договорит, как если бы я показала ему средний палец.
Риодан посмотрел на нас сурово.
- В задницу, - предупредила я, - Это все между ним и мной. Все что от тебя надо это охранять моих родителей и...
- Немного сложновато это сделать, когда Вы такой чертовский источник повышенной опасности.
Дверь распахнулась и Лор и два других вошли в комнату. Напряженность исходящая от них была такой густой, что казалось высасывала кислород из комнаты. Фейд следовал за ними неся кучу листов и клейкую ленту.
- Ты никогда не поверишь, кто только что вошел в клуб. - сказал Лор Риодану - Разреши мне превратиться. Скажи только слово.
Мои глаза сузились. Лор нуждался в разрешении Риодана? Или это были правила вежливости в его клубе?
- Синсар Дабх, верно? - Риодан резко взглянул на Бэрронса. - Поскольку Книга просмотрела мысли Maк, теперь она знает где нас найти.
- Ты хренов параноик, Риодан. Почему Книга должна хотеть вас найти? - сказала я.
- Может быть, - сказал один из мужчин: - Мы были бы чертовски хорошим средством передвижения для нее, а мы не любим, когда нас используют.
- Ты ничего не рассказывал ей из нашего плана? - Риодан стрельнул взглядом в Бэрронса.
- У меня не было на это времени, - ответил Бэрронс.
- Светлые. Чертов принц, - сказал Лор. - У него есть пара сотен Светлых, их дюжины различных каст, ждущих снаружи. Они угрожают войной. Их требование закрыть это место, и прекратить кормить Невидимых.
Я задохнулась: - В'лейн?
- Ты сказала ему придти, - обвинил меня Риодан.
- Она знает его?! - взорвался Лор.
- Это ее другой бойфренд, - сказал Риодан.
- Помимо Дэррока? - спросил один из стоящих в стороне мужчин.
Лор впился взглядом в Бэрронса.
- Когда ты собираешься поумнеть и закрыть эту суку насовсем?
Уровень тестостерона повысился до опасного уровня. Я немного беспокоилась, что они могут превратиться в чудовищ. Я бы застряла в середине кучи рычащих монстров с когтями, клыками и рогами и я ни на секунду не была уверена, что Бэрронс будет защищать меня от остальных пяти. Я не была даже уверена, что они бы работали на него.
- Думаешь тебе следует волноваться о Светлых? - спросил Фейд.
- А о чем по твоему нахрен мы должны волноваться? - нетерпеливо сказал Бэрронс.
Фейд взмахнул пистолетом и закачал в Бэрронса полдесятка пуль, прежде чем кто-то смог двинуться с места.
- Обо мне.


 
Дата: Понедельник, 07.03.2011, 23:35 | Сообщение # 14

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 20.

Перевод: Catharin, Dekorf, MacV, Persefona, Svetyska, LenaT
Вычитка: Dekorf

Единственная причина, почему это сработало, состояла в том, что Фейд застал его врасплох. Бэрронс может двигаться так быстро, что стрельба не самый легкий способ его убить. Но он не ожидал, что Фейд будет стрелять в него, а Фейд был так же быстр, как и Бэрронс.
Я не знаю, что такое Бэрронс и другие, но пока никто не опроверг, я буду думать, что они все одинаковые. У них более развитые чувства: обоняние, зрения и слуха. У Бэрронса сила десятерых человек и его кости нереально крепкие.
Я полагаю, они такие же, и видоизменяются также как он. Я видела, как Бэрронс прыгнул с тридцати футов и приземлился на ноги также легко, как кот.
Фейд удивил их всех. Ему даже удалось застрелить Риодана, прежде чем другие напали на него и отобрали оружие.
Фейд наткнулся спиной на стену, и я подумала, как странно - он потерял свое оружие, но все еще цепляется за бумажные листы.
- Какого черта Фейд? - зарычал Лор, - Снова забыл свои таблетки?
Фейд смотрел на меня. - Твои родители следующие, - промурлыкал он. - Я разрушу все, что ты любишь, МакКайла.
Я испуганно дышала. Риодан не был параноиком. Он был прав. Синсар Дабх смотрела на меня, стащила информацию о них из моих мыслей, и действовала стремительно.
Она была прямо здесь, в комнате рядом со мной!
Книга узнала о Честере и пришла, чтобы осмотреться вокруг, посмотреть, что она увидит.
Я вернулась из Зазеркалья три дня назад, и уже третий день подряд она меня находит!
Была ли действительно моя вина, что она отправилась в аббатство, поскольку не смогла найти меня в Дублине? Была ли я косвенно виновна во всех смертях ши-видящих, которые умерли в ту ночь? Как долго она была здесь, перемещаясь от одного к другому, подбираясь все время ближе ко мне?
Достаточно долго, что бы найти моих родителей...
- Она в листах, - воскликнула я - Возьмите листы! – И сразу же пожалела о сказанных словах. Так как, коснувшись ее, становишься одержимым ею, а другие мужчины все еще держали оружие. - Нет, только не касайтесь страниц, - закричала я. Фейд мелькнул в движении и исчез.
Остальные последовали за ним, оставив меня одну.
Я рванула к двери, но она, скользяще захлопнулась прежде, чем я смогла до нее добраться и я не имела понятия, как она открывается. В отчаянии я нажимала рукой на более чем в дюжину мест, и все безрезультатно.
Я вертелась, заглядывая в другую комнату. Если Синсар Дабх добралась до моих родителей …, если Фейд нес ее туда …, если она убила их …
Я не могла думать об этом.
Мои родители стояли глядя на меня, но я знала что они не могли видеть меня. Они просто смотрели в ту сторону, откуда доносилась стрельба.
Дверь с шипением открылась и закрылась за мной.
- Я должен убрать тебя отсюда,- зарычал Лор.
Я держала копье в своем кулаке.
- Как я узнаю, что ты не Книга?
- Посмотри на меня. Где я мог спрятать Книгу?
Штаны и рубашка обтягивали его мускулистое тело как вторая кожа. Я проверяла его обувь. Ботинки.
- Сними их.
Он сбросил их с ног.
- Теперь ты. Снимай пальто.
Я выскользнула из него.
- Юбку тоже.
- У нас нет на это времени, - закричала я, - Мои родители ...
- Фейд, покинул клуб. Пока они в безопасности.
- Этого не достаточно!
- Мы приняли меры предосторожности. Сейчас мы все на страже. Кто-нибудь может пронести книгу внутрь. Но никто не зайдет на верхние этажи клуба или в комнаты твоих родителей в одежде.
Мои брови подскочили вверх. Это будет реальным шоком для моей мамы.
- Я сказал, снимай юбку.
- Как мог Фейд, передать Книгу мне?
- Крохотная возможность есть. Я не хочу рисковать.
Вздохнув, я расстегнула и сняла ее. Мой свитер был обтягивающий. Мои сапоги плотно сидят по форме ноги. Не было места, куда спрятать книгу.
- Счастлив?
- Едва.
Застегнув на себе молнию юбки, я кинула последний жадный взгляд на своих родителей и отвернулась. Мой взгляд зацепился за лежавшее бесформенной кучей тело Бэрронса и я сильно вздрогнула.
Здесь я была с мертвым Бэрронсом. Снова.
Я знала, что на самом деле он не был мертв, или по крайней мере он не будет таким долго, но мое горе было слишком свежим и мои эмоции слишком запутанными.
- Как долго до того как он... - Я оборвала себя, ужаснувшись услышав всхлипывание в своем голосе.
- Почему ты на хрен расклеилась?
- Я не…, я имею в виду, я только - дерьмо! - Я повернулась и ударила в стену кулаками. Я не заботилась о том, что мои родители могли услышать глухой звук. Я не заботилась, что Лор слышал меня. Я ненавидела мертвого Бэрронса. Ненавидела это. Это выше здравого рассудка. Выше моего понимания. Я била до тех пор, пока Лор не поймал меня за руки и не оттащил.
- Как долго? - потребовала я. - Я хочу знать! Ответь мне или иначе...!
Он слабо усмехнулся.
- Иначе что? Накормишь меня своими кровавыми рунами?
Я нахмурилась.
- Вы парни рассказываете друг другу все?
- Не всё. При-йя оказалась довольно захватывающей темой для меня. Никогда не знал всех деталей.
- Как долго? Отвечай мне. - Я использовала Глас, чтобы вынудить его.
- На этот раз не уверен. Но это не будет так долго, как в прошлый. И если ты когда-либо еще раз используешь Глас на мне, женщина, я сам убью твоих родителей.


 
Дата: Вторник, 08.03.2011, 15:44 | Сообщение # 15

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 21.
Перевод: Svetyska, desirous, Dekorf, MacV, Catharin, yulyakulyk, LenaT
Вычитка: Dekorf
- Что должен сделать Принц, чтобы получить поцелуй на День Святого Валентина, МакКайла?
Слова выплыли из темноты, чувственно скользя по моей коже, покалывая сотнями крошечных стрел Купидона. Даже с иммунитетом При-йи, я все еще трепещу от музыкального, чувственного голоса В'лэйна. Я больше не начинаю раздеваться, когда он появляется, но в глубине моей души живет летняя девочка, которая никогда не прекратит его желать, особенно когда он игрив и обольстителен.
Сколько дней Святого Валентина в моей жизни закончилось поцелуем?
Я могла посчитать их на двух пальцах.
И это были достойные поцелуи, но не отличные конечно, не те которые переворачивают мир женщины.
Я остановилась взявшись за дверную ручку "Книги и Сувениры Бэрронса". Бэрронс сменил замки в гараже и от черного входа, поэтому, я оставила Вайпер в переулке напротив. Это была трудная ночь. Я хотела чтобы она закончилась, хотела накрыться с головой и погрузиться в глубокий, лишенный сновидений сон.
Несколько часов назад я утешала себя тем, что даже при том, что Бэрронс был зол на меня, я по крайней мере буду засыпать с утешительным знанием, что он жив.
Точно. С днем Святого Валентина меня.
- Я полагаю, что человеческие мужчины дарят цветы.
Меня внезапно окутал тонкий аромат роз. Букет оказался в руке. А лепестки щекотали нос. Земля у ног была усыпана ими. Влажный от росы, роскошный букет источал потусторонний пряный аромат.
Я прислонилась лбом к стеклянному витражу входной двери, смотря сквозь нее на мой разрушенный магазин.
- Ты приехал сюда, чтобы тоже обвинить меня в предательстве? - Это было бы так типично для фэйри, осыпать меня подарками, угрожая. Я совершенно оправдывала себя.
Вид безжизненных глаз Бэрронса снова вернул меня на край пропасти. Я понятия не имела, почему я очень не хотела видеть его мертвым, хотя знала, что он не был действительно мертвым. Лор заверил меня, что он вернется, хотя не мог сказать когда. Почему он не мог сказать когда? Тело Бэрронса должно было зажить, и одни раны заживают больше времени, чем другие?
Я не могла выбросить эти картинки из головы. Теперь у меня было два изображения Бэрронса, мучавшие меня: распотрошенный и застреленный. Вдобавок ко всему, я боялась за родителей. Была напугана тем, как легко Книга нашла моих самых близких.
Сначала аббатство, затем Дэррок, Бэрронс и теперь угроза моим родителям. Я больше не могла спорить с утверждением Риодана, что это Книга находила меня. Играла со мной. Но почему она просто не убила меня и не покончила с этим? Думаю это вполне реально, как сказал Риодан -"хлоп"? С Синсар Дабх ничего не имело смысла.
Иногда Книга вызывала сокрушительную головную боль, и я могла ощутить её на расстоянии одной мили. Но временами, как сегодня вечером, у меня не было такой подсказки, что она была в одной комнате со мной.
Книга убивала всех, с кем вошла в контакт. Но не меня. Она причиняет мне боль, но всегда оставляет живой. Почему?
Я потребовала, чтобы Лор увез родителей из Дублина. Но он отказался даже рассматривать это. Сказал, что никто не пошевелит и пальцем, если Бэрронс не скажет им. Очевидно, Бэрронс говорит свое последнее слово во всем.
Я всегда могла убедить В'Лейна взять их, и переместить куда-нибудь в безопасное место, но … хорошо, возможно это была ши-видящая в моей крови, и я не могла доверить своих родителей Эльфу.
- Я не дурак, МакКайла. Ты играла с Дэрроком. Мой единственный вопрос - зачем.
Груз свалился с моих плеч. Было самое время, чтобы кто-то поверил в меня. И это был В’Лейн. - Спасибо, - сказала я просто. Обернулась, и посмотрела благодарно.
В'Лейн всегда - видение. Он приглушил себя, надел "человеческую" форму, которая только немного уменьшила его потустороннее очарование. В черных штанах, ботинках и черном кашемировом свитере, с длинными волосами, спадавшими на его спину и бархатную золотистую кожу, он был похож на падшего ангела.
Сегодня вечером, он был еще более величественным, чем когда-либо. Я задавалась вопросом, возглавляя армию Светлых, недоставало бы ему этого величия, если при этом он не был бы больше бессмертным, пронизанным скукой с незначительными желаниями, но становясь при этом истинным лидером своих людей.
В его руках была возможность возглавить двор Светлых. Возможно, если бы Джейн и Гарда обстреливали и удерживали, как можно больше Невидимых в клетках, то взяли бы главенство. Не много трудностей и страданий и Светлые сделали бы мир лучше.
- Ты никогда не сомневался во мне? Даже когда я стояла на улице с армией Невидимых?
- Я не знал таких женщин, как ты, МакКайла. Если бы ты была Фейри, то ты принадлежала бы моему двору. - Он изучал меня древними мерцающими глазами. - Моя армия не столь проницательна, как я. Они считают, что ты союзник Дэррока. Мы убедим их в обратном. - Легкая улыбка коснулась уголков его губ. - По крайней мере твое заявление, что Бэрронс мертв, тебя выдало. Я видел его сегодня с тобой в Честере. - Он сделал паузу. - Мне не известно, как тебе удалось обмануть Темных Принцев. Но они были убеждены, что он был мертв.
Он сказал это настолько вежливо, что я почти пропустила вопрос и угрозу. За его шелковистыми словами была сталь. В’Лейн был в опасном настроении. Но почему? Я знала, что он был в Честере. Что-то произошло после того, как Лор вытащил меня и посадил в Вайпер? Он узнал, что Синсар Дабх тоже была там?
- Это была небольшая уловка, - уклончиво ответила я.
- Бэрронс никогда не был мертв? Он был … выведен из строя какое-то время?
В’лейн и Бэрронс ненавидят друг друга, за то, что Бэрронс убил Принцессу В’Лейна. Инстинкт более глубокий, чем я смогла бы его понять, заставил меня солгать.
- Ты наверное шутишь? Бэрронс выведенный из строя.
- Я хочу знать, как ты обманула Темных Принцев, МакКайла. - И снова пробивалась сталь под шелком. И это был не вопрос. Это был приказ. Он переместился со мной в уединенное место с возбуждающим ароматом двора Фейри, жасмина и сандалового дерева, с тонким утонченным ароматом пурпурных лепестков, шуршащих под его ботинками.
От него исходила угроза. Я наклонила голову изучая его. Я вдруг поняла, откуда исходил его гнев. Он балансировал на опасном краю не потому, что я сумела обмануть Темных Принцев, а взволновало его то, что Темные Принцы знали, что Бэрронс не был мертвым и каким-то образом сумели обмануть его.
В’Лейн заседал в Высшем Королевском Совете. Он был выбран лидером их расы, чтобы видеть сквозь интриги двора истинные вопросы. А ему не удалось. Его неспособность различить правду от лжи от Темных... не менее … потрясла его. Я поняла это. Такое угнетающее понимание, что ты не можешь доверять своему собственному суждению.
Однако в этом случае он не ошибся. Бэрронс действительно был мертв и Темные Принцы не обмановали В’Лейна. Но я не собиралась говорить ему об этом. Мало того, что я лгала В’Лейну не только по настоянию Бэрронса, я как будто была запрограммирована непоколебимой необходимостью держать тайну Бэрронса. Зная его, думаю он наверняка вытатуировал это где-то на мне.
Тем не менее, я могла сказать В’Лейну часть правды.
- Помнишь, когда-то ты сказал, что я только начала узнавать, кто я есть?
Его пристальный взгляд обострился, и он кивнул. Он коснулся моих волос.
- Я рад, что ты вернулась к этому, МакКайла. Это прекрасно.
Да, прекрасно. Но Бэрронс казалось, так не думал.
- Ты был прав. Я недавно узнала о месте внутри себя, где обнаружила вещи, которые не могу объяснить. Я нашла то, чего не понимаю.
Он наклонил свою голову, ожидая.
- Я нашла руны, которые не понравились Принцам. Я использовала их в сочетании с другими, чтобы создать иллюзию, что Бэрронс мертв, - солгала я. Он обработал мои слова: Темные не обманули его. Я обманула их. Слабые линии напряженности исчезли с его лица.
- Ты убедила Дэррока и Принцев, что Бэрронс мертв, значит, Дэррок полагал, что ты действительно искала союза с ним?
- Точно.
- Зачем?
Я заколебалась.
- МакКайла, мы не можем доверять друг другу? - мягко спросил он. - Что я должен сделать, чтобы убедить тебя? Приказывай мне, я весь твой.
Я так устала от лжи и недоверия.
- Он знал короткий путь к управлению Синсар Дабх. Вот почему Книга убила его.
- Значит правда то, что мы услышали, - сказал он, - Это был не Охотник.
Я кивнула.
- И каков этот короткий путь?
- Я не смогла вытащить это из него до того, как он умер.
Он изучал меня.
- Обман Принцев потребовал бы огромной власти, - он начал говорить что-то, затем, казалось, передумал и остановился. Через мгновение он тщательно произнес:
- Эти руны, которые ты использовала, какого цвета они были?
- Темно-красные.
Он подошел еще ближе ко мне, как будто был не совсем уверен, что он видит. От этого мне стало совсем не по себе. Тогда он сказал, - Они пульсировали, как маленькие человеческие сердца?
- Да.
- Невозможно!
- Хочешь чтобы я сейчас показала их?
- Ты можешь сделать это с такой легкостью?
Я кивнула.
- В этом нет необходимости. Я верю тебе на слово, МакКайла.
- Что это такое? Дэррок не рассказал мне.
- Я подозреваю, что он еще больше заинтересовался тобой, когда увидел их. Это огромная мощь МакКайла. Паразиты - они прививаются ко всему, чего касаются, растут и распространяются как болезнь человека.
Великолепно. Я вспомнила, какими они мощными выглядели в спальне у Дэррока в пентхаусе. Может, я нечаянно разрешила другому злу Невидимых прийти в мир?
- Используемые с Песней Творения, они могут образовывать непроницаемую клетку, - сказал он. - Я никогда не видел их сам, но наша история говорит нам, что их по случаю применяла первая Королева Видимых для наказания и они были одной из составляющих используемых в стенах тюрьмы для Невидимых.
Меня передернуло.
- Как я могла знать что-нибудь о рунах используемых для постройки стен Тюрьмы Невидимых?
- Это именно то, что я хотел бы знать.
Я вздохнула и потерла глаза. Еще больше вопросов. Они уже начали грызть мое здравомыслие.
- Ты устала, - сказал он мягко, - в эту ночь для любовников, где бы ты спала, МакКайла? В шелковом гамаке, привязанном под пальмами, раскачиваясь над тропическим прибоем, с нежным любовником Эльфом, который выполнит любое твое желание? … Ты бы разделила объятия с Принцем Фейри? Или ты бы поднялась по лестнице в разрушенный книжный магазин, чтобы спать одной в доме человека, который никогда не доверял тебе и никогда не будет доверять?
Упс.
Он коснулся моей щеки, скользнул пальцем по подбородку и поднял мое лицо.
- Какой красивой женщиной ты стала. Ты больше не ребенок, который приехал сюда несколько месяцев назад. Ты закалилась. Ты проявляешь силу духа и решимость, уверенность и целеустремленность. Но вот мудрая ли ты? Или тобой правит сердце, которое так глупо зациклилось на неправильном человеке? Как и большинство людей, ты не способна к изменениям? Изменение требует принятия ошибки. А Ваша раса предпочитает оправдывать ошибки, а не исправлять их.
- Мое сердце ни на ком не зациклилось.
- Хорошо. Тогда оно все-таки может быть моим, - он опустил свою голову и поцеловал меня. Я закрыла глаза и растворилась в нем.
Это был роман изменения, что кто-то верит мне, отвечает на мои вопросы, когда я спрашиваю, просто мил со мной и не отрицал свое эротическое очарование. Когда его Эльфийское имя скользнуло нежно в мой рот, дразня, предлагая, ожидая предложения поселиться там, я вдохнула в его поцелуй, а он выдохнул обратно.
Согласные, которые я бы никогда не смогла произнести, с гласными, состоящими из нежных арий, начали покалывать мой язык, в результате чего все мое тело вспыхнуло чувственным удовольствием.
Я вдыхала запах Эльфийского Принца и опьяняющий пряный аромат роз. Не плохой поцелуй для дня Святого Валентина, совсем неплохой. Требовало времени дать мне его имя, позволяя невозможным слогам работать нежно, медленно, пока наконец они поселились во мне и я взорвалась, вздрагивая в его объятьях. Я стояла в нише ВВ&В целуя его еще долго, после того как его имя стало снова моим.
Я все еще пылала, когда поднялась на лестницу и упала на кровать.


 
Дата: Вторник, 08.03.2011, 15:46 | Сообщение # 16

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 21, продолжение...

- Чувиха, что тут произошло?
Я уронила мою метлу напротив упавшего шкафа и повернулась, чтобы увидеть Дэни в дверном проеме книжного магазина, жующую протеиновый батончик. Ее глаза прищурились, изучая разрушения.
Утренний свет падал внутрь алькова, обрамляя каштановые волосы огненным ореолом. Несмотря на то, что день был светлый, почти безветренный - чудовищные 60 градусов после последнего снега - я не могла никак согреться, даже с двумя газовыми каминами.
- Закрой дверь, ладно? - попросила я. Мне всю ночь снилось Холодное Место. Не раз я была потрясена так что почти просыпалась - скользя в коварном течении, непонятный ужас охватывал меня - но каждый раз кошмар затягивал меня обратно.
Я взбиралась на ледяные скалы в поисках прекрасной печальной женщины, звала ее уверенная, что могу найти ее уже на следующей скале. Но на гребне каждой вершины, единственная вещь которую я находила, были десятки песочных часов с мелким черным песком быстро текущим в нижнюю половину.
Я металась от одних к другим, отчаянно переворачивая их, но они становились пустыми за секунды. За минуту до последнего пробуждения, я поняла причину, по которой не могла найти ее, я ждала слишком долго.
Время играет существенную роль, а я пришла слишком поздно. Она ушла. Надежда, как мелкие зерна черного песка, исчезла тоже.
Я упустила ее.
Я приняла душ и оделась, мой провал тяжелым грузом лежал на моих плечах. Отчаявшись добиться какого-либо успеха, я с метлой, мстительно атаковала мусор в разнесенном магазине. В течение нескольких часов я выбивала опилки и осколки из ковров Бэрронса. Сметала разбитое стекло в аккуратные кучки.
Дэни развязно вошла и закрыла дверь.
- В'Лейн сказал, что ты хочешь меня видеть. Не знаю зачем, но подумав, что я не так уж и занята сегодня, решила выслушать тебя. Надеюсь, что это будет другая фигня, ведь когда мы виделись в последний раз, ты вела себя так, будто мы и не были друзьями. - Она гордилась собой. - Он принес мне шоколад. Чувиха, как будто я его Валентинка или что-то подобное. Я и он, мы разговаривали. Я сказала, что мне почти четырнадцать и я собираюсь однажды отдать ему свою девственность.
Я застонала. Она уже сказала ему это? Прежде, чем посылать его за ней, я заставила его поклясться выключить смертельный эротизм.
- Мы будем иметь долгую дискуссию о твоей девственности и В’Лейне, как только все успокоится.
- Самые последние новости, Мак: они никогда не успокоятся. Мир. Что это такое. Это жизнь сейчас, - несмотря на ее кажущуюся развязность, ее легкомысленный тон, ее глаза были холодны. Настороженные.
Жестокие слова. Жестокая правда, чтобы терпеть. Я и не собираюсь.
- Это не останется так, Дэни. Мы не позволим.
- Что мы можем сделать с этим? Мир так огромен. Хотя, все не так уж и плохо. Пока ты ходишь и получаешь все своей стервозностью. Если подумать, то ты и я как горошины в Мега-стручке, при этом других овощей на тарелке нет. Пока ты ломала комедию и трахалась с Повелителем Монстров. Ты послала меня…
Она бросила на меня взгляд, полный слов, которые она никогда не произнесет: Ты бросила меня. Одну. Я здесь, но лучше не будет. Она вытащила яблоко из кармана и начала жевать его.
Прошлой ночью, перед тем как В’Лейн ушел, я попросила его найти ее этим утром и сказать ей, что Бэрронс никогда не был мертв, что я была под прикрытием, и я извиняюсь за обман. Но извинения по доверенности не могли заменить настоящих. Она хотела слышать их от меня. И я хотела сказать их.
- Я сожалею, Дэни. Я очень не хотела причинять тебе боль.
- Чувиха, расслабься. Ты не обидела меня. Для этого нужно что-то большее. Представим, что у тебя был ПМС. Не более. Просто хотела услышать от тебя, что ты была стервой.
- Я была стервой. И может тебя это и не беспокоило, но меня сводило с ума. Простишь?
Она вздрогнула и одарила на меня растерянным взглядом. В аббатстве быстро развивающийся, одаренный подросток удостаивался 2 видов общения: выполнение приказов или игнорирование. Я сомневалась, что хоть кто-нибудь когда-либо потрудился извиниться перед ней.
- Сказать, что ты была стервой было уже достаточно, черт побери! Прекрати быть такой слюнявой, как взрослые. Она обошла разломанный кассовый аппарат и попыталась ослепить меня улыбкой, но она вышла кривой. - Итак, что это было? Миниторнадо прошелся?
- Сними пальто, - я уклонилась от ответа. Едва ли я могла рассказать, что после того как я убила Бэрронса, он был так зол на меня, что разгромил книжный магазин.
- Ладно. Проехали.
Она пожала плечами и пальто соскользнуло, образовав лужицу из черной кожи на полу. На ней были обтягивающие черные джинсы с заниженной талией, толстый свитер и черные высокие сапоги. Ее зеленые глаза блестели.
- С Книгой, меняющей людей словно попутки и разведывании куда она отправится дальше, скоро мы все будем одеваться как шлюхи, да? В обтягивающее или кожу. Чувиха, всю мою жизнь все чего-то требовали от меня, особенно некоторые жирные курицы из аббатства, считающие меня вульгарной особой в их глазах. Выпечка помогает держаться на ногах, как верблюду, вот!
Я прикусила губу, чтобы не рассмеяться. В этом была вся Дэни. Ни грамма такта. Как будто мир крутится вокруг нее, она была, такой какой была, без запретов.
- Не все обладают супер скоростным метаболизмом, - сказала я сухо.
Я бы все отдала за него. Я бы ела шоколад на завтрак, пирожные на обед, а пирог на ужин.
Она закончила с яблоком и кинула его в кучу.
- С нетерпением жду Бэрронса, - сказала она с энтузиазмом. - А ты? Нет, думаю, что тебе все равно. Ты видела его голым. Сколько? Месяцы. Не так ли?
На какое-то время, возникло сильное желание вцепиться в барную перегородку. Я как будто снова оказалась на полу, наблюдая за тем, как через всю комнату проходит обнаженный Бэрронс и я говорю ему, что он самый красивый мужчина из всех, каких я только встречала. Я резко сменила тему: - Что твориться в аббатстве? Я знаю, что ты от туда съехала, но все же, что там происходило прежде, чем ты это сделала?
Ее лицо помрачнело: - Хреново Мак. На самом деле все хреново. А что? Ты собираешься туда вернуться? Должна сказать - не думаю, что это хорошая идея.
Хорошая идея или нет, у меня не было выбора. По словам Наны, когда Синсар Дабх сбежала из аббатства двадцать с лишним лет назад, моя мать была Лидером Хевена. Если верить Риодану, весь Хевен был стерт с лица земли той ночью, за исключением моей матери.
Нана назвала меня Алиной.
Судя по словам Риодана, Алина была единственным ребенком, которого когда-либо имела Исла. Пытаться допросить Риодана - бесполезно, учитывая его молчаливость и то, что в настоящее время он мертв, и я понятия не имела, сколько еще так будет. Выбор оставался между Наной и аббатством.
Аббатство было ближе, а его обитатели не были почти столетними, старыми и склонными к засыпанию в середине предложения.
Настоящие члены Хевена могли быть мертвым, но некоторые из маминых ровесников могут еще быть живыми, даже после недавней резни Книги. Другие, помимо Ровены, знали мою мать. Другие знали что-то … даже если только слухи — о том, что произошло той ночью.
Еще были библиотеки и в них я должна попасть. Защита, которую я не смогла преодолеть, вызвала судороги даже у В'Лейна. Кстати, я забыла спросить его о том, что произошло с ним в тот день, когда я вызвала его в аббатство.
Я сделала заметку, что расспрошу его в дальнейшем. Так же меня тешила мысль, противостоять Ровене и попытаться добиться от нее правды.
Я задумалась, если старуха обладает психологическим принуждением, как считал Дэррок, можно ли противопоставить его моей недавно обнаруженной силе. Единственным, что сдерживало меня от проверки этого то, что я знала, что если бы я не сожгла тот мост, я бы сожгла землю, на которой я стояла, вместе со всеми ши-видящими.
Согласились ли они на самом деле с решениями Ровены, большинство ши-видящих были более чем лояльны к ней. Другая сдерживающая меня причина была в том, что я была не уверена какого рода и на что направлена была эта энергия, что бы кого-то подставить, после чего ГрандМистрисс смогла бы использовать это против меня. Кроме того, что если все руны, которыми я обладаю, являются паразитами неизвестного вида, которые могут нанести урон нашему миру?
Однако было и другое оружие в моем распоряжении, которое можно попробовать. Я стала хорошо владеть Гласом и могла легко объяснить это как искусство Друидов, которому обучилась у Бэрронса.
- Мне нужны ответы, Дэни. Ты со мной?
- Ро сорвется с катушек, если поймает нас, - предупредила она. Глаза взволнованно блестят и ее очертания начали стираться.
Я улыбнулась. Я любила эту малышку. Мы снова были вместе. Одной раной в сердце стало меньше.
- О, она определенно собирается нас поймать. А я собираюсь перекинуться парой слов со старушкой, - если что-то пойдет не так, я сдержу свою силу и позволю Дэни умчать нас оттуда или вызову В'Лейна, - Хочешь пойду одна?
- Ты прикалываешься, да? Я не пропущу этот мировой концерт!

 
Дата: Вторник, 08.03.2011, 18:59 | Сообщение # 17

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 22, часть 1.

Перевод: Catharin, MacV, Dekorf, Desirous, puse4ka375, yulyakulyk, Svetyska, LenaT
Вычитка: Dekorf

Даже с Дэни, которая передвигается на суперскорости, они нашли нас в южном крыле меньше чем за три минуты.
Ро, должно быть, установила новую защиту, которая информировала ее, ощутив, что мы вошли в аббатство.
Мне интересно, как она это сделала, похоже на колдовство требующее волос, крови, или ногтей.
Я представила, как старуха стоит над кипящим котлом, бросает туда какие-то ингредиенты, помешивает все это и кудахчет с восторгом.
Однако, как-то ей это удалось. Группа ши-видящих во главе с Кэт противостояли нам на пересечении двух коридоров прежде, чем мы были даже на полпути к Запрещенной Библиотеке, в которую, я уже врывалась в прошлый раз, когда была тут. Тогда я оставила нашу группу поиска, и попыталась пройти вниз мимо голографической охранницы в еще один, казалось бы "тупиковый" зал аббатства.
Как и мы, они были одеты в удобную, обтягивающую одежду, чтобы Книге негде было спрятаться. И казалось, что с вещами в аббатстве напряженка.
- Что в сумке? - потребовала Кэт.
Я раскрыла полиэтиленовый пакет, прихваченный с собой из продовольственного магазина и показала ей, что в нем нет Книги. Как только они убедились, что я ничего не скрываю, до них, наконец-то дошла суть происходящего.
- ГрандМистрисс сказала, что ты умерла, - сказала Джо.
- Затем она сказала, что ты не умерла, но мы должны считать тебя мертвой, потому что ты приняла сторону ГроссМейстера, как Алина, - обвинила Клэр.
- Но ты ведь не сестра Алины, так ведь? - потребовала Мэри.
- После того, как мы навестили Нану О'Райли, - сказала Кэт, - Я разговаривала с Ровеной, и она подтвердила то, что сказала нам Нана о Лидере Хевена, об Исле О'Коннор. Но она сказала, что Исла умерла через несколько ночей после того, как Книга сбежала, и все думали, что Алина тоже умерла, хотя тело девочки никогда не находили. Несмотря ни на что, Алина была единственным ребенком. Итак, кто ты, Maк?
Десятки ши-видящих уставились на меня, ожидая ответа.
- Она не должна тебе отвечать, - сказала Дэни воинственно, - Но вы, блин, овцы ничего и не увидите, даже если это будет у вас перед глазами.
- Нет, видим. Мы видим ши-видящую, которой предположительно не существует. Это волнует нас, так и должно быть, - сказала Кэт. - Особенно, когда ты настроена защищать ее. Почему ты делаешь это?
Дэни сжала губы в тонкую линию и сложила худые руки на груди. Она топнула ногой и закатила глаза.
- Если вы не понимаете это или не хотите понимать, это еще не чего не значит … Это как думать, что кто-то умнее и быстрее, а значит и опаснее, только потому, что у него больше мозгов или быстрее ноги. Разве это справедливо. Разве пиплы не могут быть полезны, если они такие от рождения.
- Мы стоим и ждем, чтобы понять, - Кэт посмотрела на меня своими серыми глазами. - Так помоги нам, Мак.
- Это правда? - решительно спросила я. – Что эмоциональная телепатия - твоя способность ши-видящей?
Внезапно смутившись, Кэт заправила рубашку и пригладила волосы.
- Где ты об этом услышала?
Я вытащила записи Дэррока из полиэтиленового пакета, и шагнула вперед, предлагая их, а она встретила меня на середине пути, чтобы забрать их.
Я достала не все из моей битком набитой сумки, а только то, чего достаточно для жеста доброй воли. Я не дала бы и крысиной задницы за то, что Ровена думает обо мне, но я хотела быть с ши-видящими.
Часть меня ненавидела это аббатство, где Ровена жестко контролировала силы ши-видящих, когда не удалось выполнить величайшую обязанность, которая у нее была. Часть меня все еще хотела принадлежать ему. Моя двойственность снова проявлялась.
- Я нашла их, когда была под прикрытием, - я сделала акцент на этом слове, - с Дэрроком. Нашла, в его пентхаусе. Он делал заметки обо всем, в том числе и о Невидимых, о которых я ничего не слышала, и которых не встречала. Я подумала, вы захотите добавить их в свои записи. Они будут полезными, когда вы столкнетесь с новыми кастами. Я не знаю, как он узнавал, что творится внутри этих стен, но у него должно быть кто-то внутри. - Дэни сказала мне, что кто-то мешал охранять мою камеру снаружи, когда я была При-йя. - Вам должно быть интересно, ведь он говорил, что у Ровены дар психологического принуждения, - сказала я многозначительно.
- Как мы узнаем, что эти бумаги не выдумка, которую ты сочинила самостоятельно? - потребовала Мэри.
- Решайте сами. Я сама себя защищаю.
- Ты не ответила на мой вопрос, - сказала Кэт. - Кто ты, Maк?
Я встретила безмятежный пристальный взгляд серых глаз. Кэт была единственной, кому я доверяла, она все продумывала и принимала мудрое решение. Стройная брюнетка была более жесткой, чем выглядела, уравновешенной, намного спокойнее, и я надеялась, что однажды она заменит Ровену в качестве ГрандМистрисс аббатства.
Это должность не требовала самой мощной силы ши-видящих, какой обладал Хевен, но требовала мудрости, женщину с долгосрочными целями и проницательностью. От Кэт веяло тихой одаренностью, почти полным отсутствием собственного "я", быстрым умом и твердым сердцем. В любом случае у нее был мой голос.
Если она действительно была телепатом, то она почувствует мою искренность, когда я расскажу ей столько правды, сколько знаю сама.
- Я не знаю кто я такая, Кэт. Я действительно верила, что я сестра Алины. И я все еще уверена, что это так. Нана сказала, что я выгляжу как Исла. Видимо достаточно того, как я выгляжу, она ожидала, что Алина появиться, когда вырастет. Однако, как и вы, я слышала, что у Ислы не было второго ребенка. Если это расстраивает вас, представьте, что это значит для меня, - я выдавила горькую улыбку, - Вначале я узнаю, что приемная, теперь выясняется, что меня не существует. Но вот шокирующее и для вас, Кэт: Согласно записи Дэррока, он знал реальное происхождение ши-видящих. Предположительно …
Три пронзительных свистка рассекли воздух, и ши-видящие застыли в ожидании.
- Достаточно! - скомандовала Ровена, она плыла за ними, одетая в элегантный, хорошо сидящий королевско-голубой костюм, ее длинные белые волосы заплетены в царственный венец вокруг ее головы. В ушах и на шее был жемчуг и крошечные жемчужины на цепочке на которой висели ее очки. - И это все! Задержите предательницу и ведите ее за мной. И Дэниэль Меган О'Мэлли, если ты думаешь, хотя бы на одну проклятую секунду, усвистеть ее отсюда, подумай дважды. Будь очень, очень осторожна, Дэниэль.
Обернувшись к Кэт, она сказала, - Я отдала приказ. Выполнять, сейчас же!
Кэт посмотрела на Ровену.
- Она сказала правду? Ваша способность - психологическое принуждение?
Брови Ровены сошлись над ее тонким, заостренным носом. Голубые глаза сверкали. - Ты поверишь ее лжи об утверждениях бывшего Эльфа, не смотря на то, что я говорила вам? Оо, Я думала ты разумнее Кэт. Возможно, самая разумная из всех моих дочерей. Ты никогда не подводила меня. Не разочаровывай меня и сейчас.
- Моя способность - эмоциональная телепатия, - сказала Кэт. - В этом Дэррок был прав.
- Лучший лжец знает, как подсластить обман случайной правдой, придать ощущение убедительности. Я не принуждаю своих дочерей. И никогда не буду.
- Я сказала, что пришло время для правды во всём, ГрандМистрисс, - произнесла Джо. - Нас осталось только триста пятьдесят восемь. Мы устали от потери наших сестер.
- Мы потеряли больше чем наши сестры, - сказала Мэри. - Мы потеряли надежду.
- Я согласна, - сказала Клэр.
- Да, - пробормотали Джоси и остальные. Кэт кивнула.
- Скажи нам, что Дэррок думал о происхождении нашего ордена, Мак.
Ровена повернулась ко мне.
- Ты не посмеешь!
Я чувствовала это и раньше - небольшое давление на мой разум - и я задалась вопросом, использовала ли она его на мне всякий раз с той ночи, когда мы встретились. Невзирая ни на что, теперь это не было угрозой.
Я научилась сопротивляться Гласу, а давление, исходящее от нее было ничем, по сравнению с ним. Я на коленях, режу себя. С Бэрронсом. У меня был адский учитель. Я проигнорировала Ровену и обратилась к ши-видящим.
- Дэррок верил, что не Королева Видящих поместила Синсар Дабх в аббатство, чтобы укрыть на долгие годы..
Ровена покачала головой.
- Не делай этого. Они нуждаются в вере. Они еще молоды. Не в твоей власти забрать ее у них. У тебя нет доказательств.
Я почувствовала, что тонкое воздействие стало сильнее, когда она попыталась запугать меня.
- Ты знала. Ты всегда знала. Как и очень много других вещей, которые никогда не рассказывала им.
- Если ты веришь, что источник зла есть у тебя внутри, он может тебя поглотить. - Она искала мое лицо. - Оо, конечно, ты понимаешь это.
- Можно также и утверждать, что источник зла существует и у тебя внутри, но у тебя есть возможность научиться управлять им, - возразила я.
- Можно утверждать, что неведение - безопасность.
- Безопасность - это ограждение, а заборы для овец. Я лучше бы умерла в двадцать два, зная правду, чем жила бы в клетке лжи сто лет.
- Ты так уверена в этом. Если бы это можно было проверить. Интересно, где бы ты была.
- Иллюзия не заменит жизнь, - сказала я.
- Оставь им священную историю, - ответила Ровена.
- Что, если она не является такой уж священной? - спросила я.
- Расскажи нам, - потребовала Клэр. - Мы имеем право знать.
Ровена отвернулась и посмотрела на меня со стороны, как будто я была слишком гадкой, чтобы разговаривать со мной напрямую.
- Я знала, с самого начала, как только тебя увидела, что ты попытаешься уничтожить нас, MакКайла, или как там тебя. Мне следовало тебя усыпить.
Кэт резко вздохнула: - Она человек, а не животное, Ровена. Мы не усыпляем людей.
- Верно, Ро, - сказала сурово Дэни. - Мы пиплов не усыпляем.
Я посмотрела на Дэни. Она уставилась на Ровену суженными, переполненными ненавистью глазами. О да, для правды в этих стенах в прошлый раз было слишком рано, не зависимо от того - понравилась бы она кому-то или нет. Может Дэррок был и не прав. Может то, что он написал, было просто догадкой. Но мы не должны сомневаться в этом только потому, что мы отказались это рассматривать. А не выясненные сомнения имеют неприятную тенденцию расти. И одно сомнение постоянно росло в моей голове, в моем сердце, даже сейчас.
- Ровена права, - уступила я. - Я не знаю, прав ли был Дэррок или нет. Но вы должны знать, что Бэрронс тоже это подозревает.
- Расскажи нам, - потребовала Кэт.
Я сделала глубокий вдох. Меня это задевало, а я ведь не потратила всю жизнь на изучение убеждений ши-видящих.
Прежде чем принести им эти записи Дэррока, я пролистнула их еще раз. Далее на страницах, он описывал это не как пустую гипотезу а как факт: Темный Король создал ши-видящих.
- Дэррок полагал, что именно Темный Король был тем, кто заманил в ловушку Синсар Дабх и создал для неё тюрьму, здесь, в нашем мире. Так же он считал, что Король создал тюремных стражей, - я заколебалась, затем мрачно добавила: - Ши-видящих. Согласно Дэрроку, они были последней кастой Невидимых, которую создал Темный Король.
Вы могли бы услышать, даже, как упадет булавка. Никто ничего не говорил. Никто не двигался. Теперь, когда наступила тишина, я обратила внимание на Ровену. Сомневаюсь, что ей было известно, о моей осведомленности: - Расскажи мне, что говориться в пророчестве, Ровена.
Она фыркнула и отвернулась.
- Мы можем пойти легким путем или тяжелым.
- Малышка Баллокс (*Ballocks- сокращенное от- «bollock-dagger» в дословном переводе — «кинжал с яйцами» или «кинжал с мошонкой». Оружие используемое Гардой средневековья в кельтской культуре - у основания рукояти оружия, по обе стороны имеются два шарообразных выступа). Мы не будем это обсуждать, и все тут.
- Скажи мне, что говориться в пророчестве, Ровена, - я снова спросила, но на этот раз я использовала Глас, чтобы ею командовать. Эхо вторило мне от каменных стен аббатства. Ши-видящие заволновались и стали шептаться.
Выкатив глаза, сжав руки в кулак, Ровена стала выплевывать слова на языке, который я не понимаю.
Я собиралась приказать ей говорить по-английски, когда Кэт кашлянула и шагнула вперед. Её лицо было бледным, но голос был спокойным и решительным, когда она заговорила: - Не надо, Мак. Не нужно ее принуждать. Мы нашли книгу содержащую пророчества в Закрытой библиотеке, когда ее вскрыли. Мы можем сказать тебе все, что ты захочешь знать.
Она протянула руку за бумагами, которые я привезла: - Можно?
Я отдала их ей.
Она посмотрела пристальным взглядом: - Ты думаешь Дэррок был прав?
- Я не знаю. Я могу применить Глас к Ровене и посмотрим, что она знает. Я могу полностью допросить ее.
Кэт оглянулась назад на Ровену, которая все еще говорила: - Это - старый ирландский гэльский язык, - сказала она, - Нужно время чтобы перевести это. Пойдем с нами. Но утихомирь её, хорошо? - она передернулась, - Это не правильно, Мак. Это похоже на то, что ты сделала с Наной. Наша воля должна принадлежать нам.
- Ты можешь говорить это, зная, что она вероятно использовала принуждение на всех вас в течение многих лет?
- Ее мощь и рядом не стояла с твоей. Есть соблазнение и есть насилие. Некоторые из нас подозревали, что она применяла... принуждающие способности. Однако, она принимала мудрые и справедливые решения.
- Она обманывает вас, - сказала я. Кэт была гораздо более снисходительной, чем я.
- Остановись. Небольшая, но важная разница Мак. Она была права о вере. Если бы нам сказали в детстве, что мы можем быть Невидимыми, мы возможно пошли совершенно другим путем. Освободи её. Я прошу тебя.
Я долго смотрела на Кэт. Я подумала, а вдруг она обладает еще чем-то помимо эмоциональной телепатии, своего рода эмоциональным бальзамом, которым она может пользоваться, если пожелает. Пока я смотрела ей в глаза мой гнев на Ровену, казалось уменьшился. И я увидела зерно истины в словах Кэт.
Алина и Кристиан назвали бы это "ложь во спасение". Я подумала, а что если бы мне кто-нибудь сказал, когда мне было, скажем девять или десять, что я принадлежу к касте Невидимых и я бы думала, что мне предназначено быть плохой и никогда бы даже не пыталась быть хорошей - какой бы был в этом смысл.
Я вздохнула. Жизнь была настолько сложной.
- Забудь о пророчестве, Ровена, - скомандовала я.
Она немедленно прекратила говорить.
Кэт подняла брови, и изумленно посмотрела: - Ты действительно хочешь, что бы она это забыла о нем?
Я вздрогнула. - Не забывай его! Просто перестань говорить о нем!
Но было уже поздно. Я Гласом приказала забыть его, и могла сказать по виду призрения на лице старухи, что каждое его слово было стерто в ее голове.
- Ты опасна для всех нас, - надменно сказала она.
Я пригладила руками волосы. Глас был коварен.
- Мои дочери расскажут тебе о пророчестве, а я не помню благодаря твоей неумелости в искусстве Друидов. Они расскажут тебе свободно, без принуждения. Но ты будешь должна согласиться на мои условия: Ты работаешь с нами и ни с кем больше. Если я вспомню .. но мы ведь знаем, что нам нужно. Ты будешь выслеживать ее, а мы будем делать все остальное... - она замолчала потирая лоб.
- Пять друидов и камни, - выдала Кэт.
- Вы нашли пророчество и оно, фактически говорит нам, что делать? - спросила я.
Кэт кивнула.
- Я хочу увидеть его.


 
Дата: Вторник, 08.03.2011, 19:05 | Сообщение # 18

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 22, часть 2.

Мы собрались в Закрытой Библиотеке, в небольшой комнате без окон, которая меня избалованную BB&B не впечатлила, когда я увидела ее впервые.
Десятки ламп располагались на низком потолке каменной комнаты, заливая мягким янтарным светом, достаточным чтобы держать Теней на расстоянии, но и достаточно рассеянным, чтобы не повредить древним выцветшим страницам.
Теперь, когда я смотрела вокруг, это действовало на меня иначе, чем в первый раз. За время моего отсутствия, ши-видящие разобрали беспорядок, откопали старые тома из сундуков, перенесли в книжные шкафы и сделали каталог для быстрого поиска.
Я люблю книги, это у меня в крови. Я бродила в сухом каменном помещении останавливаясь то здесь, то там, чтобы провести руками над ветхими переплетами. Мне хотелось прикоснуться, но боялась повредить.
- Мы скопировали и обновили все, - сказала Кэт. - На протяжении тысячелетий, только Хевену был разрешен доступ к этим историям и записям. За несколько веков, большинство из них могло бы превратиться в пыль, - она позволила Ровене увидеть легкий упрек, - А некоторые из них уже стали пылью.
- Ох, а если ты в один прекрасный день возьмешь мой скипетр власти, Катрина, -
- Сказала строго Ровена, - Ты придешь к пониманию краткости одной жизни и трудностям выбора того, что должно быть сделано.
- Пророчество, - нетерпеливо сказала я.
Кэт жестом показала нам всем на большой овальный стол. Мы вытащили стулья и расположились вокруг него.
- Мы перевели его как смогли.
- Некоторые слова написаны не на гаэльском, - сказала Джо, - По всей видимости, они придуманы самоучкой.
- Джо наш переводчик, - сказала Дэни, с гордостью и презрением одновременно, - Она считает это исследование - развлечением. Мать ее.
- Язычек! - Рявкнула Ровена.
Я закрыла на это глаза. Она все еще находилась в ступоре? Так или иначе, я уже привыкла ко всякими ее "мать ее", я теперь даже почти не считала это ругательством.
- Это больше не твоя забота. Ты мне не босс. - Дэни одарила твердым взглядом Ровену.
- О, а ты так счастлива, что сама по себе, не так ли Даниэла О'Мелли? Твоя мама восстала бы из могилы, если бы узнала, что ее дочь покинула аббатство, общается с принцем Фейри, и другими сомнительного происхождения. И никому не подчиняется в столь нежном возрасте.
- Можешь не болтать про нежный возраст, - рыкнула Дэни, - К тому же, мне скоро четырнадцать.
Широко улыбнувшись, она обогнула стол.
- Двадцатого февраля. Не забудь. Я люблю шоколадный торт, и без желтого цвета. Ненавижу фрукты на моем торте. Шоколад на шоколаде, чем больше, тем лучше.
- Если вы обе не можете замолчать, проваливайте, - сказала я.
Книга которую открыла Кэт была удивительно маленькой, тонкой, покрытая тусклой коричневой кожей и связанная заношенными кожаными шнурками.
- Морена Бин жила в этих стенах чуть более тысячи лет назад.
- Ши-видящая, чей дар был предвидение? - догадалась я.
Кэт покачала головой.
- Нет, она была прачкой в аббатстве. Они звали ее Безумной Морри за ее бредни и высмеивали за упорство, с которым она доказывала, что ее сны были также реальны, как и события, в которых мы жили. Безумная Морри верила, что жизнь формируется не из прошлого или настоящего, а из случайностей. Она полагала, что каждое событие было новым камнем, брошенным в озеро и вызвавшим рябь, что те почитаемые женщины, для которых она трудилась, были слишком глупы, чтобы увидеть это. Она утверждала, что видит целое озеро, каждый камень. Она говорила, что не была сумасшедшей, что она просто потрясена им, - Кэт слегка улыбнулась, - Многое из того, она написала не имеет никакого смысла. Если что-то и случилось, мы не можем связать это с тем временем или понять ее знаки. И если все, что она написала на этих страницах идет в том же порядке, то мы только в начале ее предсказаний. Целых двадцать страниц она рассказывает о побеге Синсар Дабх.
- Она на самом деле называет ее так?
- Здесь не все так ясно. Она пишет о великом зле, что дремлет под нашим аббатством, которое убежит опираясь на "одну из высшего круга".
- Прачка знала о Хевене? - воскликнула я.
- Вроде как нет, держу пари она подслушала, - высказалась Ровена. Я закатила глаза.
- Элита до мозга костей, не так ли?
Кэт вытащила лист из желтого блокнота в котором Джо написала перевод и передала его мне.
- Там огромное количество бреда до того как она попадает в точку, - сказала мне Джо, - Это была прачка из 1000 год н.э., которая никогда не видела машину, самолета, сотового телефона, землетрясения и не было слов, чтобы описать эти вещи. Она рассказывает "об этом дне" много и утомительно, в попытке определить, когда это событие произойдет. Я сосредоточилась только на переводе только того, что относилось к Синсар Дабх. Я все еще работаю над остальными ее предсказаниями, но медленно.
Я просмотрела ее, желая найти доказательства моей героической роли или по крайней мере не найти злодейской.
- Зверь вырвется на свободу и принесет бедствия земле. Он не может быть уничтожен. Он не может быть поврежден. Как у порочного дерева, у него вырастут новые ветви. И должны они переплестись. (или Окружены стеной? Ограждены?) Из могущественных родословных придут двое: если один умрет молодым, второй, переживший смерть, будет охотиться за ним. Положив сокровища из ледяных скал на восток, запад, север и юг, три человека сделаются одним. Пятеро из тайных границ будут распевать, пока камни лежат, и один чистый от огня (или сожженный на костре?) сможет вернуть его обратно, откуда он сбежал. Если выжившим... завладеет (не уверена в этом слове... измененным?) запечатает в его сердце тьму, он будет смотреть в оба.
- Копец - чувиха! Кто пишет такую чушь? - Воскликнула Дэни заглядывая через мне через плечо.
Джо хмыкнула: - Я сделала все что могла, эта женщина не пишет ни одного одинакового слова дважды.
- Вряд ли ее убило бы немного точности! - проворчала Дэни.
- Она возможно думала, что она достаточно точна, - произнесла я. Особенности языка постоянно изменяются, особенно диалект и сленг, - Реально, Дэни, кто бы смог перевести "копец - чувиха" тысячу лет назад?
Это был не просто язык, составляющий сущность. Само соединение сновидений было трудным. Я была так обеспокоена снами о Холодном Месте в средней школе, что наконец рассказала папе о своем повторяющемся кошмаре. Он попросил меня описать его, и вместе мы попытались понять, что он значит.
Рациональный, прагматичный Джек Лейн считал, что мозг как огромный компьютер, а сны были способом мозга копировать и сохранять события дня в подсознании, запоминая воспоминания и планирование уроков. Но он также считал, что если сон продолжает возвращаться, это предполагает, что разум или сердце имеет серьезные проблемы чем-то.
Он предположил, что мой сон отражает естественный страх ребенка о потере матери, но даже в десять лет это звучало неправдоподобно для меня. Теперь я задумалась, а что если папа в тайне от меня волновался, что возвращающийся сон имел отношение к моей биологической матери, которую я потеряла, и, возможно, я была загнана в ловушку где-нибудь в холоде и была вынуждена смотреть, как она умирает.
Также думала и я до моего недавнего переживания в Белом Дворце с Королем и его возлюбленной. Тогда я поняла, что она была женщиной из моих снов. Я была связанна своим последним сном, где наблюдала за ее смертью, я будто погибала сама. Теперь я обеспокоена совсем другой возможностью.
Несмотря на это, когда я пыталась описать Холодное Место из моего сна, получалось словно пророчество: смутное, неясное и сбивающее с толку, как и ад.
- Кроме того, нам кажется, что мы разобрались с этим, - сказала Джо.
- Слово "Келтар" имеет магическое значение. Клан Келтаров или МакКелтаров служил в качестве Друидов Туата Де Дананн на протяжении тысячи лет, когда еще Фейри жили среди нас. Когда Договор был заключен и Фейри ушли из нашего мира, они оставили Келтаров отвечать за сохранение Договора и защиту старых знаний.
- И мы узнали, что пять мужчин - Друидов сейчас живы, - произнесла Мэри.
- Дэйгис, Драстен, Кейон, Кристиан и Кристофер, - перечислила Джо. - Мы уже отправили им сообщение с просьбой присоединиться к нам.
К сожалению, Кристиан был проблемой.
-Ты сказала, что знаешь, где эти четыре камня, - сказала Кэт.
Я кивнула.
- Таким образом, все что нам нужно - это ты, чтобы сказать, где находится Книга, и один из Келтаров, чтобы взять и принести ее сюда. Четыре камня, разложенные вокруг Книги и пятый внутри нее, связанные песней, они знают, как это сделать. Кажется, один из них знает, что нужно делать в конце. Я говорила с одной из их жен и, кажется, она поняла, что подразумевается под "заселенным и хладнокровным".
- Поместить куда?! - переспросила я, пристально наблюдая за Ровеной. Это выглядело так, как будто моя роль была только найти Книгу. Всё это время я чувствовала, что я должна сделать многое, но мое участие в пророчестве действительно было небольшим. Плохо, что в пророчестве ничего не было обо мне. Только то, что Алина могла умереть, а я могла пережить смерть. Только это. Я почувствовала, как огромный груз свалился с моих плеч. Было пять человек, ответственных за большую его часть. Мне хотелось поднять руки вверх и крикнуть - Да!
- Где она была раньше, - произнесла я холодно.
- В тот коридор, Дэни сказала, ты не можешь пройти, - сказала Джо. ГрандМистрисс кинула нее подавляющий взгляд.
- Ты можешь пройти мимо женщины, которая охраняет ее? - спросила я Ровену.
- Не мучай себя моими обязанностями, девочка. Я делаю свою работу. Ты свою.
- Даже В'Лейн не смог обойти ее, - удивилась я. - Интересно почему.
- Ни один Эльф не может, - самодовольство сочилось из ее слов, и я знала, что это дело ее рук.
- Кто эта женщина, которая охраняет вход?
Джо ответила: - Последний известный лидер Хевена.
Имя действующего лидера Ровена держала в тайне.
- Ты имеешь в виду мою мать?
- Исла не была твой матерью! У нее был только один ребенок, - бросила Ровена.
- Тогда кто я?
- Вот именно.
Она удосужилась попробовать меня осудить и казнить, всего один словом.
- В пророчестве сказано о двоих. Одна умрет молодой, другая переживет смерть.
Если бы мы были одни, я не была уверена, как далеко бы я зашла, чтобы получить ответы от нее. Но я и так знала достаточно: я была бы недовольна собой, когда все закончилось бы.
- Может и нет, прачка съела кусок тухлой рыбы, смотрела сны на тяжелый желудок, а потом объявила себя пророком. Слово - родословные. Множественное число.
- Писала она, просто ужасно. Много лишних букв в словах, - сказала Джо.
- Тебе нужно будет как-то сбалансировать эти специфические слова, - произнесла я холодно.
- Эльф здесь не будет присутствовать, когда мы будем запирать эту мерзость!
- В'Лейн не отдаст мне камень, - ответила я ей. - И нет способа, чтобы он просто передал мне его.
- Расставь ноги для другого Эльфа и соблазни его, - сказала она решительно, - тогда ты сможешь достать у них все камни. Здесь ты не нужна, когда будет выполняться ритуал.
Мои щеки покраснели. Я была в ярости. Эта старуха забралась мне под кожу как никто не смог. Я подумала, если моя мать - Исла, исправилась я поспешно, - чувствовала тоже самое.
Я была так рада узнать о моей биологической матери, а теперь, когда каждый говорит мне, что у нее был только один ребенок, я чувствовала, что не только моя мать была украдена у меня, но и моя сестра тоже. Я еще никогда не чувствовала себя такой одинокой за всю мою жизнь.
- Пошла к черту, старуха, - ответила я.
- Не трать на меня силы, - возразила она, - У меня нет ни одного камня.
- Что ты сказала мне однажды? "Жди"… я запомнила, - я использовала Глас на полную мощность, когда приказала, - Заткнись, Ровена.
- Мак, - предупредила Кэт.
- Значит она может меня унижать, а я не могу даже сказать, чтоб она заткнулась?
- Конечно можешь, но только на равных, без принуждения. Ты употребляешь силу, когда в этом нет нужды, ты можешь потерять свою человечность. У тебя вспыльчивый характер и горячее сердце. Тебе следует остудить их.
- Ты можешь говорить, Ровена.
Глас никогда не звучал так слабо, когда Бэрронс использовал его.
- Твоя преданность должна быть на первом месте для нас, ши-видящих, - произнесла она медленно.
- Ты хочешь вернуть стены обратно, Ровена? - потребовала я.
- Ооо! Конечно же да!
- Тогда Светлые должны быть привлечены. Как только Книга будет перезахоронена, Королеве следует приступить к поиску Песни Творения…
- Песня Творения в Синсар Дабх?! - воскликнула она.
- Королева верит, что ее фрагменты в книге, и она сможет заново восстановить Песню.
- А ты уверена, что хочешь, чтобы это произошло?
- А ты не хочешь закрыть Невидимых снова?
- Я хочу. Но они обходились и без Песни Творения до того, как мы столкнулись с ними. И если Фейри заново восстановят мелодию, их власть будет безгранична. Есть ли у тебя предположения, на что походили те времена? Ты уверена, что человечество выживет?
Я смотрела на нее в установившейся тишине. Я была так сосредоточена на повторном заключении Невидимых в тюрьму и отправке Светлых ко Двору, что не обратила внимание на последствия восстановления Песни Творения Эльфами. Должно быть, это отразилось на моем лице, потому что тон Ровены смягчился, когда она сказала: - Ох, так значит ты не полная дура.
Я ответила на ее взгляд.
- Я была занята в последнее время. И я быстро научилась Гласу, не так ли? Но сейчас у нас есть другие, более важные проблемы. Я знаю Кристиана МакКелтара, и он пропал. Он в ловушке, в Зазеркалье с Хэллуина. Мы не сможем ничего сделать, пока не найдем его.
- В Зазеркалье? - воскликнула Кэт, - Мы не можем пойти в Зазеркалье! Никто не может!
- Я сама там была недавно, это можно сделать.
Ровена оценивала меня. - Ты была в Зазеркалье?
- Я стояла в Зале Всех Дорог, - сказала я, и удивилась услышав гордость в своем голосе. Я наконец позволила себе задать вопрос, который грыз меня с тех пор как я услышала эти два пророчества, и в одном из них я якобы обрекаю мир. Неужели это про меня? Или это также расплывчиво? - Я слышала, что было два пророчества. Где другое?
Кэт и Джо обменялись тревожными взглядами.
- Прачка что-то написала в низу страницы о том, сколько камней должны быть брошены в озеро в любой момент, и что некоторые из них весомее, значимее, чем другие. - Сказала Джо. - Она утверждала, что видела десятки таких камней, и только два казались нужными. Первый может спасти нас. Второй, вероятно, обречет нас.
Я кивнула с нетерпением: - Я знаю. Так что во втором пророчестве?
Кэт передала мне тонкую книгу: - Переверни страницу.
- Я не могу читать на гаэльском.
- Просто переверни её.
Я перевернула. Поскольку чернила, которые она использовала проникали сквозь страницы тонкого пергамента скрепленных в тонкий журнал, Безумная Морри писала только на одной стороне листа. Следующая страница отсутствовала. Мелкие кусочки пергамента и рваные нитки торчали из переплета, - Кто-то вырвал ее? - сказала я недоверчиво.
- Приличное время назад. Это один из первых томов, которые мы занесли в каталог, когда ты сняла охрану защищающую библиотеку. Мы нашли её открытой на столе, этой и нескольких других страниц не было. Мы подозреваем, что это был тот, кто разрушил охрану твоей клетки, когда ты была При-йя, - сказала Кэт.
- Предатель в аббатстве, - сказала Джо, - и кто бы он не был, он переводит лучше, чем я или вырвал страницы наугад.
- Обойти мою охрану и получить доступ к этой библиотеке, - Ровена добавила мрачно, - может только один из членов Хевена.


 
Дата: Среда, 09.03.2011, 20:59 | Сообщение # 19

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 23.

Перевод: Dekorf, MacV, desirous
Вычитка: Dekorf

Я припарковала Вайпер за книжным магазином и сидела разглядывая то, что когда-то было крупнейшей Темной Зоной города – полностью забитой Тенями, с одним гигантским аморфным жизне-высасователем, который казалось, наслаждался угрожая мне так, как я наслаждалась угрожая ему.
Я размышляла, где сейчас эта Тень. Я надеялась, что мне выпадет шанс поохотиться на нее и испытать некоторые из моих новообретенных рун, уничтожить её раз и навсегда. А поскольку она была большой, перед тем как бежала в ночь, когда погас свет в Дублине, я в настоящий момент полагала, что она может поглатывать небольшие города за один глоток.
Я посмотрела на гараж. Посмотрела на книжный магазин. Вздохнула. Я не заметила его. По иронии судьбы, теперь, когда я стала одержима размышлениями, кто и что я, я стала меньше беспокоиться о том, кто и кем был он. Я начала понимать, почему он всегда настаивал, чтобы я судила о нем по его действиям.
Что если ши-видящие действительно были кастой Невидимых? Что делать нам врожденно плохим? Или это, просто означает, что нам – как остальной части человеческой расы – придется выбирать быть добром или злом?
Я вышла из машины, закрыла её и повернулась к книжному магазину.
- Бэрронс сказал, что ты можешь ездить на его Вайпере? – сказал Лор позади меня.
Взявшись за ручку двери, я повернулась, крутя ключами на пальце.
- Собственность. Девять десятых закона.
Уголки его губ дернулись. – Ты слишком долго была рядом с ним.
- Где Фейд? Вы поймали его?
- Книга бросила его мертвым.
- И когда вы ждете его обратно? – спросила я сладко.
- Рассказывай. Что ты узнала в аббатстве?
- Ты думаешь, я буду сейчас отчитываться перед тобой?
- Пока Бэрронс не вернется и снова не возьмет тебя под контроль.
- Ты так думаешь? Он меня контролирует? - возмутилась я.
- Тебе лучше на это надеяться, потому что, если он не будет, мы тебя убьем. – Невыразительная угроза, с полным равнодушием. Это было ужасно. – Мы не существуем. Так было всегда. Так будет всегда. Если люди о нас узнают, мы их убиваем. Это не личное.
- Да иди к черту, если вы попытаетесь меня убить, я приму это чертовски личное.
- Мы не пытаемся. На данный момент. Рассказывай.
Я фыркнула, и повернулась, чтобы войти в магазин.
Он оказался позади меня, рука на моей руке, лицом в моих волосах, губами около моего уха. Он вдохнул. – Ты не пахнешь, как другие люди, Мак. Я удивляюсь, почему. Я не такой, как Бэрронс. Риодан слишком цивилизован. Я не страдаю проблемами Кастэо, а Фейд все еще веселиться. Смерть – моё утреннее кофе. Мне нравиться кровь и звук ломающихся костей. Это заводит меня. Скажи мне, что ты узнала о пророчестве и в следующий раз, принести мне книгу видящих. Если ты хочешь, чтобы твои родители оставались... нетронутыми, ты будешь сотрудничать только с нами. Ты будешь лгать всем остальным. Мы владеем тобой. Не заставляй меня преподавать тебе урок. Есть вещи, которые могут разочаровать тебя. Ты не поверишь, безумие могут вызывать определенные виды боли.
Я повернулась к нему лицом. С минуту он не позволял мне это сделать, вынуждая меня толкаться и отбиваться. Каждая частица его тела наэлектризована, как у Бэрронса и Риодана. И я знала, что он наслаждался этим, не исключено, что на уровне примитивной похоти, которую я не понимаю.
Есть вещи, которые могут сломать тебя, сказал он. Я чуть не рассмеялась. Он понятия не имел, что меня полностью сломало убеждение, что Бэрронс был мертв.
Один взгляд в глаза Лора и я решила, что буду ждать, пока Бэрронс вернется назад, чем заглаживать любую проблему с ним. – Ты думаешь, что Бэрронс пристрастился ко мне, - сказала я, - Это тебя беспокоит.
- Это запрещено.
- Он меня презирает. Он думает, что я спала с Дэрроком, помнишь?
- Его заботит, что ты спала с Дэрроком.
- Его также заботит, что я сожгла его ковер. Его не особо волнуют эти вещи, но ему нравиться думать о них, как о своей собственности.
- Вы двое сводите меня с ума! Пророчество. Говори.
Он допрашивал меня почти полчаса, прежде чем остался доволен. Я позволила взять себе спальню на четвертом этаже, устала до смерти. Моя комната была в беспорядке – обертки от протеиновых батончиков, пустые бутылки от воды и одежда повсюду. Я умылась, почистила зубы, скользнула в пижаму, и уже хотела влезть в постель, когда вспомнила про карту таро, которую дал мне прошлой ночью парень с мечтательными глазами.
Я покопалась в кармане пальто и вытащила ее. Обратная сторона была черной, покрыта серебряными символами и рунами, и похожа на серебряную гравюру, которую я видела в одной из трех форм Синсар Дабх – на древнем черном томе с замками.
Я перевернула её. МИР - было написано вверху.
Это была красивая карта, в обрамлении красного и черного. Женщина стояла в профиль к белому пейзажу с переливами синего, который выглядел ледяным, зловещим. На фоне звездного неба, вращались планеты перед ней, но она смотрела в сторону – не на мир вообще, а вглядываясь вдаль. Или она смотрела на того, кого нет на карте? Я не знала, значения карты таро МИР. Я никогда не увлекалась чтением карт. Мак версии 1.0 продумывала своё будущее предсказывая по картам таро, как смешно, это как вызывать мертвых на доске спиритических сеансов. Мак версии 5.0 с радостью принимает любую помощь, которую она может получить от любого источника. Я изучала её. Почему парень с мечтательными глазами оставил её для меня? Что я должна узнать из нее? Что мне нужно смотреть на мир? Что я отвлекалась на другие вещи и людей и не видела ясно? Что я действительно была человеком держащим судьбу мира в своих руках?
Независимо от того, как я отношусь к этому, карта подразумевает слишком большую ответственность. Пророчество давало ясно понять, что не ко всему я причастна.
Я засунула её между страниц книги лежащей около моей кровати, легла в постель и накрылась одеялом с головой.
В очередной раз, мне снилась печальная красивая женщина и снова у меня было двойственное чувство, видеть в её глазах мои, чувствовать её печаль и мою растерянность. Иди, ты должна спешить, ты должна узнать. Напряжение охватило меня.
Только ты можешь. Нет другого пути в ... Ее слова отскакивали эхом от скалы, утихая с каждым отголоском. Попытка ... так долго ... так тяжело ...
Тогда Темный Принц был рядом с ней.
Но он не был одним из трех, которые изнасиловали меня. Это был четвертый. Тот, кого я никогда не видела.
Это был странный способ познания во сне, я знала, что это был Война. Беги, прячься! - кричала она.
Я не могла. Мои ноги приросли к земле, глаза смотрели на него. Он был гараздо красивее, чем другие Темные Принцы и намного сильнее внушал ужас. Как и другие, он смотрел внутрь, а не на меня и его взгляд чувствовался, как бритва, прорываясь сквозь большинство моих надежд и страхов. Я знала, что специальностью Войны было не только сталкивать противостоящие группы, расы или населения друг на друга, но и находить внутренние противоречия и направлять их против самих себя.
Это был идеальный обманщик, разрушитель.
И я поняла, что Смерть не был тем, кого следует бояться. Война был тем, кто разрушает жизни. Смерть был просто убирающим парнем, дворником, заключительном актом.
Такое же черное ожерелье с серебряными нитями обхватывало шею Войны. Несмотря на калейдоскоп красок, мчащийся под его кожей, и золотые нимбы, окружавшие его со спины, я заметила черную вспышку перьев. У Войны были крылья.
Ты слишком запоздала, сказал он.


 
Дата: Среда, 09.03.2011, 21:22 | Сообщение # 20

Ликантроп
Группа: VIP
Сообщений: 258
загрузка наград ...
Статус:
Глава 24, часть 1.

Перевод: Catharin, MacV, LenaT, puse4ka375, Dekorf, Svetyska, desirous, yulyakulyk
Вычитка: Dekorf

- На следующее утро я проснулась от раздражающего, неприятного резкого звука. Села на кровати и оглянулась по сторонам. Этот звук раздался еще пару раз, прежде чем я поняла, что это было. Кто-то бросал камни в мое окно.
Я потерла глаза и потянулась.
- Иду, - заворчала я, и откинула покрывало. Наверно, это Дэни. С тех пор как отрубилась сотовая связь, а на двери магазина не было звонка, это был единственный способ, которым она могла привлечь мое внимание, если не считать ее вторжений.
Я отодвинула шторы и выглянула на улицу.
В'Лейн полулежал на капоте Вайпера Бэрронса, откинувшись на лобовое стекло. Хоть машина была не моя (ну мы это еще посмотрим), я моментально оценила нет ли на В'Лейне заклепок или других абразивных элементов, которые могли бы поцарапать краску. Я люблю спортивные машины. Все эти мускулы, как будто сделаны для меня. Я решила, что мягкое белое полотенце, свободным узлом повязанное на его талии, безопасный вариант, и он не собирался ничего царапать. Его прекрасное тело было как в золотой пыли, а глаза были сверкающими бриллиантами на солнце.
Я открыла окно. В комнату проник прохладный воздух. Температура понизилась и низко висящие облака стали еще ближе. Это был холодный и мрачный Дублин.
Он поднял чашку из Старбакса.
- Доброе утро, МакКайла. Я принес тебе кофе.
Я рассматривала ее наполовину с подозрением наполовину с тоской.
- Ты нашел открытый Старбакс?
- Я слетал в магазин в Нью-Йорке. Я измельчил кофейные зерна и сделал его сам. Я даже... как это сказать? Взбил в пену молоко. - Он поднял несколько пакетов.
- Заменитель или настоящий сахар?
У меня потекли слюнки. Сахар и кофеин с утра. Только секс мог сделать все лучше.
- Бэрронс рядом? - сказал он.
Я покачала головой.
- Где он?
- Занят на весь день, - соврала я.
- Что-нибудь неотложное на повестке дня?
Я прищурилась. В'Лейн говорил не так, как всегда. Обычно он говорил очень официально. Сегодня он звучал почти ... как человек. Я посмотрела на полотенце, пытаясь решить, может ли Книга быть под ним. Это было возможно.
- Не мог бы ты заменить полотенце чем-нибудь типа, ну, облегающих шорт?
Внезапно он стал обнаженным.
Определенно никакой Книги. - Верни полотенце назад, - быстро сказала я. - Почему ты так странно разговариваешь?
- Я? Я пытаюсь учиться у человечества, МакКайла. Я думал, что ты найдешь меня более привлекательным. Как я это делаю? Нет, подожди. Я использую человеческие сокращения. Ну как я?
Он был все еще обнаженным.
- Полотенце. Сейчас. И ты неправильно сократил слова. Ну ладно, все в порядке. В любом случае, сокращения от тебя звучат неестественно.
Он сверкнул ослепительной улыбкой.
- Я нравлюсь тебе таким, как я есть, Принцем? Это обнадеживает. Я пришел забрать тебя на день, на пляж. Тропический прибой и песчаные отмели. Кокосовые орехи и пальмовые деревья. Песок и солнце. Пойдем. - Он предложил руку. Это была не единственная его часть протянутая в мою сторону. Я была окружена сильно сексуальными мужчинами на каждом шагу.
- Полотенце, - потребовала я. Я прикусила мою нижнюю губу. Я не должна. У меня нет права. У меня вся тяжесть мира на плечах. У меня даже есть карта таро, чтобы доказать это.
- Я не знаю, почему тебе не доставляет удовольствие видеть меня голым? Я наслаждаюсь, видя тебя обнаженной.
- Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой на пляж или нет?
Его мерцающие глаза заблестели. - Ты приняла мое предложение. Я вижу это по твоим глазам. Они томно заблестели. Я нахожу это возбуждающим.
- Но не на пляж в Фейри - сказала я, - без иллюзий. Можешь ты перенести меня куда-нибудь типа Рио, в человеческом мире, где будут идти человеческие часы?
- Командуй мной, я твой, МакКайла. Мы проведем ограниченное количество человеческих часов, указанное тобой.
Я глубоко ошибалась. Я не могла сказать нет.
- Я возьму этот кофе - сейчас, - Я высунулась из окна, ожидая, что он всплывет вверх или что-нибудь подобное.
- Я не в состоянии услужить. Зашита одного параноика все еще активна. Она держит меня в нескольких футах от дома.
- Но не от его машины, - сказала я, растянув губы в улыбке. Бэрронс сошел бы с ума, узнай он, что В’Лейн коснулся его Вайпера. И растянулся на нем голый?
У него будет сердечный приступ.
- Я сдерживаюсь, что б не выжечь свое имя на краске. Боюсь, что тебе придется спуститься за своим кофе. Поторопись; пока он горячий.
Я пробежалась щеткой по волосам, плеснула водой на лицо, скользнула в шорты, топ, и шлепки, и десять минут спустя, была уже в Рио. Я не могу находиться на пляже и не думать об Алине. Я постоянно говорю себе, что когда все закончится, я попрошу В’Лейна снова сделать мне ее иллюзию, и мы проведем день играя вместе в волейбол, слушая музыку, и попивая Корону с лаймом. Я скажу ей прощай, раз и навсегда. Я отпущу гнев и страдания, запрячу красивые воспоминания той жизни, которую мы провели с ней, в священный уголок моей души и приму жизнь без нее.
Если бы Бэрронс действительно был мертв, и прошло бы достаточно времени, смогла бы я принять жизнь без него? Боюсь я это никогда не узнаю. Я обратила внимание на Принца Видимых, гуляющего рядом со мной. Я была рада, что он нашел меня сегодня утром. Если бы он этого не сделал, я бы вызвала его с помощью чувственной колючки его имени на моем языке. Мои сны прошлой ночью остались глубоко нерешенными. У меня были вопросы, и он был единственный, кто мог мне ответить.
Мы прошли небольшое расстояние по пляжу к паре блестящих шезлонгов, утопленных в белый песок вблизи от соленых брызг моря. Моя одежда растаяла и сменилась на ярко-розовый бикини и золотой цепочкой на талии, украшенной сверкающими камнями. Пляж был пуст. Я понятия не имела, был ли он обитаемым или это В’Лейн отослал их для уединения.
- Зачем цепочка на талии? - Он казалось испытывал любовь к ним.
- Когда я буду заниматься с тобой сексом сзади, я буду использовать ее чтобы притянуть тебя ближе, проникнуть глубже.
Я открыла рот и закрыла его. Я была дурой, что спросила.
- И теперь каждый раз, когда ты видишь, как она сверкает на солнце, ты будешь думать о сексе со мной.
Я опустилась в кресло и откинулась назад наблюдая за полетом птиц. Нежный прилив волн успокаивал мою душу.
- Бейсболку и солнечные очки, пожалуйста.
Он протянул руку и поправил кепку на моей голове, поддержал солнечные очки на моем носу. Я посмотрела на него. Он снова был голый, полотенце лежало холмиком между его ног.
- Я обнаружил, что кожа обгорает на солнце. Это очень неприятно.
- Это твоя настоящая кожа?
Он отодвинул ткань.
- Прикоснись. - Когда я не предприняла попыток сделать это, он сказал, - Я сожалею, что у тебя иммунитет ко мне. Обольщение такого человека как ты может занять вечность. Да, МакКайла, в этой форме моя кожа ничуть не менее реальна, чем твоя.
Напиток появился в моей руке, сливочная смесь ананаса, кокоса и пряного рома.
- Расскажи мне о Круусе, - сказала я
- Зачем? - спросил В’Лейн.
- Он интересует меня.
- Почему?
- Кажется, он как-то отличался от остальных Темных Принцев. Их имена не упоминаются. Что сделал Круус? Когда я встретила тебя в первый раз, ты предложил мне браслет Крууса. Почему ему дали такое название? Как Круус сумел проклясть Зеркала? Вероятно, что о нем существует на много больше историй, чем об остальных Принцах.
В’Лейн вздохнул с прекрасной человеческой мимикой. - Однажды тебе захочется поговорить обо мне. У тебя будет так много вопросов о моем существовании и положении в истории Фейри. Она гораздо величественнее и на много дольше, чем у Крууса. Он был совсем юным Принцем. Я могу предложить тебе больше.
Я выжидательно постукивала пальцами.
Его рука скользнула вдоль моей и его пальцы переплелись с моими. Она была теплой и сильной и ощущалась точно так же, как если бы была реально человеческой. Сегодня он действительно нацепил на себя человека.
- Я тебе уже рассказал о древней истории Фейри, больше, чем любой человек мог когда-либо знать.
- И я все еще знаю, только часть схемы событий. Ты говоришь, что ты хочешь, что бы я видела в тебе человека, доверяла тебе, но доверие исходит из разделения познаний и нахождении общей точки соприкосновения.
- Если другие из моей расы узнают, сколько я рассказываю тебе...
- Я бы рискнула. А ты?
Он смотрел на море, как будто искал мудрости в бирюзовых волнах. Наконец он сказал: - Как тебе угодно МакКайла, но ты никогда не должна выдать эти знания другому Эльфу.
- Я понимаю.
- Как только Темный Король был доволен тем, что он превзошел первоначальные, несовершенные попытки его экспериментов, которые привели к созданию низших каст Невидимых, он начал копировать иерархию Видимых. Он создал четыре королевских дома, темные копии королевских линий Видимых. Дом Крууса был последним, который он сотворил. Сам Круус был последним Невидимым, сотворенным когда-либо. К тому времени, когда Король начал работу над четвертым королевским домом, он уже был виртуозом создания своих детей-полукровок, даже без Песни Творения. И хотя со своими черными волосами, черными ожерельями и западающими в память голосами они никогда не походили на Видимых, но они все равно были достойными соперниками в красоте, эротизме и величественности для доминирующих Светлых Эльфов. Говорят, что Король остановился на Круусе, потому что знал, если он сделает еще одного "ребенка" - также как и в твоей истории - ребенок убил бы отца и захватил бы его королевство.
Я кивнула, вспоминая Эдипа (*Oedipus - древнегреческий миф. царь - искусный отгадчик загадок) по колледжу.
- В начале король радовался Круусу и свободно делился своими знаниями. Он нашел себе достойного партнера, который работал вместе с ним над превращением его возлюбленной в Эльфа. Круус был умен, быстро учился и изобрел много вещей. Браслет был одним из его первых творений. Он сделал его в качестве подарка Королю для его возлюбленной, когда она хотела его присутствия, она должна была только коснуться браслета и подумать о Короле, и он появлялся. Он также защищал ее от некоторых угроз. Король был в восторге от подарка. Вместе они переделали несколько амулетов, чтобы предоставить ей способность соединять иллюзии. Король в одиночку создал последний подарок, который отдал возлюбленной. Говорят, что она могла обмануть любого своими сотканными иллюзиями, даже его. Король предоставил Круусу огромный доступ к своим исследованиям, библиотекам и лабораториям.
- Но как ты получил браслет Крууса?
- Моя королева дала мне его.
- А как она заполучила его?
- Я полагаю, его забрали у Крууса, когда он был убит, а затем браслет передавался от Королевы к Королеве, для их защиты.
- Итак, в то время пока Король доверял Круусу все, что знал, он решил свергнуть его и похитить его возлюбленную?- спросила я.
Я не смогла сдержать осуждение в голосе.
- От кого ты это слышала?
Я заколебалась.
- Доверие должно быть взаимным, МакКайла, - упрекнул он.
- Я видела Кристиана в Зазеркалье. Он выяснил, что Круус ненавидел Короля, и хотел заполучить его возлюбленную. Он проклял Зеркала, чтобы держать Короля подальше от нее. Кристиан сказал мне, что Круус планировал забрать эту женщину себе и захватить власть во всех мирах внутри Зазеркалья.
В’Лейн тряхнул головой, его золотистые волосы мерцали на солнце.
- Все не так просто. Редко такое бывает. Говоря человеческим языком, во-первых, Круус любил Короля и ставил его превыше всего. Создатель расы Невидимых - создание исключительного совершенства. Если он действительно Эльф, то он из самой древней из самой чистой линии когда-либо существовавшей. Некоторые считают, что он Отец Всего. Говорят, что он пережил сотни Королев до той, которую убил. Многие формы, в которые он может превращаться, даже Эльфы не способны принимать. Согласно описанию, его громадные черные крылья способны укрыть целиком весь Темный Двор. Когда он пробовал принять человеческий облик, он должен был бы занять несколько тел и разделить себя на части. Он слишком обширен, чтобы находиться в одном смертном сосуде.
Я содрогнулась. Я видела тень этих крыльев в Белом Дворце. Я чувствовала, что его возлюбленная знает о них, и эмоционально разделяла ее восторг от прикосновения перьев к ее нагой коже.
- Я думала, Королева была самой могущественной представительницей вашей расы.
- Королева - наследница магии нашего народа. Это совсем другое. Эта магия никогда не принимала мужчину Истинной Расы, хотя...
- Хотя что?
Он искоса посмотрел на меня.
– Я слишком много тебе рассказываю, – вздохнул он, - И очень сильно наслаждаюсь этим. Много времени прошло с тех пор, как я встретил кого-то столь достойного откровенности. Существует древний миф что, если претендентов на матриархальный престол не будет, то магия выберет наиболее доминантного мужчину нашей расы. Некоторые говорят, что наши правители, как голова вашего Януса, как ваши инь и янь: Король - это мощь нашего народа, Королева - мудрость. Мощь опирается на грубую силу, мудрость черпается из истинного могущества. В гармонии Король и Королева правят объединенным двором. Мы же напротив, воюем. Мы противодействуем с тех пор, как Король убил Королеву.
– Но другие Королевы сотрудничали. Король может пойти на мировую?
- Он и не пытался. Повторяю, он отказался от своих детей. Когда он обнаружил свою возлюбленную мертвой, во имя искупления, он совершил то, что поклялся никогда не совершать. Излив все свои темные познания на страницы колдовской книги, он по неосторожности создал свое самое могущественное «дитя». А затем исчез. Ходят слухи, как среди Видимых, так и среди Невидимых, что он пытается - как у вас людей говорится о хромой лошади - добить ее, с тех пор. Охотник, который убил Дэррока, якобы собственность Короля сотни тысяч лет. Он переносил его из мира в мир, охотясь на своего заклятого врага. Король, как и остальные Эльфы, не любит ничего кроме собственного существования. Пока Книга свободна, он не знает покоя. Я также подозреваю, что если Король больше не использует Охотника, и Охотник сейчас в городе, тогда и Король тоже тут.
Я задохнулась. - Ты имеешь ввиду в Дублине?
В’Лейн кивнул.
- В человеческом обличии?
– Кто знает. Такого, как он, невозможно предугадать.
Он должен был бы занимать несколько тел. Я подумала о Бэрронсе и его восьмерке.


 
Форум » Гильдия переводчиков » Переводы сайта » Карен Мари Монинг - Лихорадка теней (серия Лихорадка - 5) (перевод сайта ЛОРЕЛ ГАМИЛЬТОН)
Страница 1 из 512345»
Поиск:
Статистика Форума
Последние темы Читаемые темы Лучшие пользователи Новые пользователи
Внезапное возвращение (8)
Справочник Низин (5)
Обсуждаем «Багровую смерть» (50)
Мы ВКонтакте (65)
Набор переводчиков (2)
БАГРОВАЯ СМЕРТЬ (1)
Зебровски (12)
Мертвый лёд (49)
Считалочка (4626)
Блондинки VS. Брюнетки (6891)
Блондинки VS. Брюнетки (6891)
В погоне за наградой (6159)
Карен Мари Монинг (5681)
БУТЫЛОЧКА (продолжение следует...) (5008)
Слова (4848)
Везунчик! (4818)
Считалочка (4626)
Кресли Коул_ часть 2 (4589)
Ассоциации (3952)

Natti

(10364)

Аллуся

(8014)

AnaRhiYA

(6814)

HITR

(6394)

heart

(6347)

atevs279

(6343)

Kinnetic

(6296)

Таля

(6275)

БЕЛЛА

(5383)

Miledy

(5239)

ALIY8536

(18.07.2017)

fizinara

(17.07.2017)

kunya74

(02.07.2017)

Helen-NN

(27.06.2017)

dzagersha

(21.06.2017)

Makha_binecuvântat

(17.06.2017)

banks

(13.06.2017)

reallain

(03.06.2017)

Sverian

(28.05.2017)

Burbot5691

(27.05.2017)


Для добавления необходима авторизация

Вверх